Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

-- Опять я один и хочу им быть, один с ясным небом и 

свободным морем; и снова послеполуденное время вокруг меня. 

В послеполуденное время обрел я некогда впервые своих 

друзей, также в послеполуденное время вторично обрел я их: в 

тот час, когда становится более спокойным всякий свет. 

Ибо частички счастья, блуждающие еще между небом и землей, 

ищут пристанища себе в светлой душе: теперь от счастья 

стал более спокойным всякий свет. 

О послеполуденное время моей жизни! Однажды спустилось 

также и мое счастье в долину искать себе пристанища: 

тогда обрело оно эти открытия, гостеприимные души. 

О послеполуденное время моей жизни! Чего не отдал бы я, 

чтобы иметь одно: живое насаждение моих мыслей и утренний 

рассвет моей высшей надежды! 

Последователей искал некогда созидающий и детей 

своей надежды -- и вот оказалось, что он не может найти 

их иначе, как сам впервые создав их. 

Так и я нахожусь среди своего дела, идя к своим детям и 

возвращаясь от них: ради своих детей должен Заратустра 

довершить самою себя. 

Ибо от всего сердца любят только свое дитя и свое дело; и 

где есть великая любовь к самому себе, там служит она признаком 

беременности, -- так замечал я. 

Еще цветут мои дети своей первой весною; стоя близко друг 

к другу, вместе колеблемые ветром деревья моего сада и лучшей 

земли. 

И поистине! Где такие деревья стоят близко друг к другу, 

там находятся блаженные острова! 

Но когда-нибудь я вырою их и рассажу каждое отдельно: 

чтобы научилось оно одиночеству, упорству и осторожности. 

Суковатым и изогнутым, с гибкой твердостью должно стоять 

оно у моря, живым маяком непобедимой жизни. 

Там, где бури низвергаются в море и хобот гор пьет воду, 

там должно стоять каждое из них, днем и ночью, на страже, чтобы 

испытать и познать себя. 

Испытано и познано должно быть оно, чтобы знать, моего ли 

оно рода и происхождения, -- господин ли оно упорной воли, 

молчаливо ли, даже когда говорит, и делает ли вид, что 

берет, отдавая: 

-- чтобы стать некогда моим последователем и созидающим и 

празднующим вместе с Заратустрой -- таким, что пишет мою волю 

на моих скрижалях: для более полного довершения всех вещей. 

И ради него и подобных ему должен я довершить самого 

себя, поэтому бегу я теперь своего счастья и отдаю себя 

в жертву всем несчастьям -- чтобы испытать и познать 

себя в последний раз. 

И поистине, настало время мне уходить; и тень странника, и 

поздняя пора, и самый тихий час -- все говорило мне: "Давно 

пора!" 

Ветер проникал в замочную скважину и говорил: "Иди!" Дверь 

лукаво распахивалась и говорила: "Уходи!" 

Но я лежал, прикованный любовью к своим детям: желание 

любви наложило на меня эти узы, так что я сделался жертвою 

своих детей и из-за них потерял себя. 

Желать -- это уже значит для меня: потерять себя. У 

меня есть вы, мои дети! В этом обладании все должно быть 

уверенностью и ничто не должно быть желанием. 

Но солнце моей любви пылало надо мной, в собственном соку 

варился Заратустра, -- тогда пронеслись тень и сомнение надо 

мной. 

Я уже жаждал мороза и зимы. "О, если бы мороз и зима 

заставили меня снова дрожать от стужи и щелкать зубами!" -- 

вздыхал я, -- тогда поднялись от меня ледяные туманы. 

Мое прошлое вскрыло свои могилы, проснулось много 

страдания, заживо погребенного: оно лишь дремало, сокрытое в 

саване. 

Так все кричало мне знаками: "Пора!" Но я -- не слушал; 

пока наконец не зашевелилась моя бездна и моя мысль не укусила 

меня. 

О бездонная мысль, ты -- моя мысль! Когда же найду 

я силу слышать, как ты роешь, и не дрожать более? 

До самой гортани стучит мое сердце, когда я слышу, как ты 

роешь! Даже твое молчание душит меня, ты, бездонная 

молчальница! 

Никогда еще не решался я вызвать тебя наружу: 

довольно того уже, что носил я тебя -- с собою! Еще не был я 

достаточно силен для последней смелости льва и дерзости его. 

Твоя тяжесть всегда была для меня уже достаточно ужасной; 

но когда-нибудь я должен найти силу и голос льва, который 

вызовет тебя наружу! 

И когда я преодолею это в себе, тогда преодолею я еще и 

нечто большее; и победа должна быть печатью моего 

довершения! 

А до тех пор я блуждаю еще по неведомым морям; случай 

льстит мне и ласкает меня; я смотрю вперед и назад -- и не вижу 

конца. 

Еще не наступил час моей последней борьбы -- или он только 

что настает? Поистине, с коварной прелестью смотрят на меня 

кругом море и жизнь! 

О послеполуденное время моей жизни! О счастье, предвестник 

вечера! О пристань в открытом море! О мир в неизвестности! Как 

не доверяю я вам всем! 

Поистине, я не доверяю вашей коварной прелести! Я похож на 

влюбленного, который не доверяет слишком бархатной улыбке. 

Как он, ревнивец, отталкивает от себя возлюбленную, 

оставаясь нежным даже в своей суровости, -- так и я отталкиваю 

от себя этот блаженный час. 

Прочь от меня, блаженный час! С тобой пришло ко мне 

блаженство против воли! Готовый к своему самому глубокому 

страданию, стою я здесь: не вовремя пришел ты! 

Прочь от меня, блаженный час! Лучше ищи себе пристанища 

там -- у моих детей! Спеши и благослови их еще до вечера 

моим счастьем! 

Уже наступает вечер: солнце садится. Удалилось мое 

счастье! -- 

Так говорил Заратустра. И он ждал своего несчастья всю 

ночь -- но ждал напрасно. Ночь оставалась ясной и тихой, и 

счастье само приближалось к нему все ближе и ближе. А к утру 

засмеялся Заратустра в сердце своем и сказал насмешливо: 

"Счастье бегает за мной. Это потому, что я не бегаю за 

женщинами. А счастье -- женщина". 

 

Перед восходом солнца 

 

О небо надо мной, чистое! Глубокое! Бездна света! Взирая 


Страница 43 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42  [43]  44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"