Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

добродетели еще жить и не жить более. 

Я люблю того, кто не хочет иметь слишком много 

добродетелей. Одна добродетель есть больше добродетель, чем 

две, ибо она в большей мере есть тот узел, на котором держится 

напасть. 

Я люблю того, чья душа расточается, кто не хочет 

благодарности и не воздает ее: ибо он постоянно дарит и не 

хочет беречь себя. 

Я люблю того, кто стыдится, когда игральная кость выпадает 

ему на счастье, и кто тогда спрашивает: неужели я 

игрок-обманщик? -- ибо он хочет гибели. 

Я люблю того, кто бросает золотые слова впереди своих дел 

и исполняет всегда еще больше, чем обещает: ибо он хочет своей 

гибели. 

Я люблю того, кто оправдывает людей будущего и искупляет 

людей прошлого: ибо он хочет гибели от людей настоящего. 

Я люблю того, кто карает своего Бога, так как он любит 

своего Бога: ибо он должен погибнуть от гнева своего Бога. 

Я люблю того, чья душа глубока даже в ранах и кто может 

погибнуть при малейшем испытании: так охотно идет он по мосту. 

Я люблю того, чья душа переполнена, так что он забывает 

самого себя, и все вещи содержатся в нем: так становятся все 

вещи его гибелью. 

Я люблю того, кто свободен духом и свободен сердцем: так 

голова его есть только утроба сердца его, а сердце его влечет 

его к гибели. 

Я люблю всех тех, кто являются тяжелыми каплями, падающими 

одна за другой из темной тучи, нависшей над человеком: молния 

приближается, возвещают они и гибнут, как провозвестники. 

Смотрите, я провозвестник молнии и тяжелая капля из тучи; 

но эта молния называется сверхчеловек. 

 

 

Произнесши эти слова, Заратустра снова посмотрел на народ 

и умолк. "Вот стоят они, говорил он в сердце своем, -- вот 

смеются они: они не понимают меня, мои речи не для этих ушей. 

Неужели нужно сперва разодрать им уши, чтобы научились они 

слушать глазами? Неужели надо греметь, как литавры и как 

проповедники покаяния? Или верят они только заикающемуся? 

У них есть нечто, чем гордятся они. Но как называют они 

то, что делает их гордыми? Они называют это культурою, она 

отличает их от козопасов. 

Поэтому не любят они слышать о себе слово "презрение". 

Буду же говорить я к их гордости. 

Буду же говорить я им о самом презренном существе, а это и 

есть последний человек". 

И так говорил Заратустра к народу: 

Настало время, чтобы человек поставил себе цель свою. 

Настало время, чтобы человек посадил росток высшей надежды 

своей. 

Его почва еще достаточно богата для этого. Но эта почва 

будет когда-нибудь бедной и бесплодной, и ни одно высокое 

дерево не будет больше расти на ней. 

Горе! Приближается время, когда человек не пустит более 

стрелы тоски своей выше человека и тетива лука его разучится 

дрожать! 

Я говорю вам: нужно носить в себе еще хаос, чтобы быть в 

состоянии родить танцующую звезду. Я говорю вам: в вас есть еще 

хаос. 

Горе! Приближается время, когда человек не родит больше 

звезды. Горе! Приближается время самого презренного человека, 

который уже не может презирать самого себя. 

Смотрите! Я показываю вам последнего человека. 

"Что такое любовь? Что такое творение? Устремление? Что 

такое звезда?" -- так вопрошает последний человек и моргает. 

Земля стала маленькой, и по ней прыгает последний человек, 

делающий все маленьким. Его род неистребим, как земляная блоха; 

последний человек живет дольше всех. 

"Счастье найдено нами", -- говорят последние люди, и 

моргают. 

Они покинули страны, где было холодно жить: ибо им 

необходимо тепло. Также любят они соседа и жмутся к нему: ибо 

им необходимо тепло. 

Захворать или быть недоверчивым считается у них грехом: 

ибо ходят они осмотрительно. Одни безумцы еще спотыкаются о 

камни или о людей! 

От времени до времени немного яду: это вызывает приятные 

сны. А в конце побольше яду, чтобы приятно умереть. 

Они еще трудятся, ибо труд -- развлечение. Но они 

заботятся, чтобы развлечение не утомляло их. 

Не будет более ни бедных, ни богатых: то и другое слишком 

хлопотно. И кто захотел бы еще управлять? И кто повиноваться? 

То и другое слишком хлопотно. 

Нет пастуха, одно лишь стадо! Каждый желает равенства, все 

равны: кто чувствует иначе, тот добровольно идет в сумасшедший 

дом. 

"Прежде весь мир был сумасшедший", -- говорят самые умные 

из них, и моргают. 

Все умны и знают все, что было; так что можно смеяться без 

конца. Они еще ссорятся, но скоро мирятся -- иначе это 

расстраивало бы желудок. 

У них есть свое удовольствьице для дня и свое 

удовольствьице для ночи; но здоровье -- выше всего. 

"Счастье найдено нами", -- говорят последние люди, и 

моргают. 

Здесь окончилась первая речь Заратустры, называемая также 

"Предисловием", ибо на этом месте его прервали крик и радость 

толпы. "Дай нам этого последнего человека, о Заратустра, -- так 

восклицали они, -- сделай нас похожими на этих последних людей! 

И мы подарим тебе сверхчеловека!" И все радовались и щелкали 

языком. Но Заратустра стал печален и сказал в сердце своем: 

"Они не понимают меня: мои речи не для этих ушей. 

Очевидно, я слишком долго жил на горе, слишком часто 

слушал ручьи и деревья: теперь я говорю им, как козопасам. 

Непреклонна душа моя и светла, как горы в час 

дополуденный. Но они думают, что холоден я и что говорю я со 

смехом ужасные шутки. 

И вот они смотрят на меня и смеются, и, смеясь, они еще 

ненавидят меня. Лед в смехе их". 

 

 

Но тут случилось нечто, что сделало уста всех немыми и 

взор неподвижным. Ибо тем временем канатный плясун начал свое 

дело: он вышел из маленькой двери и пошел по канату, 

протянутому между двумя башнями и висевшему над базарной 


Страница 3 из 89:  Назад   1   2  [3]  4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"