Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Потом, показывая на своего сына, говорил: 

- А это, обратите внимание, балбес мой... Лешка. Развитая бестия, я вам 

доложу. 

Лешка высовывал свой язык, и гость, слегка сконфуженный, присаживался к 

столу. 

- Присаживайтесь, - говорил он радушно. - Присаживайтесь. Кушайте на 

здоровье... Очень рад... Угощайтесь... 

Гости дружно застучали ложками. 

- Да-с, - после некоторого молчания сказал хозяин, - все, знаете ли, 

дорогонько стало. За что ни возьмись - кусается. Червонец скачет, цены 

скачут. 

- Приступу нет, - сказала жена, печально глотая суп. 

- Ей-богу, - сказал хозяин, - прямо-таки нету приступу. Вот возьмите 

такой пустяк - суп. Дрянь. Ерунда. Вода вроде бы. А нуте-ка, прикиньте, чего 

эта водица стоит? 

- М-да, - неопределенно сказали гости. 

- В самом деле, - сказал хозяин. - Возьмите другое - соль. Дрянь 

продукт, ерунда сущая, пустяковина, а нуте-ка, опять прикиньте, чего это 

стоит. 

-Да-а, - сказал балбес Лешка, гримасничая, - другой гость, как начнет 

солить, тык тока держись. 

Молодой человек в пенсне, перед тем посоливший суп, испуганно отодвинул 

солонку от своего прибора. 

- Солите, солите, батюшка, - сказала хозяйка, придвигая солонку. 

Гости напряженно молчали. Хозяин со вкусом ел суп, добродушно 

поглядывая на своих гостей. 

А вот и второе подали, - объявил он оживленно. - Вот, господа, возьмите 

второе - мясо. А теперь позвольте спросить, какая цена этому мясу? Нуте-ка? 

Сколько тут фунтов? 

-Четыре пять осьмых, - грустно сообщила жена. 

- Будем считать пять для ровного счету, - сказал хозяин. - Нуте-ка, по 

полтиннику золотом? Это, это на человека придется... Сколько нас человек?.. 

- Восемь, - подсчитал Лешка. 

- Восемь, - сказал хозяин. - По полфунта... По четвертаку с носа 

минимум. 

- Да-а, - обиженно сказал Лешка, - другой гость мясо с горчицей жрет. 

- В самом деле, - вскричал хозяин, добродушно засмеявшись, - я и забыл 

- горчица... Нуте-ка, прикиньте к общему счету горчицу, то, другое, третье. 

По рублю и набежит... 

- Да-а, по рублю, - сказал Лешка, а небось, когда Пал Елисеич локтем 

стеклище выпер, тык небось набежало... 

- Ах да! - вскричал хозяин. - Приходят, представьте себе, к нам раз в 

гости, а один, разумеется нечаянно, выбивает зеркальное стекло. Обошелся нам 

тогда обед. Мы нарочно подсчитали. 

Хозяин углубился в воспоминания. 

- А впрочем, - сказал он, - и этот обед вскочит в копеечку. Да это 

можно подсчитать. 

Он взял карандаш и принялся высчитывать, подробно перечисляя все 

съеденное. Гости сидели тихо, не двигаясь, только молодой человек, 

неосторожно посоливший суп, поминутно снимал запотевшее пенсне и обтирал его 

салфеткой. 

- Да-с, - сказал наконец хозяин, - рублей по пяти с хвостиком... 

- А электричество? - возмущенно сказала хозяйка. - А отопление? А Марье 

за услуги? 

Хозяин всплеснул руками и, хлопнув себя по лбу, засмеялся. 

- В самом деле, - сказал он, - электричество, отопление, услуги... А 

помещение? Позвольте, господа, в самом деле помещение! Нуте-ка - восемь 

человек, четыре квадратные сажени... По девяносто копеек за сажень... В 

день, значит, три копейки... Гм... Это нужно на бумаге... 

Молодой человек в пенсне заерзал на стуле и вдруг пошел в прихожую. 

- Куда же вы? - закричал хозяин. - Куда же вы, голубчик, Иван 

Семенович? 

Гость ничего не сказал и, надев чьи-то чужие калоши, вышел не прощаясь. 

Вслед за ним стали расходиться и остальные. 

Хозяин долго еще сидел за столом с карандашом в руках, потом объявил: 

- По одной пятой копейки золотом с носа. 

Объявил он это жене и Лешке - гостей не было. 

 

 

1920-е гг. 

 

 

"Плохой обычай" 

 

--------------------------------------------------------------- 

OCR: Кирилл Молоков 

--------------------------------------------------------------- 

 

В феврале я, братцы мои, заболел. 

Лег в городскую больницу. И вот лежу, знаете ли, в городской больнице, 

лечусь и душой отдыхаю. А кругом тишь и гладь и божья благодать. Кругом 

чистота и порядок, даже лежать неловко. А захочешь плюнуть - плевательница. 

Сесть захочешь - стул имеется, захочешь сморкнуться - сморкайся на здоровье 

в руку, а чтоб в простыню - ни боже мой, в простыню нипочем не позволяют. 

Порядка, говорят, такого нет. 

Ну и смиряешься. 

И нельзя не смириться. Такая вокруг забота, такая ласка, что лучше и не 

придумать. Лежит, представьте себе, какой-нибудь паршивенький человек, а ему 

и обед волокут, и кровать убирают, и градусники под мышку ставят, и клистиры 

собственноручно пихают, и даже интересуются здоровьем. 

И кто интересуется? Важные, передовые люди - врачи, доктора, сестрички 

милосердия и опять же фельдшер Иван Иванович. 

И такую я благодарность почувствовал ко всему этому персоналу, что 

решил принести материальную благодарность. 

Всем, думаю, не дашь - потрохов не хватит. Дам, думаю, одному. А кому - 

стал присматриваться. 

И вижу: некому больше дать, иначе как фельдшеру Ивану Ивановичу. 

Мужчина, вижу, крупный и представительный и больше всех старается и даже из 

кожи вон лезет. 

Ладно, думаю, дам ему. И стал обдумывать, как ему всунуть, чтоб и 

достоинство его не оскорбить и чтоб не получить за это в рожу. 

Случай скоро представился. 

Подходит фельдшер к моей кровати. Здоровается. 

- Здравствуйте, говорит, как здоровье? Был ли стул? 

Эге, думаю, клюнуло. 

- Как же, говорю, был стул, да кто-то из больных унес. А ежели вам 

присесть охота - присаживайтесь в ноги на кровать. Потолкуем. 

Присел фельдшер на кровать и сидит. 

- Ну, - говорю ему, - как вообще, что пишут, велики ли заработки? 

- Заработки, говорит, невелики, но которые интеллигентные больные и 

хотя бы при смерти, норовят непременно в руку сунуть. 


Страница 11 из 12:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10  [11]  12   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"