Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

На дороге у песчаной ямы стояли полдюжины пролеток со станции, фаэтон 

из Чобхема, чья-то карета, уйма велосипедов. Много народу, несмотря на 

жаркий день, пришло пешком из Уокинга и Чертси, так что собралась 

порядочная толпа, было даже несколько разряженных дам. 

Стояла удушливая жара; на небе ни облачка, ни малейшего ветра, и тень 

можно было найти только под редкими соснами. Вереск уже не горел, но 

равнина чуть не до самого Оттершоу почернела и дымилась. Предприимчивый 

хозяин бакалейной лавочки на Чобхемской дороге прислал своего сына с 

ручной тележкой, нагруженной зелеными яблоками и бутылками с имбирным 

лимонадом. 

Подойдя к краю воронки, я увидел в ней группу людей: Гендерсона, 

Оджилви и высокого белокурого джентльмена (как я узнал после, это был 

Стэнт, королевский астроном); несколько рабочих, вооруженных лопатами и 

кирками, стояло тут же. Стэнт отчетливо и громко давал указания. Он 

взобрался на крышку цилиндра, которая, очевидно, успела остыть. Лицо у 

него раскраснелось, пот катился градом по лбу и щекам, и он явно был 

чем-то раздражен. 

Большая часть цилиндра была откопана, хотя нижний конец все еще 

находился в земле. Оджилви увидел меня в толпе, обступившей яму, подозвал 

и попросил сходить к лорду Хилтону, владельцу этого участка. 

Все увеличивающаяся толпа, говорил он, особенно мальчишки, мешают 

работам. Нужно отгородиться от публики и отдалить ее. Он сообщил мне, что 

из цилиндра доносится слабый шум и что рабочим не удалось отвинтить 

крышку, так как не за что ухватиться. Стенки цилиндра, по-видимому, очень 

толсты и, вероятно, приглушают доносившийся оттуда шум. 

Я был очень рад исполнить его просьбу, надеясь таким образом попасть в 

число привилегированных зрителей при предстоящем вскрытии цилиндра. Лорда 

Хилтона я не застал дома, но узнал, что его ожидают из Лондона с 

шестичасовым поездом: так как было только четверть шестого, то я зашел 

домой выпить стакан чаю, а потом отправился на станцию, чтобы перехватить 

Хилтона на дороге. 

 

 

 

4. ЦИЛИНДР ОТКРЫВАЕТСЯ 

 

Когда я вернулся на пустошь, солнце уже садилось. Публика из Уокинга 

все прибывала, домой возвращались только двое-трое. Толпа вокруг воронки 

все росла, чернея на лимонно-желтом фоне неба; собралось более ста 

человек. Что-то кричали; около ямы происходила какая-то толкотня. Меня 

охватило тревожное предчувствие. Приблизившись, я услышал голос Стэнта: 

- Отойдите! Отойдите! 

Пробежал какой-то мальчуган. 

- Оно движется, - сообщил он мне, - все вертится да вертится. Мне это 

не нравится. Я лучше пойду домой. 

Я подошел ближе. Толпа была густая - человек двести-триста; все 

толкались, наступали друг другу на ноги. Нарядные дамы проявляли особенную 

предприимчивость. 

- Он упал в яму! - крикнул кто-то. 

- Назад, назад! - раздавались голоса. 

Толпа немного отхлынула, и я протолкался вперед. Все были сильно 

взволнованы. Я услышал какой-то странный, глухой шум, доносившийся из ямы. 

- Да осадите же наконец этих идиотов! - крикнул Оджилви. - Ведь мы не 

знаем, что в этой проклятой штуке! 

Я увидел молодого человека, кажется, приказчика из Уокинга, который 

влез на цилиндр, пытаясь выбраться из ямы, куда его столкнула толпа. 

Верхняя часть цилиндра отвинчивалась изнутри. Было видно около двух 

футов блестящей винтовой нарезки. Кто-то, оступившись, толкнул меня, я 

пошатнулся, и меня чуть было не скинули на вращающуюся крышку. Я 

обернулся, и, пока смотрел в другую сторону, винт, должно быть, вывинтился 

весь и крышка цилиндра со звоном упала на гравий. Я толкнул локтем кого-то 

позади себя и снова повернулся к цилиндру. Круглое пустое отверстие 

казалось совершенно черным. Заходящее солнце било мне прямо в глаза. 

Все, вероятно, ожидали, что из отверстия покажется человек; может быть, 

не совсем похожий на нас, земных людей, но все же подобный нам. По крайней 

мере, я ждал этого. Но, взглянув, я увидел что-то копошащееся в темноте - 

сероватое, волнообразное, движущееся; блеснули два диска, похожие на 

глаза. Потом что-то вроде серой змеи, толщиной в трость, стало выползать 

кольцами из отверстия и двигаться, извиваясь, в мою сторону - одно, потом 

другое. 

Меня охватила дрожь. Позади закричала какая-то женщина. Я немного 

повернулся, не спуская глаз с цилиндра, из которого высовывались новые 

щупальца, и начал проталкиваться подальше от края ямы. На лицах окружавших 

меня людей удивление сменилось ужасом. Со всех сторон послышались крики. 

Толпа попятилась. Приказчик все еще не мог выбраться из ямы. Скоро я 

остался один и видел, как убегали люди, находившиеся по другую сторону 

ямы, в числе их был и Стэнт. Я снова взглянул на цилиндр и оцепенел от 

ужаса. Я стоял, точно в столбняке, и смотрел. 

Большая сероватая круглая туша, величиной, пожалуй, с медведя, 

медленно, с трудом вылезала из цилиндра. Высунувшись на свет, она 

залоснилась, точно мокрый ремень. Два больших темных глаза пристально 

смотрели на меня. У чудовища была круглая голова и, если можно так 

выразиться, лицо. Под глазами находился рот, края которого двигались и 

дрожали, выпуская слюну. Чудовище тяжело дышало, и все его тело судорожно 

пульсировало. Одно его тонкое щупальце упиралось в край цилиндра, другим 

оно размахивало в воздухе. 

Тот, кто не видел живого марсианина, вряд ли может представить себе его 

страшную, отвратительную внешность. Треугольный рот, с выступающей верхней 

губой, полнейшее отсутствие лба, никаких признаков подбородка под 

клинообразной нижней губой, непрерывное подергивание рта, щупальца, как у 

Горгоны, шумное дыхание в непривычной атмосфере, неповоротливость и 

затрудненность в движениях - результат большей силы притяжения Земли, - в 


Страница 5 из 54:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"