Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

дарения; в том моя зависть, что я вижу глаза, полные ожидания, 

и просветленные ночи тоски. 

О горе всех, кто дарит! О затмение моего солнца! О алкание 

желаний! О ярый голод среди пресыщения! 

Они берут у меня; но затрагиваю ли я их душу? Целая 

пропасть лежит между дарить и брать; но и через малейшую 

пропасть очень трудно перекинуть мост. 

Голод вырастает из моей красоты; причинить страдание хотел 

бы я тем, кому я свечу, ограбить хотел бы я одаренных мною -- 

так алчу я злобы. 

Отдернуть руку, когда другая рука уже протягивается к ней; 

медлить, как водопад, который медлит в своем падении, -- так 

алчу я злобы. 

Такое мщение измышляет мой избыток; такое коварство 

рождается из моего одиночества. 

Мое счастье дарить замерло в дарении, моя добродетель 

устала от себя самой и от своего избытка! 

Кто постоянно дарит, тому грозит опасность потерять стыд; 

кто постоянно раздает, у того рука и сердце натирают себе 

мозоли от постоянного раздавания. 

Мои глаза не делаются уже влажными перед стыдом просящих; 

моя рука слишком огрубела для дрожания рук наполненных. 

Куда же девались слезы из моих глаз и пушок из моего 

сердца? О одиночество всех дарящих! О молчаливость всех 

светящих! 

Много солнц вращается в пустом пространстве; всему, что 

темно, говорят они своим светом -- для меня молчат они. 

О, в этом и есть вражда света ко всему светящемуся: 

безжалостно проходит он своими путями. 

Несправедливое в глубине сердца ко всему светящемуся, 

равнодушное к другим солнцам -- так движется всякое солнце. 

Как буря, несутся солнца своими путями, в этом -- движение 

их. Своей неумолимой воле следуют они, в этом -- холод их. 

О, это вы, темные ночи, создаете теплоту из всего 

светящегося! О, только вы пьете молоко и усладу из сосцов 

света! 

Ах, лед вокруг меня, моя рука обжигается об лед! Ах, жажда 

во мне, которая томится по вашей жажде! 

Ночь: ах, зачем я должен быть светом! И жаждою тьмы! И 

одиночеством! 

Ночь: теперь рвется, как родник, мое желание -- желание 

говорить. 

Ночь: теперь говорят громче все бьющие ключи. И душа моя 

тоже бьющий ключ. 

Ночь: теперь пробуждаются все песни влюбленных. И моя душа 

тоже песнь влюбленного. -- 

Так пел Заратустра. 

 

Танцевальная песнь 

 

Однажды вечером проходил Заратустра со своими учениками по 

лесу; и вот: отыскивая источник, вышел он на нелепый луг, 

окаймленный молчаливыми деревьями и кустарником, -- на нем 

танцевали девушки. Узнав Заратустру, девушки бросили свой 

танец; но Заратустра подошел к ним с приветливым видом и 

говорил эти слова: 

"Не бросайте пляски, вы, милые девушки! К вам подошел не 

зануда со злым взглядом, не враг девушек. 

Ходатай Бога я перед дьяволом, а он -- дух тяжести. Как бы 

мог я, вы, быстроногие, быть врагом божественных танцев? Или 

женских ножек с красивыми сгибами? 

Правда, я -- лес, полный мрака от темных деревьев, -- но 

кто не испугается моего мрака, найдет и кущи роз под сенью моих 

кипарисов. 

И маленького бога найдет он, любезного девушкам: у колодца 

лежит он тихо, с закрытыми глазами. 

Поистине, среди бела дня уснул он, ленивец! Не гонялся ли 

он слишком много за бабочками? 

Не сердитесь на меня, прекрасные плясуньи, если я слегка 

накажу маленького бога! Быть может, кричать будет он и плакать 

-- но он готов смеяться, даже когда плачет! 

И со слезами на глазах пусть просит он у вас о пляске; а я 

спою песнь к его пляске: 

Песнь пляски и насмешки над духом тяжести, моим величайшим 

и самым могучим демоном, о котором говорят, что он "владыка 

мира" ". -- 

И вот песня, которую пел Заратустра, в то время как 

Купидон и девушки вместе плясали: 

_____________________________ 

В твои глаза заглянул я недавно, о жизнь! И мне 

показалось, что я погружаюсь в непостижимое. 

Но ты вытащила меня золотою удочкой; насмешливо смеялась 

ты, когда я тебя называл непостижимой. 

"Так говорят все рыбы, -- отвечала ты, -- чего не 

постигают они, то и непостижимо. 

Но я только изменчива и дика, и во всем я женщина, и 

притом недобродетельная: 

Хотя я называюсь у вас, мужчин, "глубиною" или 

"верностью", "вечностью", "тайною". 

Но вы, мужчины, одаряете нас всегда собственными 

добродетелями -- ах, вы, добродетельные!" 

Так смеялась она, невероятная; но никогда не верю я ей и 

смеху ее, когда она дурно говорит о себе самой. 

И когда я с глазу на глаз говорил со своей дикой 

мудростью, она сказала мне с гневом: "Ты желаешь, ты жаждешь, 

ты любишь, потому только ты и хвалишь жизнь!" 

Чуть было зло не ответил я ей и не сказал правды ей, 

рассерженной; и нельзя злее ответить, как "сказав правду" своей 

мудрости. 

Так обстоит дело между нами тремя. От всего сердца люблю я 

только жизнь -- и поистине, всего больше тогда, когда я 

ненавижу ее! 

Но если я люблю мудрость и часто слишком люблю ее, то 

потому, что она очень напоминает мне жизнь! 

У ней ее глаза, ее смех и даже ее золотая удочка -- чем же 

я виноват, что они так похожи одна на другую? 

И когда однажды жизнь спросила меня: что такое мудрость? 

-- я с жаром ответил: "О, да! мудрость! 

Ее алчут и не насыщаются, смотрят сквозь покровы и ловят 

сетью. 

Красива ли она? Почем я знаю! Но и самые старые карпы еще 

идут на приманки ее. 

Изменчива она и упряма; часто я видел, как кусала она себе 

губы и путала гребнем свои волосы. 

Быть может, она зла и лукава, и во всем она женщина; но 

когда она дурно говорит о себе самой, тогда именно увлекает она 

всего больше". 

И когда я сказал это жизни, она зло улыбнулась и закрыла 

глаза. "О ком же говоришь ты? -- спросила она. -- Не обо мне 


Страница 28 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  [28]  29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"