Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

воскликнул Заратустра с удивлением. 

"Чего я здесь ищу? -- отвечал он. -- Того же самого, чего 

ищешь и ты, нарушитель мира! ищу счастья на земле. 

Ему хотел я научиться у этих коров. Ибо, знаешь ли, 

половину утра говорю я к ним, и они только что собрались 

отвечать мне. Зачем помешал ты им? 

Если мы не вернемся назад и не будем как коровы, мы не 

войдем в Царство Небесное. Ибо одному должны мы научиться у них 

-- пережевыванию. 

И поистине, если бы человек приобрел целый мир и не 

научился одному -- пережевыванию: какая польза была бы ему! Он 

не избавился бы от скорби своей, 

-- от великой скорби своей; но она называется сегодня 

отвращением. А у кого же сегодня сердце, уста и глаза не 

полны отвращения? И у тебя! И у тебя! Но взгляни на этих 

коров!" -- 

 

Так говорил нагорный проповедник и поднял взор свой на 

Заратустру: ибо до сей поры глядел он с любовью на коров -- и 

вдруг преобразился он. "Кто это, с кем говорю я? -- воскликнул 

он в испуге и вскочил с земли. -- 

Это человек, свободный от отвращения, это сам Заратустра, 

победитель великого отвращения, это глаза, это уста, это сердце 

самого Заратустры". 

И, говоря так, он с глазами, полными слез, поцеловал руку 

тому, кому он говорил, и вел себя совсем как тот, кому 

неожиданно падает с неба драгоценный дар или сокровище. А 

коровы смотрели на все это и удивлялись. 

"Не говори обо мне, ты, странный, милый человек! -- сказал 

Заратустра, защищаясь от его нежности. -- Говори сперва о себе! 

Не тот ли ты добровольный нищий, который некогда отказался от 

большого богатства, -- 

-- который устыдился богатства своего и богатых и бежал к 

самым бедным, чтобы отдать им избыток свой и сердце свое? Но 

они не приняли его". 

"Но они не приняли меня, -- сказал добровольный нищий, -- 

ты хороню знаешь это. Так что пошел я наконец к зверям и 

коровам этим". 

"Там научился ты, -- прервал Заратустра говорившего, -- 

насколько труднее уметь дарить, чем уметь брать, и что хорошо 

дарить есть искусство, и притом высшее, самое мудреное 

искусство доброты". 

"Особенно в наши дни, -- отвечал добровольный нищий, -- 

особенно теперь, когда все низкое возмутилось, стало 

недоверчивым и по-своему чванливым: на манер черни. 

Ибо, ты знаешь, настал час великого восстания черни и 

рабов, восстания гибельного, долгого и медлительного: оно все 

растет и растет! 

Теперь возмущает низших всякое благодеяние и подачка; и 

те, кто слишком богат, пусть будут настороже! 

Кто сегодня, подобно пузатой бутылке, сочится сквозь 

слишком узкое горлышко, -- у таких бутылей любят теперь 

отбивать горлышко. 

Похотливая алчность, желчная зависть, подавленная 

мстительность, надмевание черни -- все это бросилось мне в 

глаза. Уже не верно, что нищие блаженны. Но Царство Небесное у 

коров". 

"А почему же оно не у богатых?" -- спросил испытующе 

Заратустра, отгоняя коров, которые дружески обдавали дыханием 

миролюбивого проповедника. 

"К чему испытуешь ты меня? -- отвечал он. -- Ты сам знаешь 

это лучше меня. Что же гнало меня к самым бедным, о Заратустра? 

разве не отвращение к нашим богачам? 

-- к каторжникам богатства, извлекающим выгоды свои из 

всякого мусора, с холодными глазами и похотливыми мыслями, к 

этому отребью, от которого подымается к небу зловоние, 

-- к этой раззолоченной, лживой черни, предки которой были 

воришками, или стервятниками, или тряпичниками, падкими до 

женщин, похотливыми и забывчивыми: ибо все они недалеко ушли от 

блудницы -- 

Чернь сверху, чернь снизу! Что значит сегодня "бедный" и 

"богатый"! Эту разницу забыл я, -- и бежал я все дальше и 

дальше, пока я не пришел к этим коровам". 

Так говорил миролюбивый проповедник, а сам тяжело пыхтел и 

потел при своих словах -- так что коровы снова удивлялись. Но 

Заратустра, пока он так сурово говорил, смотрел ему с улыбкою в 

лицо и молча качал при этом головою. 

"Ты совершаешь над собою насилие, ты, нагорный 

проповедник, употребляя такие суровые слова. Для такой 

суровости не годятся ни твои уста, ни твои глаза. 

И, как мне кажется, даже желудок твой: ему противны 

всякий гнев и всякая ненависть с пеною. Твой желудок требует 

более мягкой пищи: ты не любитель мяса. 

Скорее кажешься ты мне любителем растительной пищи и 

собирателем трав и корней. Быть может, жуешь ты зерна. Во 

всяком случае ты не находишь удовольствия в мясе и любишь мед". 

"Ты угадал, -- отвечал добровольный нищий с облегченным 

сердцем. -- Я люблю мед и жую зерна, ибо я ищу того, что 

приятно на вкус и делает дыхание чистым; 

-- а также что требует много времени и над чем трудятся 

целые дни рты кротких лентяев и тунеядцев. 

Но дальше всех ушли в этом эти коровы: они изобрели 

пережевывание и лежание на солнце. И они воздерживаются от 

всяких тяжелых мыслей, от которых пучит сердце". 

"Ну что ж! -- сказал Заратустра. -- Тебе бы следовало 

увидеть и моих зверей, орла моего и змею мою, -- равных 

им не существует теперь на земле. 

Смотри, там дорога ведет к пещере моей: будь гостем ее 

этой ночью. И поговори со зверями моими о счастье зверей, -- 

-- пока я сам не вернусь. А теперь меня поспешно отзывает 

от тебя крик о помощи. Также найдешь ты новый мед у меня, в 

свежих янтарных сотах: ешь его! 

А теперь простись поскорее со своими коровами, странный 

милый человек! как бы тебе тяжело это ни было. Ибо это лучшие 

учителя твои и друзья!" -- 

-- "За исключением одного, которого я люблю еще больше, -- 

отвечал добровольный нищий. -- Ты сам добрый и лучше еще, чем 

всякая корова, о Заратустра!" 

"Прочь уходи от меня! ты низкий льстец! -- закричал 

Заратустра со злобою. -- Зачем портишь ты меня такой похвалой и 


Страница 73 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72  [73]  74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"