Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

медом лести?" 

"Прочь, прочь от меня!" -- закричал он еще раз и 

замахнулся своей палкой на нежного нищего; но тот поспешно 

бежал от него. 

 

Тень 

 

Но едва убежал добровольный нищий и Заратустра остался 

опять один с собою, как услыхал он позади себя новый голос, 

взывавший: "Стой, Заратустра! Подожди же меня! Ведь это я, о 

Заратустра, я, тень твоя!" Но Заратустра не остановился, ибо 

внезапная досада овладела им, что так тесно стало в горах у 

него. "Куда же девалось уединение мое? -- говорил он. -- 

Поистине, это становится слишком много для меня; эти горы 

кишат людьми, царство мое уже не от мира сего, мне нужны 

новые горы. 

Моя тень зовет меня? Что мне до тени моей! Пусть бежит 

себе за мною! я -- убегу от нее". 

Так говорил Заратустра в сердце своем и бежал дальше. Но 

тот, кто был позади его, следовал за ним: так что образовалось 

трое бегущих один за другим -- впереди бежал добровольный 

нищий, потом Заратустра, и позади всех тень его. Но недолго 

бежали они так, ибо Заратустра скоро опомнился от своего 

неразумия и сразу стряхнул с себя всякую досаду и всякое 

отвращение. 

"Как! -- говорил он. -- Разве самые смешные вещи с давних 

пор не случались с нами, старыми отшельниками и святыми? 

Поистине, безумие мое сильно выросло в горах! И вот теперь 

слышу я, как шесть старых дурацких ног топочут одна за другой! 

Но разве Заратустра имеет право бояться какой-нибудь тени? 

И наконец, мне кажется, что ноги ее длиннее моих". 

Так говорил Заратустра, смеясь глазами и всем нутром 

своим; он остановился и быстро обернулся назад, так что чуть 

было не опрокинул на землю тень, которая преследовала его: так 

близко следовала она по пятам его и так слаба была она. Ибо, 

когда он измерил ее глазами, испугался он, как перед внезапным 

призраком: так худ, черен, изможден и призрачен был этот 

преследователь. 

"Кто ты? -- спросил Заратустра грубо. -- Что делаешь ты 

здесь? И почему называешь ты себя моей тенью? Ты не нравишься 

мне". 

"Прости меня, -- отвечала тень, -- что это я; и если я 

тебе не нравлюсь, ну что ж! о Заратустра, я хвалю тебя и твой 

хороший вкус. 

Я -- странник, который уже много ходил по пятам твоим; 

вечно в дороге, но без цели и даже без родины; так что мне, 

поистине, немногого недостает до вечного жида, разве только что 

не вечен я и не жид. 

Как? Неужели должна я всегда быть в пути? Увлекаемой и 

гонимой каждым ветром? О земля, ты стала для меня слишком 

круглой! 

На всякой поверхности побывала я уже; как усталая пыль, 

спала я на зеркалах и оконных стеклах: все берет от меня, но 

ничто не дает, я становлюсь тощей -- почти похожу я на тень. 

Но за тобой, о Заратустра, я следовала и преследовала тебя 

дольше всего, и, если я и пряталась от тебя, все-таки я была 

твоей верной тенью: где бы ни сел ты, садилась и я. 

С тобой обошла я самые далекие, самые холодные миры, как 

призрак, который охоч бегать зимою по крышам и по снегу. 

Вместе с тобою стремилась я ко всему запретному, самому 

дурному и дальнему: и если что-нибудь во мне может быть названо 

добродетелью, так это то, что не боялась я никакого запрета. 

Вместе с тобою разбила я все, что когда-либо чтило сердце 

мое, все пограничные столбы и всех идолов опрокинула я, за 

самыми опасными желаниями гонялась я, -- поистине, по всем 

преступлениям однажды прошлась я. 

Вместе с тобою разучилась я вере в слова, ценности и 

великие имена. Когда черт меняет кожу, не отпадает ли тогда 

также и имя его? Ибо имя есть только кожа. И сам черт, быть 

может, -- только кожа. 

"Нет истины, все позволено" -- так убеждала я себя. В 

самые холодные воды погружалась я сердцем и головою. Ах, как 

часто стояла я поэтому нагая и красная, как рак! 

Ах, куда девалось все доброе, и весь стыд, и вся вера в 

добрых! Ах, куда девалась та изолгавшаяся невинность, которой 

некогда обладала я, невинность добрых и их благородной лжи! 

Слишком часто, поистине, следовала я по пятам за истиной: 

и она давала мне пинка. Много раз думала я, что лгу, и только 

тогда прикасалась я -- к истине. 

Слишком многое прояснилось для меня: теперь оно уже не 

касается меня. Уже ничто не живо, что я люблю, -- как могла бы 

я еще любить самое себя? 

"Жить, как мне нравится, или вовсе не жить" -- так хочу я, 

так хочет даже святой. Но, увы! есть ли еще для меня -- 

радость? 

Есть ли еще у меня -- цель? Пристань, куда бежит 

парус мой? 

Попутный ветер? Ах, только тот, кто знает, куда он 

едет, знает также, какой ветер ему по пути. 

Что еще осталось мне? Усталое, дерзкое сердце; беспокойная 

воля; крылья негодные, чтобы летать; разбитый хребет. 

А это искание своего дома: о Заратустра, ты ведь 

знаешь, это искание было взысканием моим, оно пожирает 

меня. 

"Где -- дом мой?" Я спрашиваю о нем, ищу и искала 

его и нигде не нашла. О вечное везде, о вечное нигде, о вечное 

-- напрасно!" 

 

Так говорила тень, и лицо Заратустры вытягивалось при 

словах ее. "Да, ты -- моя тень, -- сказал он наконец с грустью. 

-- 

И не малая опасность грозит тебе, ты, вольнодумец и 

странник! Плохой день был у меня: смотри, как бы не наступил 

еще худший вечер! 

Таким беспокойным, как ты, может наконец даже тюрьма 

показаться блаженством. Видела ли ты когда-нибудь, как спят 

заключенные преступники? Они спят спокойно, они наслаждаются 

впервые своей безопасностью. 

Берегись, чтобы тебя наконец не уловила в сети 

какая-нибудь узкая вера, какое-нибудь жестокое, суровое 

заблуждение! Ибо теперь соблазняет и искушает тебя все узкое и 

твердое. 

Ты утратила цель; увы, как прошутишь и как утешишь ты эту 

утрату? Вместе с ней ты -- потеряла и дорогу! 

Бедный, блуждающий мечтатель, уставший мотылек! не хочешь 


Страница 74 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73  [74]  75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"