Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

и могилы прислушиваться! 

Сотри сон, а также всякую близорукость, всякое ослепление 

с глаз своих! Слушай меня даже глазами своими: голос мой -- 

лекарство даже для слепорожденных. 

И когда ты проснешься, ты навеки останешься бодрствующей. 

Не таков я, чтобы, разбудив прабабушек от сна, сказать 

им -- чтобы продолжали они спать! 

Ты шевелишься, потягиваешься и хрипишь? Вставай! Вставай! 

Не хрипеть -- говорить должна ты! Заратустра зовет тебя, 

безбожник! 

Я, Заратустра, заступник жизни, заступник страдания, 

заступник круга, -- тебя зову я, самую глубокую из мыслей моих! 

Благо мне! Ты идешь -- я слышу тебя! Бездна моя 

говорит, свою последнюю глубину извлек я на свет! 

Благо мне! Иди! Дай руку -- ха! пусти! Ха, ха -- 

отвращение! отвращение! отвращение! -- горе мне! 

 

Но едва Заратустра сказал слова эти, как упал замертво и 

долго оставался как мертвый. Придя же в себя, он был бледен, 

дрожал, продолжал лежать и долго не хотел ни есть, ни пить. 

Такое состояние длилось у него семь дней; звери его не покидали 

его ни днем, ни ночью, и только орел улетал, чтобы принести 

пищи. И все, что он находил и что случалось ему отнять силою, 

складывал он на ложе Заратустры: так что Заратустра лежал 

наконец среди желтых и красных ягод, среди винограда, розовых 

яблок, благовонных трав и кедровых шишек. У ног же его были 

простерты два ягненка, которых орел с трудом отнял у пастухов 

их. 

Наконец, после семи дней, поднялся Заратустра на своем 

ложе, взял в руку розовое яблоко, понюхал его и нашел запах его 

приятным. Тогда подумали звери его, что настало время 

заговорить с ним. 

"О Заратустра, -- сказали они, -- вот уже семь дней, как 

лежишь ты с закрытыми глазами; не хочешь ли ты наконец снова 

стать на ноги? 

Выйди из пещеры своей: мир ожидает тебя, как сад. Ветер 

играет тяжелым благоуханием, которое просится к тебе; и все 

ручьи хотели бы бежать вслед за тобой. 

Все вещи тоскуют по тебе, почему ты семь дней оставался 

один, -- выйди из своей пещеры! Все вещи хотят быть твоими 

врачами! 

Разве новое познание снизошло к тебе, горькое, тяжелое? 

Подобно закисшему тесту, лежал ты, твоя душа поднялась и 

раздулась за свои пределы". 

-- О звери мои, -- отвечал Заратустра, -- продолжайте 

болтать и позвольте мне слушать вас! Меня освежает ваша 

болтовня: где болтают, там мир уже простирается предо мною, как 

сад. 

Как приятно, что есть слова и звуки: не есть ли слова и 

звуки радуга и призрачные мосты, перекинутые через все, что 

разъединено навеки? 

У каждой души особый мир; для каждой души всякая другая 

душа -- потусторонний мир. 

Только между самым сходным призрак бывает всего 

обманчивее: ибо через наименьшую пропасть труднее всего 

перекинуть мост. 

Для меня -- как существовало бы что-нибудь вне меня? Нет 

ничего вне нас! Но это забываем мы при всяком звуке; и как 

отрадно, что мы забываем! 

Имена и звуки не затем ли даны вещам, чтобы человек 

освежался вещами? Говорить -- это прекрасное безумие: говоря, 

танцует человек над всеми вещами. 

Как приятна всякая речь и всякая ложь звуков! Благодаря 

звукам танцует наша любовь на пестрых радугах. 

"О Заратустра, -- сказали на это звери, -- для тех, кто 

думает, как мы, все вещи танцуют сами: все приходит, подает 

друг другу руку, смеется и убегает -- и опять возвращается. 

Все идет, все возвращается; вечно вращается колесо бытия. 

Все умирает, все вновь расцветает, вечно бежит год бытия. 

Все погибает, все вновь устрояется; вечно строится тот же 

дом бытия. Все разлучается, все снова друг друга приветствует; 

вечно остается верным себе кольцо бытия. 

В каждый миг начинается бытие; вокруг каждого "здесь" 

катится "там". Центр всюду. Кривая -- путь вечности". 

-- О вы, проказники и шарманки! -- отвечал Заратустра и 

снова улыбнулся. -- Как хорошо знаете вы, что должно было 

исполниться в семь дней -- 

-- и как то чудовище заползло мне в глотку и душило меня! 

Но я откусил ему голову и отплюнул ее далеко от себя. 

А вы -- вы уже сделали из этого уличную песенку? А я лежу 

здесь, еще не оправившись от этого откусывания и отплевывания, 

еще больной от собственного избавления. 

И вы смотрели на все это? О звери мои, разве и вы 

жестоки? Неужели вы хотели смотреть на мое великое страдание, 

как делают люди? Ибо человек -- самое жестокое из всех 

животных. 

Во время трагедий, боя быков и распятий он до сих пор 

лучше всего чувствовал себя на земле; и когда он нашел себе ад, 

то ад сделался его небом на земле. 

Когда большой человек кричит: мигом подбегает к нему 

маленький; и язык висит у него изо рта от удовольствия. Но он 

называет это своим "состраданием". 

Маленький человек, особенно поэт, -- с каким жаром 

обвиняет он жизнь на словах! Слушайте его, но не прослушайте 

радости во всех жалобах его! 

Это обвинители жизни: их побеждает жизнь в одно мгновение. 

"Ты любишь меня? -- говорит дерзновенная. -- Подожди же 

немного, у меня нет еще для тебя времени". 

Человек для себя самого самое жестокое животное; и во 

всем, что зовется "грешник", "несущий крест" и "кающийся", не 

прослушайте радости, примешанной к этим жалобам и обвинениям! 

А я сам -- не хочу ли я быть обвинителем человека? Ах, 

звери мои, только одному научился я до сих пор, что человеку 

нужно его самое злое для его же лучшего, 

-- что все самое злое есть его наилучшая сила и 

самый твердый камень для наивысшего созидателя; и что человек 

должен становиться лучше и злее: 

Не за то был я пригвожден к древу мучений, что я 

знаю, что человек зол, -- но за то, что я кричал, как никто еще 

не кричал: 


Страница 59 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58  [59]  60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"