Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

кругом стояли оголенные, черные; по еще живым стволам взбирались красные 

побеги. 

Окрестные дома все были разрушены, но ни один не сгорел; стены уцелели 

до второго этажа, но все окна были разбиты, двери сорваны. Красная трава 

буйно росла даже в комнатах. Подо мной в яме вороны дрались из-за падали. 

Множество птиц порхало по развалинам. По стене одного дома осторожно 

спускалась тощая кошка; но признаков людей я не видел нигде. 

День показался мне после моего заточения ослепительным, небо - 

ярко-голубым. Легкий ветерок слегка шевелил красную траву, разросшуюся 

повсюду, как бурьян. О, каким сладостным показался мне воздух! 

 

 

 

6. ЧТО СДЕЛАЛИ МАРСИАНЕ ЗА ДВЕ НЕДЕЛИ 

 

Несколько минут я стоял, пошатываясь, на груде мусора и обломков, 

совершенно забыв про опасность. В той зловонной берлоге, откуда я только 

что вылез, я все время думал лишь об угрожавшей мне опасности. Я не знал, 

что произошло за эти дни, не ожидал такого поразительного зрелища. Я думал 

увидеть Шин в развалинах - передо мной расстилался странный и зловещий 

ландшафт, словно на другой планете. 

В эту минуту я испытал чувство, чуждое людям, но хорошо знакомое 

подвластным нам животным. Я испытал то, что чувствует кролик, 

возвратившийся к своей норке и вдруг обнаруживший, что землекопы срыли до 

основания его жилище. Тогда я впервые смутно ощутил то, что потом стало 

мне вполне ясно, что угнетало меня уже много дней, - чувство 

развенчанности, убеждение, что я уже не царь Земли, а животное среди 

других тварей под пятой марсиан. С нами будет то же, что и с другими 

животными, - нас будут выслеживать, травить, а мы будем убегать и 

прятаться: царство человека кончилось. 

Эта мысль промелькнула и исчезла, и мной всецело овладело чувство 

голода: ведь я уже столько времени не ел! Невдалеке от ямы, за оградой, 

заросшей красной травой, я заметил уцелевший клочок сада. Это внушило мне 

некоторую надежду, и я стал пробираться, увязая по колено, а то и по шею в 

красной траве и чувствуя себя в безопасности под ее прикрытием. Стена сада 

была около шести футов высоты, и когда я попробовал вскарабкаться на нее, 

оказалось, что я не в силах занести ногу. Я прошел дальше вдоль стены до 

угла, где увидел искусственный холм, взобрался на него и спрыгнул в сад. 

Тут я нашел несколько луковиц шпажника и много мелкой моркови. Собрав все 

это, я перелез через разрушенную стену и направился к Кью между деревьями, 

обвитыми багряной и карминовой порослью; это походило на прогулку среди 

кровавых сталактитов. Мной владела лишь одна мысль: набрать побольше 

съестного и бежать, уйти как можно скорей из этой проклятой, непохожей на 

земную местности! 

Несколько дальше я нашел в траве кучку грибов и съел их, затем 

наткнулся на темную полосу проточной воды - там, где раньше были луга. 

Жалкая пища только обострила мой голод. Сначала я недоумевал, откуда 

взялась эта влага в разгаре жаркого, сухого лета, но потом догадался, что 

ее вызвало тропически-буйное произрастание красной травы. Как только это 

необыкновенное растение встречало воду, оно очень быстро достигало 

гигантских размеров и необычайно разрасталось. Его семена попали в воду 

Уэй и Темзы, и бурно растущие побеги скоро покрыли обе реки. 

В Путни, как я после увидел, мост был почти скрыт зарослями травы; у 

Ричмонда воды Темзы разлились широким, но неглубоким потоком по лугам 

Хэмптона и Туикенхема. Красная трава шла вслед за разливом, и скоро все 

разрушенные виллы в долине Темзы исчезли в алой трясине, на окраине 

которой я находился; красная трава скрыла следы опустошения, 

произведенного марсианами. 

Впоследствии эта красная трава исчезла так же быстро, как и выросла. Ее 

погубила болезнь, вызванная, очевидно, какими-то бактериями. Дело в том, 

что благодаря естественному отбору все земные растения выработали в себе 

способность сопротивляться бактериальным заражениям, они никогда не 

погибают без упорной борьбы; но красная трава засыхала на корню. Листья ее 

белели, сморщивались и становились хрупкими. Они отваливались при малейшем 

прикосновении, и вода, сначала помогавшая росту красной травы, тогда 

уносила последние ее остатки в море. 

Подойдя к воде, я, конечно, первым делом утолил жажду. Я выпил очень 

много и, побуждаемый голодом, стал жевать листья красной травы, но они 

оказались водянистыми, и у них был противный металлический привкус. Я 

обнаружил, что тут неглубоко, и смело пошел вброд, хотя красная трава и 

оплетала мне ноги. Но по мере приближения к реке становилось все глубже, и 

я повернул обратно по направлению к Мортлейку. Я старался держаться 

дороги, ориентируясь по развалинам придорожных вилл, по заборам и фонарям, 

и наконец добрался до возвышенности, на которой стоит Рохэмптон, - я 

находился уже в окрестностях Путни. 

Здесь ландшафт изменился и потерял свою необычность: повсюду виднелись 

следы разрушения. Порою местность была так опустошена, как будто здесь 

пронесся циклон, а через несколько десятков ярдов попадались совершенно 

нетронутые участки, дома с аккуратно спущенными жалюзи и запертыми 

дверями, - казалось, они были покинуты их обитателями на день, на два или 

там просто мирно спали. Красная трава росла уже не так густо, высокие 

деревья вдоль дороги были свободны от ползучих красных побегов. Я искал 

чего-нибудь съедобного под деревьями, но ничего не нашел; я заходил в два 

безлюдных дома, но в них, очевидно, уже побывали другие, и они были 

разграблены. Остаток дня я пролежал в кустарнике; я совершенно выбился из 

сил и не мог идти дальше. 

За все это время я не встретил ни одного человека и не заметил нигде 

марсиан. Мне попались навстречу две отощавшие собаки, но обе убежали от 

меня, хотя я и подзывал их. Близ Рохэмптона я наткнулся на два 


Страница 42 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41  [42]  43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"