Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

путника, -- таким стоял мир на моей высокой скале -- 

-- как будто красивые руки несли навстречу мне ларец -- 

ларец, открытый для восторга стыдливых, почтительных глаз, -- 

таким несся сегодня навстречу мне мир -- 

-- не настолько загадкой, чтобы спугнуть человеческую 

любовь, не настолько разгадкой, чтобы усыпить человеческую 

мудрость: человечески добрым был для меня сегодня мир, на 

который так зло клевещут! 

Как благодарю я свой утренний сон, что сегодня на заре 

взвесил я мир! Человечески добрым пришел ко мне этот сон и 

утешитель сердец! 

И пусть днем поступлю я подобно ему, и пусть его лучшее 

послужит мне примером: хочу я теперь положить на весы три 

худшие вещи и по-человечески взвесить их. -- 

Кто учил благословлять, тот учил и проклинать: какие же в 

мире три наиболее проклятые вещи? Их хочу я положить на весы. 

Сладострастие, властолюбие, себялюбие: они были до 

сих пор наиболее проклинаемы и больше всего опорочены и 

изолганы, -- их хочу я по-человечески взвесить. 

Ну что ж! Здесь моя скала, а там море: оно 

подкатывается ко мне, косматое, льстивое, верный, старый, 

стоголовый чудовищный пес, любимый мною. 

Ну что ж! Здесь хочу я держать весы над бушующим морем; и 

свидетеля выберу я, чтобы следил он, -- за тобой, ты, одинокое 

дерево, сильно благоухающее, с широко раскинутой листвою, 

любимое мною! -- 

По какому мосту идет к будущему настоящее? Какое 

принуждение принуждает высокое склоняться к низкому? И что 

велит высшему -- еще расти вверх? -- 

Теперь весы в равновесии и неподвижны: три тяжелых вопроса 

я бросил на них, три тяжелых ответа несет другая чаша весов. 

 

Сладострастие: жало и кол для всех носящих власяницу и 

презрителей тела и "мир", проклятый всеми потусторонниками: ибо 

оно вышучивает и дурачит всех наставников плутней и блудней. 

Сладострастие: для отребья медленный огонь, на котором 

сгорает оно; для всякого червивого дерева, для всех зловонных 

лохмотьев готовая пылающая и клокочущая печь. 

Сладострастие: для свободных сердец нечто невинное и 

свободное, счастье сада земного, избыток благодарности всякого 

будущего настоящему. 

Сладострастие: только для увядшего сладкий яд, но для тех, 

у кого воля льва, великое сердечное подкрепление и вино из вин, 

благоговейно сбереженное. 

Сладострастие: великий символ счастья для более высокого 

счастья и наивысшей надежды. Ибо многому обещан был брак и 

больше, чем брак, -- 

-- многому, что более чуждо друг другу, чем мужчина и 

женщина, -- и кто же вполне понимал, как чужды друг 

другу мужчина и женщина! 

Сладострастие: однако я хочу изгородить свои мысли и даже 

свои слова -- чтобы не вторглись в сады мои свиньи и гуляки! -- 

Властолюбие; пылающий бич для самых твердых сердец, 

жестокая пытка, которую самый жестокий приготовляет для себя 

самого; мрачное пламя живых костров. 

Властолюбие: злая узда, наложенная на самые тщеславные 

народы; пересмешник всякой сомнительной добродетели; оно ездит 

верхом на всяком коне и на всякой гордости. 

Властолюбие: землетрясение, сламывающее и взламывающее все 

гнилое и пустое внутри; рокочущий, грохочущий, карающий 

разрушитель повапленных гробов; сверкающий вопросительный знак 

возле преждевременных ответов. 

Властолюбие: пред взором его человек пресмыкается, гнется, 

раболепствует и становится ниже змеи и свиньи: пока наконец 

великое презрение не возопит в нем. -- 

Властолюбие: грозный учитель великого презрения, которое 

городам и царствам проповедует прямо в лицо: "Убирайтесь 

прочь!" -- пока сами они не возопят: "Пора нам убираться 

прочь!" 

Властолюбие: оно же заманчиво поднимается к чистым и 

одиноким и вверх к самодовлеющим вершинам, пылая, как любовь, 

заманчиво рисующая пурпурные блаженства на земных небесах. 

Властолюбие: но кто назовет его любием, когда 

высокое стремится вниз к власти! Поистине, нет ничего больного 

и подневольного в такой прихоти и нисхождении! 

Чтобы одинокая вершина уединялась не навеки и не 

довольствовалась сама собой; чтобы гора спустилась к долине и 

ветры вершины к низинам: 

О, кто бы нашел настоящее имя, чтобы окрестить и возвести 

в добродетель такую тоску! "Дарящая добродетель" -- так назвал 

однажды Заратустра то, чему нет имени. 

И тогда случилось -- и поистине, случилось в первый раз! 

-- что его слово возвеличило себялюбие, цельное, 

здоровое себялюбие, бьющее ключом из могучей души -- 

-- из могучей души, которой принадлежит высокое тело, 

красивое, победоносное и услаждающее, вокруг которого всякая 

вещь становится зеркалом, -- 

-- гибкое, убеждающее тело, танцор, символом и вытяжкой 

которого служит душа, радующаяся себе самой. Саморадость таких 

тел и душ называет сама себя -- "добродетелью". 

Своими словами о добре и зле огораживает себя такая 

саморадость, как священной рощею; именами своего счастья гонит 

она от себя все презренное. 

Прочь от себя гонит она все трусливое; она говорит: дурное 

-- значит, трусливое! Достойным презрения кажется ей 

всякий, кто постоянно заботится, вздыхает и жалуется, а также 

кто собирает малейшие выгоды. 

Она презирает и всякую унылую мудрость: ибо, поистине, 

существует также мудрость, цветущая во мраке, мудрость ночных 

теней, постоянно вздыхающая: "Все -- суета!" 

Она не любит боязливой недоверчивости и тех, кто требует 

клятв вместо взоров и протянутых рук; также всякой слишком 

недоверчивой мудрости, -- ибо таковы повадки душ трусливых. 

Еще ниже ценит она слишком услужливого, кто тотчас, как 

собака, ложится на спину, смиренного; и существует также 

мудрость смиренная, по-собачьи униженная, смиренная и слишком 


Страница 51 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50  [51]  52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"