Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

кольцу колец -- к кольцу возвращения? 

Никогда еще не встречал я женщины, от которой хотел бы 

иметь я детей, кроме той женщины, что люблю я: ибо я люблю 

тебя, о Вечность! 

Ибо я люблю тебя, о Вечность! 

 

Если некогда одним глотком опорожнял я пенящийся кубок с 

пряною смесью, где хорошо смешаны все вещи, -- 

Если некогда рука моя подливала самое дальнее к самому 

близкому, и огонь к духу, радость к страданию и самое худшее к 

самому лучшему, -- 

Если и сам я крупица той искупительной соли, которая 

заставляет все вещи хорошо смешиваться в кубковой смеси, -- 

О, как не стремиться мне страстно к Вечности и к брачному 

кольцу колец -- к кольцу возвращения? 

Никогда еще не встречал я женщины, от которой хотел бы 

иметь я детей, кроме той женщины, что люблю я: ибо я люблю 

тебя, о Вечность! 

Ибо я люблю тебя, о Вечность! 

 

Если я люблю море и все, что похоже на море, и больше 

всего, когда оно гневно противоречит мне, -- 

 

Если есть во мне та радость искателя, что гонит корабль к 

еще не открытому, если есть в моей радости радость 

мореплавателя, -- 

Если некогда восклицало ликование мое: "берег исчез -- 

теперь спали с меня последние цепи -- 

-- беспредельность шумит вокруг меня, где-то вдали блестит 

мне пространство и время, ну что ж! вперед! старое сердце!" -- 

О, как не стремиться мне страстно к Вечности и к брачному 

кольцу колец -- к кольцу возвращения? 

Никогда еще не встречал я женщины, от которой хотел бы 

иметь я детей, кроме той женщины, что люблю я: ибо я люблю 

тебя, о Вечность! 

Ибо я люблю тебя, о Вечность! 

 

Если добродетель моя -- добродетель танцора, и часто 

прыгал я обеими ногами в золотисто-изумрудный восторг; 

Если злоба моя -- смеющаяся злоба, живущая под кустами роз 

и под изгородью из лилий: 

-- ибо в смехе все злое собрано вместе, но признано 

священным и оправдано своим собственным блаженством -- 

И если в том альфа и омега моя, чтобы все тяжелое стало 

легким, всякое тело -- танцором, всякий дух -- птицею; и 

поистине, в этом альфа и омега моя! -- 

О, как не стремиться мне страстно к Вечности и к брачному 

кольцу колец -- к кольцу возвращения? 

Никогда еще не встречал я женщины, от которой хотел бы 

иметь я детей, кроме той женщины, что люблю я: ибо я люблю 

тебя, о Вечность! 

Ибо я люблю тебя, о Вечность! 

 

Если некогда простирал я тихие небеса над собою и летал на 

собственных крыльях в собственные небеса; 

Если я плавал, играя, в глубокой светлой дали, и прилетала 

птица-мудрость свободы моей: 

-- ибо так говорит птица-мудрость: "Знай, нет ни верха, ни 

низа! Бросайся повсюду, вверх и вниз, ты, легкий! Пой! 

перестань говорить! 

-- разве все слова не созданы для тех, кто запечатлен 

тяжестью? Не лгут ли все слова тому, кто легок! Пой! перестань 

говорить!" -- 

О, как не стремиться мне страстно к Вечности и к брачному 

кольцу колец -- к кольцу возвращения? 

Никогда еще не встречал я женщины, от которой хотел бы 

иметь я детей, кроме той женщины, что люблю я: ибо я люблю 

тебя, о Вечность! 

Ибо я люблю тебя, о Вечность! 

 

* ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ, И ПОСЛЕДНЯЯ * 

 

Ах, где в мире совершалось больше 

безумия, как не среди сострадательных? 

И что в мире причиняло больше страдания, 

как не безумие сострадательных? 

Горе всем любящим, у которых нет более 

высокой вершины, чем сострадание их! 

Так говорил однажды мне дьявол: 

"Даже у Бога есть свой ад -- это любовь его к 

людям". 

И недавно я слышал, как говорил он такие 

слова: "Бог мертв; из-за сострадания своего 

к людям умер Бог". 

 

Так говорил Заратустра 

 

Жертва медовая 

 

-- И снова бежали месяцы и годы над душой Заратустры, и он 

не замечал их; но волосы его побелели. Однажды, когда он сидел 

на камне перед пещерой своей и молча смотрел вдаль -- ибо 

отсюда далеко видно было море поверх вздымавшихся пучин, -- 

звери его задумчиво ходили вокруг него и наконец остановились 

перед ним. 

"О Заратустра, -- сказали они, -- не высматриваешь ли ты 

счастья своего?" -- "Что мне до счастья! -- отвечал он. -- Я 

давно уже не стремлюсь к счастью, я стремлюсь к своему делу". 

-- "О Заратустра, -- снова заговорили звери, -- это говоришь 

ты, как тот, кто пресыщен добром. Разве не лежишь ты в 

лазоревом озере счастья?" -- "Плуты, -- отвечал Заратустра, 

улыбаясь, -- как удачно выбрали вы сравнение! Но вы знаете 

также, что счастье мое тяжело и не похоже на подвижную волну: 

оно гнетет меня и не отстает от меня, прилипнув, как 

расплавленная смола". 

Тогда звери продолжали задумчиво ходить вокруг него и 

затем снова остановились перед ним. "О Заратустра, -- сказали 

они, -- так вот почему ты сам становишься все желтее и 

темнее, хотя волосы твои хотят казаться белыми, похожими на 

лен? Смотри же, ты сидишь в своей смоле!" -- "Что говорите вы, 

звери мои, -- сказал Заратустра, смеясь, -- поистине, я 

клеветал, говоря о смоле. Что происходит со мною, бывает со 

всеми плодами, которые созревают. Это мед в моих жилах 

делает мою кровь более густой и мою душу более молчаливой". -- 

"Должно быть, так, о Заратустра, -- отвечали звери, приближаясь 

к нему, -- но не хочешь ли ты сегодня подняться на высокую 

гору? Воздух чист, и сегодня мир виден больше, чем когда-либо". 

-- "Да, звери мои, -- отвечал он, -- вы даете прекрасный совет, 

и он мне по сердцу: я хочу сегодня подняться на высокую гору! 

Но позаботьтесь, чтобы там мед был у меня под руками, золотой 

сотовый мед, желтый и белый, хороший и свежий, как лед. Ибо 


Страница 63 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62  [63]  64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"