Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

титану. Подойдя ближе, я увидел в предутреннем свете стаи черных птиц, 

кружившихся вокруг колпака марсианина. Сердце у меня забилось, и я побежал 

вниз по дороге. 

Я попал в заросли красной травы, покрывшей Сент-Эдмунд-террас, по грудь 

в воде перешел вброд поток, стекавший из водопровода к Альберт-роуд, и 

выбрался оттуда еще до восхода солнца. Громадные кучи земли были насыпаны 

на гребне холма словно для огромного редута, - это было последнее и самое 

большое укрепление, построенное марсианами, и оттуда поднимался к небу 

легкий дымок. Пробежала собака и скрылась. Я чувствовал, что моя догадка 

должна подтвердиться. Уже без всякого страха, дрожа от волнения, я взбежал 

вверх по холму к неподвижному чудовищу. Из-под колпака свисали дряблые 

бурые клочья; их клевали и рвали голодные птицы. 

Еще через минуту я взобрался по насыпи и стоял на гребне вала - 

внутренняя площадка редута была внизу, подо мной. Она была очень обширна, 

с гигантскими машинами, грудой материалов и странными сооружениями. И 

среди этого хаоса на опрокинутых треножниках, на недвижных многоруких 

машинах и прямо на земле лежали марсиане, окоченелые и безмолвные, - 

мертвые! - уничтоженные какой-то пагубной бактерией, к борьбе с которой их 

организм не был приспособлен, уничтоженные так, же, как была потом 

уничтожена красная трава. После того как все средства обороны человечества 

были исчерпаны, пришельцы были истреблены ничтожнейшими тварями, которыми 

премудрый господь населил Землю. 

Все произошло так, как и я, и многие люди могли бы предвидеть, если бы 

ужас и паника не помрачили наш разум. Эти зародыши болезней уже взяли свою 

дань с человечества еще в доисторические времена, взяли дань с наших 

прародителей-животных еще тогда, когда жизнь на Земле только что 

начиналась. Благодаря естественному отбору мы развили в себе способность к 

сопротивлению; мы не уступаем ни одной бактерии без упорной борьбы, а для 

многих из них, как, например, для бактерий, порождающих гниение в мертвой 

материи, наш организм совершенно неуязвим. На Марсе, очевидно, не 

существует бактерий, и как только явившиеся на Землю пришельцы начали 

питаться, наши микроскопические союзники принялись за работу, готовя им 

гибель. Когда я впервые увидел марсиан, они уже были осуждены на смерть, 

они уже медленно умирали и разлагались на ходу. Это было неизбежно. 

Заплатив биллионами жизней, человек купил право жить на Земле, и это право 

принадлежит ему вопреки всем пришельцам. Оно осталось бы за ним, будь 

марсиане даже в десять раз более могущественны. Ибо человек живет и 

умирает не напрасно. 

Всего марсиан было около пятидесяти; они валялись в своей огромной яме, 

пораженные смертью, которая должна была им казаться загадочной. И для меня 

в то время смерть их была непонятна. Я понял, только, что эти чудовища, 

наводившие ужас на людей, мертвы. На минуту мне показалось, что снова 

повторилось поражение Сеннахериба, что господь сжалился над нами и ангел 

смерти поразил их в одну ночь. 

Я стоял, глядя в яму, и сердце у меня забилось от радости, когда 

восходящее солнце осветило окружавший меня мир своими лучами. Яма 

оставалась в тени; мощные машины, такие громадные, сложные и удивительные, 

неземные даже по своей форме, поднимались, точно заколдованные, из сумрака 

навстречу свету. Целая стая собак дралась над трупами, валявшимися в 

глубине ямы. В дальнем конце ее лежала большая, плоская, причудливых 

очертаний летательная машина, на которой они, очевидно, совершали пробные 

полеты в нашей более плотной атмосфере, когда разложение и смерть помешали 

им. Смерть явилась как раз вовремя. Услыхав карканье птиц, я взглянул 

наверх; передо мной был огромный боевой треножник, который никогда больше 

не будет сражаться, красные клочья мяса, с которых капала кровь на 

опрокинутые скамейки на вершине Примроз-Хилла. 

Я повернулся и взглянул вниз, где у подножия холма, окруженного стаей 

птиц, стояли застигнутые смертью другие два марсианина, которых я видел 

вчера вечером. Один из них умер как раз в ту минуту, когда передавал 

что-то своим товарищам; может быть, он умер последним, и сигналы его 

раздавались, пока не перестал работать механизм. В лучах восходящего 

солнца блестели уже безвредные металлические треножники, башни сверкающего 

металла... 

Кругом, словно чудом спасенный от уничтожения, расстилался великий отец 

городов. Те, кто видел Лондон только под привычным покровом дыма, едва ли 

могут представить себе обнаженную красоту его пустынных, безмолвных улиц. 

К востоку, над почерневшими развалинами Альберт-террас и расщепленным 

церковным шпилем, среди безоблачного неба сияло солнце. Кое-где 

какая-нибудь грань белой кровли преломляла луч и сверкала ослепительным 

светом. Солнце сообщало таинственную прелесть даже винным складам вокзала 

Чок-Фарм и обширным железнодорожным путям, где раньше блестели черные 

рельсы, а теперь краснели полосы двухнедельной ржавчины. 

К северу простирались Килбери и Хэмпстед - целый массив домов в 

синеватой дымке; на западе гигантский город был также подернут дымкой; на 

юге, за марсианами, уменьшенные расстоянием, виднелись зеленые волны 

Риджент-парка, Ленгхем-отель, купол Альберт-холла, Королевский институт в 

огромные здания на Бромптон-роуд, а вдалеке неясно вырисовывались зубчатые 

развалины Вестминстера. В голубой дали поднимались холмы Сэррея и 

блестели, как две серебряные колонны, башни Кристал-Паласа. Купол собора 

св.Павла чернел на фоне восхода, - я заметил, что на западной стороне его 

зияла большая пробоина. 

Я стоял и смотрел на это море домов, фабрик, церквей, тихих, одиноких и 

покинутых; я думал о надеждах и усилиях, о бесчисленных жизнях, 

загубленных на постройке этой твердыни человечества, и о постигшем ее 


Страница 50 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49  [50]  51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"