Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Вдруг легкое металлическое побрякивание возобновилось. Щупальце 

медленно двигалось по кухне. Все ближе и ближе - оно уже в судомойне. Я 

надеялся, что оно не достанет до меня. Я начал горячо молиться. Щупальце 

царапнуло по двери погреба. Наступила целая вечность почти невыносимого 

ожидания; я услышал, как стукнула щеколда. Он отыскал дверь! Марсиане 

понимают, что такое двери! 

Щупальце провозилось со щеколдой не более одной минуты; потом дверь 

отворилась. 

В темноте я лишь смутно видел этот гибкий отросток, больше всего 

напоминавший хобот слона; щупальце приближалось ко мне, трогало и 

ощупывало стену, куски угля, дрова и потолок. Это был словно темней червь, 

поворачивавший свою слепую голову. 

Щупальце коснулось каблука моего ботинка. Я чуть но закричал, во 

сдержался, вцепившись зубами в руку. С минуту все было тихо. Я уже начал 

думать, что оно исчезло. Вдруг, неожиданно щелкнув, оно схватило что-то, - 

мне показалось, что меня! - и как будто стало удаляться из погреба. Но я 

не был в этом уверен. Очевидно, оно захватило кусок угля. 

Воспользовавшись случаем, я расправил онемевшие члены и прислушался. Я 

горячо молился про себя о спасении. 

Я не знал, дотянется оно до меня или нет. Вдруг сильным коротким ударом 

оно захлопнуло дверь погреба. Я слышал, как оно зашуршало по кладовой, 

слышал, как передвигались жестянки с бисквитами, как разбилась бутылка. 

Потом новый удар в дверь погреба. Потом тишина и бесконечно томительное 

ожидание. 

Ушло или нет? 

Наконец я решил, что ушло. 

Щупальце больше не возвращалось в угольный погреб; но я пролежал весь 

десятый день в темноте, зарывшись в уголь, не смея выползти даже, чтобы 

напиться, хотя мне страшно хотелось пить. Только на одиннадцатый день я 

решился выйти из своего убежища. 

 

 

 

5. ТИШИНА 

 

Прежде чем пойти в кладовую, я запер дверь из кухни в судомойню. Но 

кладовая была пуста; провизия вся исчезла - до последней крошки. Очевидно, 

марсианин все унес. Впервые за эти десять дней меня охватило отчаяние. Не 

только в этот день, но и в последующие два дня я не ел ничего. 

Рот и горло у меня пересохли, я сильно ослабел. Я сидел в судомойне в 

темноте, потеряв всякую надежду. Мне мерещились разные кушанья, и 

казалось, что я оглох, так как звуки, которые я привык слышать со стороны 

ямы, совершенно прекратились. У меня даже не хватило сил, чтобы бесшумно 

подползти к щели в кухне, иначе я бы это сделал. 

На двенадцатый день горло у меня так пересохло, что я, рискуя привлечь 

внимание марсиан, стал качать скрипучий насос возле раковины и добыл 

стакана два темной, мутной жидкости. Вода освежила меня, и я несколько 

приободрился, видя, что на шум от насоса не явилось ни одно щупальце. 

В течение этих дней я много размышлял о священнике и его гибели, но 

мысли мои путались и разбегались. 

На тринадцатый день я выпил еще немного воды и в полудреме думал о еде 

и строил фантастические, невыполнимые планы побега. Как только я начинал 

дремать, меня мучили кошмары: то смерть священника, то роскошные пиры. Но 

и во сне и наяву я чувствовал такую мучительную боль в горле, что, 

просыпаясь, пил и пил без конца. Свет, проникавший в судомойню, был теперь 

не сероватый, а красноватый. Нервы у меня были так расстроены, что этот 

свет казался мне кровавым. 

На четырнадцатый день я отправился в кухню и очень удивился, увидев, 

что трещина в стене заросла красной травой и полумрак приобрел красноватый 

оттенок. 

Рано утром на пятнадцатый день я услышал в кухне какие-то странные, 

очень знакомые звуки. Прислушавшись, я решил, что это, должно быть, 

повизгивание и царапанье собаки. Войдя в кухню, я увидел собачью морду, 

просунувшуюся в щель сквозь заросли красной травы. Я очень удивился. 

Почуяв меня, собака отрывисто залаяла. 

Я подумал, что, если удастся заманить ее в кухню без шума, я смогу 

убить ее и съесть; во всяком случае, лучше ее убить, не то она может 

привлечь внимание марсиан. 

Я пополз к ней и ласково поманил шепотом: 

- Песик! Песик! 

Но собака скрылась. 

Я прислушался - нет, я не оглох: в яме в самом деле тихо. Я различал 

только какой-то звук, похожий на хлопанье птичьих крыльев, да еще резкое 

карканье - и больше ничего. 

Долго лежал я у щели, не решаясь раздвинуть красную поросль. Раз или 

два я слышал легкий шорох - как будто собака бегала где-то внизу по песку. 

Слышал, как мне казалось, шуршание крыльев, и только. Наконец, осмелев, я 

выглянул наружу. 

В яме никого. Только в одном углу стая ворон дралась над останками 

мертвецов, высосанных марсианами. 

Я смотрел, не веря своим глазам. Ни одной машины. Яма опустела; в одном 

углу - груда серовато-голубой пыли, в другом - несколько алюминиевых полос 

да черные птицы над человеческими останками. 

Медленно пролез я сквозь красную поросль и встал на кучу щебня. Передо 

мной было открытое пространство, только сзади, на севере, горизонт был 

закрыт разрушенным домом, - и нигде я не заметил никаких признаков 

марсиан. Яма начиналась как раз у моих ног, но по щебню можно было 

взобраться на груду обломков. Значит, я спасен! Я весь затрепетал. 

Несколько минут я стоял в нерешительности, потом в порыве отчаянной 

смелости, с бьющимся сердцем вскарабкался на вершину развалин, под 

которыми я был так долго заживо погребен. 

Я осмотрелся еще раз. И к северу тоже ни одного марсианина. 

Когда в последний раз я видел эту часть Шина при дневном свете, здесь 

тянулась извилистая улица - нарядные белые и красные домики, окруженные 

тенистыми деревьями. Теперь я стоял на груде мусора, кирпичей, глины и 

песка, густо поросшей какими-то похожими на кактус, по колено высотой, 

красными растениями, заглушившими всю земную растительность. Деревья 


Страница 41 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40  [41]  42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"