Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

думаете о себе. 

Лжет не только тот, кто говорит вопреки своему знанию, но 

еще больше тот, кто говорит вопреки своему незнанию. Именно так 

говорите вы о себе при общении с другими и обманываете соседа 

насчет себя. 

Так говорит глупец: "Общение с людьми портит характер, 

особенно когда нет его". 

Один идет к ближнему, потому что он ищет себя, а другой -- 

потому что он хотел бы потерять себя. Ваша дурная любовь к 

самим себе делает для вас из одиночества тюрьму. 

Дальние оплачивают вашу любовь к ближнему; и если вы 

соберетесь впятером, шестой должен всегда умереть. 

Я не люблю ваших празднеств; слишком много лицедеев 

находил я там, и даже зрители вели себя часто как лицедеи. 

Не о ближнем учу я вас, но о друге. Пусть друг будет для 

вас праздником земли и предчувствием сверхчеловека. 

Я учу вас о друге и переполненном сердце его. Но надо 

уметь быть губкою, если хочешь быть любимым переполненными 

сердцами. 

Я учу вас о друге, в котором мир предстоит завершенным, 

как чаша добра, -- о созидающем друге, всегда готовом подарить 

завершенный мир. 

И как мир развернулся для него, так опять он свертывается 

вместе с ним, подобно становлению добра и зла, подобно 

становлению цели из случая. 

Будущее и самое дальнее пусть будет причиною твоего 

сегодня: в своем друге ты должен любить сверхчеловека как свою 

причину. 

Братья мои, не любовь к ближнему советую я вам -- я 

советую вам любовь к дальнему. 

Так говорил Заратустра. 

 

О пути созидающего 

 

Ты хочешь, брат мой, идти в уединение? Ты хочешь искать 

дороги к самому себе? Помедли еще немного и выслушай меня. 

"Кто ищет, легко сам теряется. Всякое уединение есть грех" 

-- так говорит стадо. И ты долго принадлежал к стаду. 

Голос стада будет звучать еще и в тебе! И когда ты 

скажешь: "у меня уже не одна совесть с вами", -- это 

будет жалобой и страданием. 

Смотри, само это страдание породила еще единая 

совесть: и последнее мерцание этой совести горит еще на твоей 

печали. 

Но ты хочешь следовать голосу своей печали, который есть 

путь к самому себе? Покажи же мне на это свое право и свою 

силу! 

Являешь ли ты собой новую силу и новое право? Начальное 

движение? Самокатящееся колесо? Можешь ли ты заставить звезды 

вращаться вокруг себя? 

Ах, так много вожделеющих о высоте! Так много видишь 

судорог честолюбия! Докажи мне, что ты не из вожделеющих и не 

из честолюбцев! 

Ах, как много есть великих мыслей, от которых проку не 

более, чем от воздуходувки: они надувают и делают еще более 

пустым. 

Свободным называешь ты себя? Твою господствующую мысль 

хочу я слышать, а не то, что ты сбросил ярмо с себя. 

Из тех ли ты, что имеют право сбросить ярмо с себя? 

Таких не мало, которые потеряли свою последнюю ценность, когда 

освободились от рабства. 

Свободный от чего? Какое дело до этого Заратустре! Но твой 

ясный взор должен поведать мне: свободный для чего? 

Можешь ли ты дать себе свое добро и свое зло и навесить на 

себя свою волю, как закон? Можешь ли ты быть сам своим судьею и 

мстителем своего закона? 

Ужасно быть лицом к лицу с судьею и мстителем собственного 

закона. Так бывает брошена звезда в пустое пространство и в 

ледяное дыхание одиночества. 

Сегодня еще страдаешь ты от множества, ты, одинокий: 

сегодня еще есть у тебя все твое мужество и твои надежды. 

Но когда-нибудь ты устанешь от одиночества, когда-нибудь 

гордость твоя согнется и твое мужество поколеблется. 

Когда-нибудь ты воскликнешь: "я одинок!" 

Когда-нибудь ты не увидишь более своей высоты, а твое 

низменное будет слишком близко к тебе; твое возвышенное будет 

даже пугать тебя, как призрак. Когда-нибудь ты воскликнешь: 

"Все -- ложь!" 

Есть чувства, которые грозят убить одинокого; если это им 

не удается, они должны сами умереть! Но способен ли ты быть 

убийцею? 

Знаешь ли ты, брат мой, уже слово "презрение"? И муку 

твоей справедливости -- быть справедливым к тем, кто тебя 

презирает? 

Ты принуждаешь многих переменить о тебе мнение -- это 

ставят они тебе в большую вину. Ты близко подходил к ним и 

все-таки прошел мимо -- этого они никогда не простят тебе. 

Ты стал выше их; но чем выше ты подымаешься, тем меньшим 

кажешься ты в глазах зависти. Но больше всех ненавидят того, 

кто летает. 

"Каким образом хотели вы быть ко мне справедливыми! -- 

должен ты говорить. -- Я избираю для себя вашу несправедливость 

как предназначенный мне удел". 

Несправедливость и грязь бросают они вослед одинокому; но, 

брат мой, если хочешь ты быть звездою, ты должен светить им, 

несмотря ни на что! 

И остерегайся добрых и праведных! Они любят распинать тех, 

кто изобретает для себя свою собственную добродетель, -- они 

ненавидят одинокого. 

Остерегайся также святой простоты! Все для нее нечестиво, 

что не просто; она любит играть с огнем -- костров. 

И остерегайся также приступов своей любви! Слишком скоро 

протягивает одинокий руку тому, кто с ним повстречается. 

Иному ты должен подать не руку, а только лапу -- и я хочу, 

чтобы у твоей лапы были когти. 

Но самым опасным врагом, которого ты можешь встретить, 

будешь всегда ты сам; ты сам подстерегаешь себя в пещерах и 

лесах. 

Одинокий, ты идешь дорогою к самому себе! И твоя дорога 

идет впереди тебя самого и твоих семи дьяволов! 

Ты будешь сам для себя и еретиком, и колдуном, и 

прорицателем, и глупцом, и скептиком, и нечестивцем, и злодеем. 

Надо, чтобы ты сжег себя в своем собственном пламени: как 

же мог бы ты обновиться, не сделавшись сперва пеплом! 

Одинокий, ты идешь путем созидающего: Бога хочешь ты себе 

создать из своих семи дьяволов! 

Одинокий, ты идешь путем любящего: самого себя любишь ты и 


Страница 16 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  [16]  17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"