Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

-- говорил он, -- вы, странные, вы, высшие люди, как нравитесь 

вы мне теперь, -- 

-- с тех пор как стали вы опять веселыми! Поистине, вы все 

расцвели: мне кажется, что таким цветам, как вы, нужны новые 

праздники, 

-- какая-нибудь маленькая смелая чепуха, какое-нибудь 

богослужение и праздник осла, какой-нибудь старый веселый 

дурень -- Заратустра, вихрь, который дыханием своим надувает 

вам души. 

Не забывайте этой ночи и этого праздника осла, вы, высшие 

люди! Это изобрели вы у меня, это принимаю я, как 

доброе знамение, -- нечто подобное изобретают только 

выздоравливающие! 

И если будете вы вновь праздновать этот праздник осла, 

делайте это из любви к себе, делайте также из любви ко мне: и в 

мое воспоминанье!" 

Так говорил Заратустра. 

 

Песнь опьянения 

 

Но тем временем они вышли один за другим на чистый воздух, 

в прохладную задумчивую ночь; Заратустра же вел за руку самого 

безобразного человека, чтобы показать ему свой ночной мир, 

большую круглую луну и серебряные водопады у пещеры своей. И 

вот наконец они стояли безмолвно все вместе; это были старые 

люди, но сердца их утешились, исполнились решимости, и дивились 

они про себя, что им так хорошо было на земле; а тайна ночи все 

глубже проникала в сердца их. И снова думал Заратустра про 

себя: "О, как нравятся мне теперь эти высшие люди!", но он не 

сказал этого, ибо чтил счастье их и молчание их. -- 

И тогда случилось то, что было самого изумительного в тот 

долгий изумительный день: самый безобразный человек во второй, 

и последний, раз принялся пыхтеть и клокотать, но когда он 

добрался до слов, то из уст его вдруг отчетливо и чисто вылетел 

вопрос -- хороший, глубокий, ясно поставленный вопрос, от 

которого у всех слышавших его шевельнулось сердце в груди. 

"Вы все, друзья мои, что теперь у вас на сердце? -- 

спросил самый безобразный человек. -- Ради этого дня -- 

я впервые доволен, что жил всю свою жизнь. 

И засвидетельствовать столь многое -- это для меня еще 

недостаточно. Стоит жить на земле: один день, 

один праздник, проведенный с Заратустрой, научил меня 

любить землю. 

"Так это была жизнь? -- скажу я смерти. -- Ну что 

ж! Еще раз!" 

Друзья мои, что теперь у вас на сердце? Не скажете ли вы 

смерти, подобно мне: так это была -- жизнь? Ну что ж, 

ради Заратустры -- еще раз!" -- 

Так говорил самый безобразный человек; но было уже близко 

к полуночи. И как вы думаете, что случилось тогда? Как только 

высшие люди услыхали его вопрос, они вдруг сознали превращение 

свое и выздоровление свое и кому обязаны они всем этим, -- 

тогда они бросились к Заратустре, исполненные признательности, 

уважения и любви, целуя ему руки, и, смотря по настроению 

каждого, одни смеялись, другие плакали. Старый же прорицатель 

плясал от удовольствия; и если, как думают многие 

повествователи, он был тогда пьян от сладкого вина, то, 

несомненно, он был еще более пьян от сладости жизни; и он 

отрекся от всякой усталости. Некоторые даже рассказывают, что 

тогда плясал и осел: ибо не напрасно самый безобразный человек 

напоил его вином. Это было так, может быть, и иначе; и если 

действительно осел не плясал в тот вечер, все-таки случились 

тогда еще более великие и диковинные вещи, чем танец осла. 

Одним словом, как гласит поговорка Заратустры: "ну так что же!" 

 

Заратустра же, пока это происходило с самым безобразным 

человеком, стоял как опьяненный: его взор потух, его язык 

заплетался, его ноги дрожали. И кто сумел бы отгадать, какие 

мысли бежали тогда по душе Заратустры? Но видно было, что дух 

его отступил от него, бежал впереди и находился где-то в 

широкой дали, блуждая, как сказано в писании, "над высокой 

скалой, между двух морей, 

между прошедшим и будущим, как тяжелая туча". Но 

мало-помалу, пока высшие люди поддерживали его, немного пришел 

он в себя и отстранил рукою толпу озабоченных почитателей; 

однако он не говорил. Но вдруг повернул он быстро голову, ибо 

казалось, что он услышал что-то; тогда приложил он палец к 

губам и сказал: "Идем!" 

И тотчас водворилась тишина и тайна вокруг него; а из 

глубины медленно доносился звук колокола. Заратустра 

прислушивался к нему, также как и высшие люди; потом он 

вторично приложил палец к губам и опять сказал: "Идем! Идем! 

Полночь приближается!" -- и голос его изменился. Но он все 

еще не трогался с места -- тогда водворилась еще большая тишина 

и еще большая тайна, и весь мир прислушивался, даже осел и 

почетные звери Заратустры, орел и змея, а также пещера 

Заратустры, большая холодная луна и даже сама ночь. Заратустра 

же в третий раз приложил палец к губам и сказал: 

-- Идем! Идем! Идем! Начнем теперь странствовать! Час 

настал! Начнем странствовать ночью! 

 

Полночь приближается, о высшие люди, -- и вот скажу я вам 

нечто на ухо, как этот старый колокол говорит мне на ухо, -- 

-- с такой же таинственностью, с таким же ужасом, с такой 

же сердечностью, с какой говорит ко мне этот полночный колокол, 

переживший больше, чем человек: 

-- уже отсчитавший болезненные удары сердца ваших отцов, 

-- ах! ах! как она вздыхает! как она смеется во сне! старая, 

глубокая, глубокая полночь! 

Тише! Тише! Слышится многое, что не смеет днем говорить о 

себе; но теперь, когда воздух чист, когда стихает шум сердец 

ваших, -- 

-- теперь говорится оно, теперь слышится, теперь крадется 

оно в ночные бодрствующие души: ах! ах! как она вздыхает! как 

она смеется во сне! 

-- разве не слышишь ты, с какой таинственностью, с каким 

ужасом, с какой сердечностью говорит к тебе старая, 

глубокая, глубокая полночь? 

О, внемли, друг! 

 

Горе мне! Куда девалось время? Не опустился ли я в 


Страница 86 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  [86]  87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"