Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

он великий крик о помощи. И, поразительно! на этот раз 

крик исходил из его собственной пещеры. Но это был долгий, 

сложный, странный крик, и Заратустра ясно различал, что он 

состоит из многих голосов: только издали можно было принять его 

за крик из одних только уст. 

Тогда Заратустра бросился к пещере своей, и вот какое 

зрелище ожидало его тотчас после этого слушалища! Там сидели в 

сборе все, с кем провел он день: король справа и король слева, 

старый чародей, папа, добровольный нищий, тень, совестливый 

духом, мрачный прорицатель и осел; а самый безобразный человек 

надел на себя корону и опоясался двумя красными поясами -- ибо 

он любил, как все безобразные, красиво одеваться. Посреди же 

этого печального общества стоял орел Заратустры, взъерошенный и 

тревожный, ибо он должен был на многое отвечать, на что у 

гордости его не было ответа; а мудрая змея висела вокруг шеи 

его. 

На все это смотрел Заратустра с великим удивлением; затем 

разглядел он отдельно каждого из гостей своих со 

снисходительным любопытством, читал в душе их и удивлялся 

снова. Тем временем собравшиеся поднялись с мест своих и 

почтительно ожидали, чтобы Заратустра заговорил. Заратустра же 

говорил так: 

"Вы, отчаявшиеся! Вы, странные люди! Это ваш крик о 

помощи слышал я? И теперь знаю я, где надо искать того, 

кого тщетно искал я сегодня: высшего человека -- 

-- в моей собственной пещере сидит он, высший человек! Но 

чему удивляюсь я! Не сам ли я привлек его к себе медовыми 

жертвами и хитрыми приманками счастья своего? 

Однако мне кажется, что вы не годитесь для совместного 

общества, вы, взывающие о помощи, вы смущаете сердце друг 

другу, сидя здесь вместе. Сперва должен прийти некто, 

-- некто, который опять заставит вас смеяться, добрый, 

веселый шутник, танцор, ветер, сорвиголова, какой-нибудь старый 

дурень -- как кажется вам? 

Но простите мне, вы, отчаявшиеся, что я обращаюсь к вам с 

такой ничтожной речью, недостойной, поистине, таких гостей! Но 

вы не догадываетесь, что делает бодрым сердце мое, -- 

-- вы сами и вид ваш, простите меня! Ибо всякий, кто 

смотрит на отчаявшегося, становится бодрым. Чтобы утешить 

отчаявшегося -- для этого считает себя каждый достаточно 

сильным. 

Мне самому придали вы эту силу -- драгоценный дар, мои 

высокие гости! Настоящий подарок гостей! Ну что ж, не 

сердитесь, что я предлагаю вам свой. 

Здесь царство мое и владения мои: но все мое на этот вечер 

и эту ночь должно быть и вашим. Пусть звери мои служат вам; 

пусть будет пещера моя местом отдохновения вашего! 

В моем доме, у очага моего никто не должен отчаиваться, в 

моих владениях защищаю я каждого от диких зверей их. И первое, 

что предлагаю я вам, -- безопасность! 

Второе же -- мой мизинец. И если он у вас, возьмите 

и всю руку, ну что ж! и сердце в придачу! Милости просим, 

поклон вам, желанные гости мои!" 

Так говорил Заратустра и смеялся, полный любви и злобы. 

После этого приветствия гости его вторично поклонились ему в 

почтительном молчании; король же справа отвечал ему от их 

имени. 

"По тому, о Заратустра, как ты предложил нам руку и привет 

свой, узнаем мы в тебе Заратустру. Ты унизился перед нами, 

почти оскорбил наше уважение к тебе -- 

-- но кто сумел бы, как ты, унизиться с такой гордостью? 

Это -- ободряет нас самих, это услада для глаз и сердец 

наших. 

Чтобы видеть только это, мы охотно поднялись бы на более 

высокие горы, чем эта гора. Ибо, как любители зрелищ, пришли 

мы, мы хотели видеть, что делает ясным печальный взор. 

И вот, уже прекратился всякий крик наш о помощи. Уже 

открыты мысли и сердца наши и восхищены. Еще немного -- и наше 

мужество станет бодрым. 

Ничего, о Заратустра, не растет на земле более радостного, 

как высокая, сильная воля: она прекраснейшее из произведений 

ее. Целый ландшафт оживляется от одного такого дерева. 

С пинией сравниваю я, о Заратустра, всякого, кто вырастает 

подобно тебе: высокий, молчаливый, твердый, одинокий, сделанный 

из лучшего гибкого дерева, господственный, -- 

-- простирающий крепкие зеленые ветви за пределы 

господства своего, мощно вопрошающий ветры и бурю и все, 

что от века близко к высотам, 

-- еще мощнее отвечающий, повелевающий, победоносный; о, 

кто бы ни поднялся на высокие горы, чтобы только посмотреть на 

такие деревья? 

Под деревом твоим, о Заратустра, оживляется и печальный и 

неудачник, при виде тебя успокаивается беспокойный и исцеляется 

сердце его. 

И, поистине, на гору твою и к дереву твоему обращены 

сегодня многие взоры; возникла великая тоска, и многие 

научились спрашивать: кто такой Заратустра? 

И все, кому ты некогда по каплям вливал в уши песню свою и 

мед свой; все, кто прятался, кто жил одиноко или одиночествовал 

вдвоем, заговорили сразу к сердцу своему: 

"Жив ли еще Заратустра? Не стоит больше жить, все равно, 

все тщетно, -- или мы должны жить с Заратустрой!" 

"Почему не приходит тот, кто так давно возвестил о себе? 

-- так вопрошают многие. -- Не поглотило ли его одиночество? 

Или мы должны сами пойти к нему?" 

Теперь случается, что само одиночество истлело и 

распадается, подобно могиле, которая распадается и не может 

больше держать мертвецов своих. Всюду видны воскресшие. 

Теперь волны поднимаются все выше и выше вокруг горы 

твоей, о Заратустра. И как ни высока высота твоя, многие должны 

подняться к тебе; твой челн уже недолго останется на суше. 

И то, что мы, отчаявшиеся, теперь пришли в пещеру твою и 

уже свободны от отчаяния, -- служит лишь предзнаменованием, что 

лучшие находятся на пути к тебе, -- 

-- ибо он сам находится на пути к тебе, последний остаток 

Бога среди людей, а таковы именно: все люди великой тоски, 


Страница 76 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75  [76]  77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"