Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Не легко понять чужую кровь: я ненавижу читающих 

бездельников. 

Кто знает читателя, тот ничего не делает для читателя. Еще 

одно столетие читателей -- и дух сам будет смердеть. 

То, что каждый имеет право учиться читать, портит надолго 

не только писание, но и мысль. 

Некогда дух был Богом, потом стал человеком, а ныне 

становится он даже чернью. 

Кто пишет кровью и притчами, тот хочет, чтобы его не 

читали, а заучивали наизусть. 

В горах кратчайший путь -- с вершины на вершину; но для 

этого надо иметь длинные ноги. Притчи должны быть вершинами: и 

те, к кому говорят они, -- большими и рослыми. 

Воздух разреженный и чистый, опасность близкая и дух, 

полный радостной злобы, -- все это хорошо идет одно к другому. 

Я хочу, чтобы вокруг меня были кобольды, ибо мужествен я. 

Мужество гонит призраки, само создает себе кобольдов -- 

мужество хочет смеяться. 

Я не чувствую больше вместе с вами: эта туча, что я вижу 

под собой, эта чернота и тяжесть, над которыми я смеюсь, -- 

такова ваша грозовая туча. 

Вы смотрите вверх, когда вы стремитесь подняться. А я 

смотрю вниз, ибо я поднялся. 

Кто из вас может одновременно смеяться и быть высоко? 

Кто поднимается на высочайшие горы, тот смеется над всякой 

трагедией сцены и жизни. 

Беззаботными, насмешливыми, сильными -- такими хочет 

нас мудрость: она -- женщина и любит всегда только 

воина. 

Вы говорите мне: "жизнь тяжело нести". Но к чему была бы 

вам ваша гордость поутру и ваша покорность вечером? 

Жизнь тяжело нести; но не притворяйтесь же такими нежными! 

Мы все прекрасные вьючные ослы и ослицы. 

Что у нас общего с розовой почкой, которая дрожит, ибо 

капля росы лежит у нее на теле? 

Правда, мы любим жизнь, но не потому, что к жизни, а 

потому, что к любви мы привыкли. 

В любви всегда есть немного безумия. Но и в безумии всегда 

есть немного разума. 

И даже мне, расположенному к жизни, кажется, что мотыльки 

и мыльные пузыри и те, кто похож на них среди людей, больше 

всех знают о счастье. 

Зреть, как порхают они, эти легкие вздорные ломкие бойкие 

душеньки -- вот что пьянит Заратустру до песен и слез. 

Я бы поверил только в такого Бога, который умел бы 

танцевать. 

И когда я увидел своего демона, я нашел его серьезным, 

веским, глубоким и торжественным: это был дух тяжести, 

благодаря ему все вещи падают на землю. 

Убивают не гневом, а смехом. Вставайте, помогите нам убить 

дух тяжести! 

Я научился ходить; с тех пор я позволяю себе бегать. Я 

научился летать; с тех пор я не жду толчка, чтобы сдвинуться с 

места. 

Теперь я легок, теперь я летаю, теперь я вижу себя под 

собой, теперь Бог танцует во мне. 

Так говорил Заратустра. 

 

О дереве на горе 

 

Заратустра заметил, что один юноша избегает его. И вот 

однажды вечером, когда шел он один по горам, окружавшим город, 

названный "Пестрая корова", он встретил этого юношу сидевшим на 

земле, у дерева, и смотревшим усталым взором в долину. 

Заратустра дотронулся до дерева, у которого сидел юноша, и 

говорил так: 

"Если б я захотел потрясти это дерево своими руками, я бы 

не смог этого сделать. 

Но ветер, невидимый нами, терзает и гнет его, куда он 

хочет. Невидимые руки еще больше гнут и терзают нас". 

Тогда юноша встал в смущении и сказал: "Я слышу 

Заратустру, я только что думал о нем". Заратустра отвечал: 

"Чего же ты пугаешься? С человеком происходит то же, что и 

с деревом. 

Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже 

впиваются корни его в землю, вниз, в мрак и глубину, -- ко 

злу". 

"Да, ко злу! -- воскликнул юноша. -- Как же возможно, что 

ты открыл мою душу?" 

Заратустра засмеялся и сказал: "Есть души, которых никогда 

не откроют, разве что сперва выдумают их". 

"Да, ко злу! -- воскликнул юноша еще раз. 

Ты сказал истину, Заратустра. Я не верю больше в себя 

самого, с тех пор как стремлюсь я вверх, и никто уже не верит в 

меня, -- но как же случилось это? 

Я меняюсь слишком быстро: мое сегодня опровергает мое 

вчера. Я часто перепрыгиваю ступени, когда поднимаюсь, -- этого 

не прощает мне ни одна ступень. 

Когда я наверху, я нахожу себя всегда одиноким. Никто не 

говорит со мною, холод одиночества заставляет меня дрожать. 

Чего же хочу я на высоте? 

Мое презрение и моя тоска растут одновременно; чем выше 

поднимаюсь я, тем больше презираю я того, кто поднимается. Чего 

же хочет он на высоте? 

Как стыжусь я своего восхождения и спотыкания! Как 

потешаюсь я над своим порывистым дыханием! Как ненавижу я 

летающего! Как устал я на высоте!" 

Тут юноша умолк. А Заратустра посмотрел на дерево, у 

которого они стояли, и говорил так: 

"Это дерево стоит одиноко здесь, на горе, оно выросло 

высоко над человеком и животным. 

И если бы оно захотело говорить, не нашлось бы никого, кто 

бы мог понять его: так высоко выросло оно. 

Теперь ждет оно и ждет, -- чего же ждет оно? Оно находится 

слишком близко к облакам: оно ждет, вероятно, первой молнии?" 

Когда Заратустра сказал это, юноша воскликнул в сильном 

волнении: "Да, Заратустра, ты говоришь истину. Своей гибели 

желал я, стремясь в высоту, и ты та молния, которой я ждал! 

Взгляни, что я такое, с тех пор как ты явился к нам? 

Зависть к тебе разрушила меня!" -- Так говорил юноша и 

горько плакал. А Заратустра обнял его и увел с собою. 

И когда они вместе прошли немного, Заратустра начал так 

говорить; 

-- Разрывается сердце мое. Больше, чем твои слова, твой 

взор говорит мне об опасности, которой ты подвергаешься. 

Ты еще не свободен, ты ищешь еще свободы. Бодрствующим 

сделало тебя твое искание и лишило тебя сна. 

В свободную высь стремишься ты, звезд жаждет твоя душа. Но 


Страница 10 из 89:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9  [10]  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"