Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

глубокие родники? Мир спит -- 

Ах! Ах! Пес воет, луна сияет. Я предпочитаю умереть, 

умереть, чем сказать вам, о чем сейчас думает мое полночное 

сердце. 

Вот я уже умер. Свершилось. Паук, зачем ткешь ты паутину 

вокруг меня? Ты хочешь крови? Ах! Ах! Роса падает, час 

приближается -- 

-- час, когда знобит меня и я мерзну, час, который 

спрашивает, неустанно спрашивает: "у кого достаточно мужества 

для этого? 

-- кому быть господином земли? Кто скажет: так 

должны вы течь, вы, большие и малые реки!" 

-- час приближается: о человек, о высший человек, внемли! 

эта речь для тонких ушей, для твоих ушей -- что полночь тихо 

скажет вдруг? 

 

Меня уносит, душа моя танцует. Ежедневный труд! Ежедневный 

труд! Кому быть господином земли? 

Месяц холоден, ветер молчит. Ах! Ах! Летали ли вы уже 

достаточно высоко? Вы плясали: но ноги еще не крылья. 

О добрые плясуны, теперь всякая радость миновала: вино 

прокисло, все кубки разбились, могилы заговорили. 

Вы летали недостаточно высоко -- теперь заговорили могилы: 

"Спасите же мертвых! Почему длится так долго ночь? Не опьяняет 

ли нас луна?" 

О высшие люди, спасите же могилы, воскресите трупы! Ах, 

почему гложет еще червь? Приближается, приближается час, -- 

-- колокол глухо звучит, сердце еще хрипит, червь еще 

гложет, червь сердца. Ах! Ах! Мир -- так глубок! 

 

Сладкозвучная лира! Сладкозвучная лира! Я люблю звук твоих 

струн, этот опьяненный квакающий звук! -- как медленно, как 

издалека доносится до меня твой звук, издалека, с прудов любви! 

Ты, старый колокол, ты, сладкозвучная лира! Все скорби 

разрывали сердце тебе, скорбь отца, скорбь дедов, скорбь 

прадедов; речь твоя стала зрелой, -- 

-- зрелой, подобно золотой осени и полдню, подобно моему 

сердцу отшельника, -- теперь говоришь ты: мир сам созрел, лоза 

зарумянилась, 

-- теперь хочет он умереть, умереть от счастья. О высшие 

люди, чувствуете ли вы запах? Тайно поднимается запах, 

-- благоухание, запах вечности, запах золотистого вина, 

потемневшего и блаженно-красного от старого счастья, 

-- от опьянелого счастья смерти, от счастья полуночи, 

которое поет: мир -- так глубок, как день помыслить бы не 

смог! 

 

Оставь меня! Оставь меня! Я слишком чист для тебя. Не 

дотрагивайся до меня! Разве мой мир сейчас не стал совершенным? 

Моя кожа слишком чиста для твоих рук. Оставь меня, ты, 

глупый, бестолковый, душный день! Разве полночь не светлее? 

Самые чистые должны быть господами земли, самые 

непознанные, самые сильные, души полночные, которые светлее и 

глубже всякого дня. 

О день, ты ощупью идешь за мной? Ты протягиваешь руки за 

моим счастьем? Для тебя я богат, одинокий, для тебя я клад и 

сокровищница? 

О мир, ты хочешь меня? Разве для тебя я от мира? 

Разве я набожен? Разве я божествен? Но день и мир, вы слишком 

грубы, 

-- имейте более ловкие руки, прострите их к более 

глубокому счастью, к более глубокому несчастью, прострите их к 

какому-нибудь Богу, но не простирайте их ко мне, -- 

-- мое несчастье, мое счастье глубоки, ты, дивный день, но 

все же я не Бог и не ад Божий: мир -- это скорбь до всех 

глубин. 

 

Скорбь Бога глубже, о дивный мир! Простри руки к скорби 

Бога, а не ко мне! Что я! Опьяненная сладкозвучная лира, 

-- полночная лира, звук колокола, которого никто не 

понимает, но который должен говорить перед глухими, о 

высшие люди! Ибо вы не понимаете меня! 

Свершилось! Свершилось! О юность! О полдень! О 

послеполудень! Теперь наступил вечер, и ночь, и полночь, -- пес 

воет, ветер, -- 

-- разве ветер не пес? Он визжит, он тявкает, он воет. Ах! 

Ах! Как она вздыхает, как она смеется, как она хрипит и охает, 

эта полночь! 

Как она сейчас трезво говорит, эта пьяная мечтательница! 

Она, должно быть, перепила свое опьянение? она стала чересчур 

бодрой? она снова пережевывает? 

-- свою скорбь пережевывает она во сне, старая, глубокая 

полночь, и еще больше свою радость. Ибо это радость, когда уже 

скорбь глубока: но радость глубже бьет ключом. 

 

Ты, виноградная лоза! За что хвалишь ты меня! Ведь я 

срезал тебя! Я жесток, ты истекаешь кровью: для чего воздаешь 

ты хвалу моей опьяненной жестокости? 

"Что стало совершенным, все зрелое хочет умереть!" -- так 

говоришь ты. Благословен, да будет благословен нож виноградаря! 

Но все незрелое хочет жить: о горе! 

Скорбь шепчет: "Сгинь! Исчезни, ты, скорбь!" Но все, что 

страдает, хочет жить, чтобы стать зрелым, радостным и полным 

желаний, 

-- полным желаний далекого, более высокого, более 

светлого. "Я хочу наследников, -- так говорит все, что 

страдает, -- я хочу детей, я не хочу себя". -- 

Радость же не хочет ни наследников, ни детей, -- радость 

хочет себя самое, хочет вечности, хочет возвращения, хочет, 

чтобы все было вечным. 

Скорбь говорит: "Разбейся, истекай кровью, сердце! 

Двигайтесь, ноги! Крылья, летите! Вдаль! Вверх! Скорбь!" Ну что 

ж! Да будет! О мое старое сердце! Скорбь шепчет: сгинь! 

 

10 

О высшие люди? Что теперь у вас на сердце? Прорицатель ли 

я? Сновидец? Опьяненный? Толкователь снов? Полночный колокол? 

Капля росы? Испарение и благоухание вечности? Разве вы не 

слышите? Разве вы не чувствуете? Мой мир сейчас стал 

совершенным, полночь -- тот же полдень. -- 

Скорбь также радость, проклятие тоже благословение, ночь 

тоже солнце, -- уходите! или вы научитесь: мудрец тот же 

безумец. 

Утверждали ли вы когда-либо радость? О друзья мои, тогда 

утверждали вы также и всякую скорбь. Все сцеплено, все 

спутано, все влюблено одно в другое, -- 

-- хотели ли вы когда-либо дважды пережить мгновение, 

говорили ли вы когда-нибудь: "Ты нравишься мне, счастье! миг! 


Страница 87 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86  [87]  88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"