Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Все они хотят достичь трона: безумие их в том -- будто 

счастье восседало бы на троне! Часто грязь восседает на троне 

-- а часто и трон на грязи. 

По-моему, все они безумцы, карабкающиеся обезьяны и 

находящиеся в бреду. По-моему, дурным запахом несет от их 

кумира, холодного чудовища; по-моему, дурным запахом несет от 

всех этих служителей кумира. 

Братья мои, разве хотите вы задохнуться в чаду их пастей и 

вожделений! Скорее разбейте окна и прыгайте вон! 

Избегайте же дурного запаха! Сторонитесь идолопоклонства 

лишних людей! 

Избегайте же дурного запаха! Сторонитесь дыма этих 

человеческих жертв! 

Свободною стоит для великих душ и теперь еще земля. 

Свободных много еще мест для одиноких и для тех, кто 

одиночествует вдвоем, где веет благоухание тихих морей. 

Еще свободной стоит для великих душ свободная жизнь. 

Поистине, кто обладает малым, тот будет тем меньше обладаем: 

хвала малой бедности! 

Там, где кончается государство, и начинается человек, не 

являющийся лишним: там начинается песнь необходимых, мелодия, 

единожды существующая и невозвратная. 

Туда, где кончается государство, -- туда смотрите, 

братья мои! Разве вы не видите радугу и мосты, ведущие к 

сверхчеловеку? -- 

Так говорил Заратустра. 

 

О базарных мухах 

 

Беги, мой друг, в свое уединение! Я вижу, ты оглушен шумом 

великих людей и исколот жалами маленьких. 

С достоинством умеют лес и скалы хранить молчание вместе с 

тобою. Опять уподобься твоему любимому дереву с раскинутыми 

ветвями: тихо, прислушиваясь, склонилось оно над морем. 

Где кончается уединение, там начинается базар; и где 

начинается базар, начинается и шум великих комедиантов, и 

жужжанье ядовитых мух. 

В мире самые лучшие вещи ничего еще не стоят, если никто 

не представляет их; великими людьми называет народ этих 

представителей. 

Плохо понимает народ великое, т. е. творящее. Но любит он 

всех представителей и актеров великого. 

Вокруг изобретателей новых ценностей вращается мир -- 

незримо вращается он. Но вокруг комедиантов вращается народ и 

слава -- таков порядок мира. 

У комедианта есть дух, но мало совести духа. Всегда верит 

он в то, чем он заставляет верить сильнее всего, -- верить в 

себя самого! 

Завтра у него новая вера, а послезавтра -- еще более 

новая. Чувства его быстры, как народ, и настроения переменчивы. 

Опрокинуть -- называется у него: доказать. Сделать 

сумасшедшим -- называется у него: убедить. А кровь для него 

лучшее из всех оснований. 

Истину, проскальзывающую только в тонкие уши, называет он 

ложью и ничем. Поистине, он верит только в таких богов, которые 

производят в мире много шума! 

Базар полон праздничными скоморохами -- и народ хвалится 

своими великими людьми! Для него они -- господа минуты. 

Но минута настойчиво торопит их: оттого и они торопят 

тебя. И от тебя хотят они услышать Да или Нет. Горе, ты хочешь 

сесть между двух стульев? 

Не завидуй этим безусловным, настойчиво торопящим, ты, 

любитель истины! Никогда еще истина не повисала на руке 

безусловного. 

От этих стремительных удались в безопасность: лишь на 

базаре нападают с вопросом: да или нет? 

Медленно течет жизнь всех глубоких родников: долго должны 

они ждать, прежде чем узнают, что упало в их глубину. 

В сторону от базара и славы уходит все великое: в стороне 

от базара и славы жили издавна изобретатели новых ценностей. 

Беги, мой друг, в свое уединение: я вижу тебя искусанным 

ядовитыми мухами. Беги туда, где веет суровый, свежий воздух! 

Беги в свое уединение! Ты жил слишком близко к маленьким, 

жалким людям. Беги от их невидимого мщения! В отношении тебя 

они только мщение. 

Не поднимай руки против них! Они -- бесчисленны, и не твое 

назначение быть махалкой от мух. 

Бесчисленны эти маленькие, жалкие люди; и не одному уже 

гордому зданию дождевые капли и плевелы послужили к гибели. 

Ты не камень, но ты стал уже впалым от множества капель. 

Ты будешь еще изломан и растрескаешься от множества капель. 

Усталым вижу я тебя от ядовитых мух, исцарапанным в кровь 

вижу я тебя в сотнях мест; и твоя гордость не хочет даже 

возмущаться. 

Крови твоей хотели бы они при всей невинности, крови 

жаждут их бескровные души -- и потому они кусают со всей 

невинностью. 

Но ты глубокий, ты страдаешь слишком глубоко даже от малых 

ран; и прежде чем ты излечивался, такой же ядовитый червь уже 

полз по твоей руке. 

Ты кажешься мне слишком гордым, чтобы убивать этих 

лакомок. Но берегись, чтобы не стало твоим назначением выносить 

их ядовитое насилие! 

Они жужжат вокруг тебя со своей похвалой: навязчивость -- 

их похвала. Они хотят близости твоей кожи и твоей крови. 

Они льстят тебе, как богу или дьяволу; они визжат перед 

тобою, как перед богом или дьяволом. Ну что ж! Они -- льстецы и 

визгуны, и ничего более. 

Также бывают они часто любезны с тобою. Но это всегда было 

хитростью трусливых. Да, трусы хитры! 

Они много думают о тебе своей узкой душою -- 

подозрительным кажешься ты им всегда! Все, о чем много думают, 

становится подозрительным. 

Они наказывают тебя за все твои добродетели. Они вполне 

прощают тебе только -- твои ошибки. 

Потому что ты кроток и справедлив, ты говоришь: "Невиновны 

они в своем маленьком существовании". Но их узкая душа думает: 

"Виновно всякое великое существование". 

Даже когда ты снисходителен к ним, они все-таки чувствуют, 

что ты презираешь их; и они возвращают тебе твое благодеяние 

скрытыми злодеяниями. 

Твоя гордость без слов всегда противоречит их вкусу; они 

громко радуются, когда ты бываешь достаточно скромен, чтобы 

быть тщеславным. 

То, что мы узнаем в человеке, воспламеняем мы в нем. 


Страница 13 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12  [13]  14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"