Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

судомойню. В темноте я услыхал, что священник пьет. Я протянул руку и 

нащупал бутылку бургундского. 

Несколько минут мы боролись. Бутылка упала и разбилась. Я выпустил его 

и поднялся на ноги. Мы стояли друг против друга, тяжело дыша, сжимая 

кулаки. Наконец я встал между ним и запасами провизии и сказал, что решил 

ввести строгую дисциплину. Я разделил весь запас продовольствия на части 

так, чтобы его хватило на десять дней. Сегодня он больше ничего не 

получит. 

Днем он пытался снова подобраться к припасам. Я задремал было, но сразу 

встрепенулся. Весь день и всю ночь мы сидели друг против друга; я 

смертельно устал, но был тверд, он хныкал и жаловался на нестерпимый 

голод. Я знаю, что так прошли лишь одна ночь и один день, но мне казалось 

тогда и даже теперь кажется, что это тянулось целую вечность. 

Постоянные разногласия между нами привели наконец к открытому 

столкновению. В течение двух долгих дней мы перебранивались вполголоса, 

спорили, пререкались. Иногда я терял самообладание и бил его, иногда 

ласково убеждал, раз я даже попытался соблазнить его последней бутылкой 

бургундского: в кухне был насос для дождевой воды, откуда я мог напиться. 

Но ни уговоры, ни побои не действовали, казалось, он сошел с ума. Он 

по-прежнему пытался захватить провизию и продолжал разговаривать вслух сам 

с собой. Он вел себя очень неосторожно, и мы каждую минуту могли быть 

обнаружены. Скоро я понял, что он совсем потерял рассудок, - я оказался в 

темноте наедине с сумасшедшим. 

Мне думается, что и я был в то время не вполне нормален. Меня мучили 

дикие, ужасные сны. Как это ни странно, но я склонен думать, что 

сумасшествие священника послужило мне предостережением: я напряженно 

следил за собой и поэтому сохранил рассудок. 

На восьмой день священник начал говорить, и я ничем не мог удержать 

поток его красноречия. 

- Это справедливая кара, о боже, - повторял он поминутно, - 

справедливая! Порази меня и весь род мой. Мы согрешили, мы впали в грех... 

Повсюду люди страдали, бедных смешивали с прахом, а я молчал. Мои 

проповеди - сущее безумие, о боже мой, что за безумие! Я должен был 

восстать и, не щадя жизни своей, призывать к покаянию, к покаянию!.. 

Угнетатели бедных и страждущих!.. Карающая десница господня!.. 

Потом он снова вспомнил о провизии, к которой я его не подпускал, 

умолял меня, плакал, угрожал. Он начал повышать голос; я просил не делать 

этого; он понял спою власть надо мной и начал грозить, что будет кричать и 

привлечет внимание марсиан. Сперва это меня испугало, по я понял, что, 

уступи я, наши шансы на спасение уменьшились бы. Я отказал ему, хоть и не 

был уверен, что он не приведет в исполнение свою угрозу. В этот день, во 

всяком случае, этого не произошло. Он говорил все громче и громче весь 

восьмой и девятый день; это были угрозы, мольбы, порывы полубезумного 

многоречивого раскаяния в небрежном, недостойном служении богу. Мне даже 

стало жаль его. Немного поспав, он снова начал говорить, на этот раз так 

громко, что я вынужден был вмешаться. 

- Молчите! - умолял я. 

Он опустился на колени в темноте возле котла. 

- Я слишком долго молчал, - сказал он так громко, что его должны были 

услышать в яме, - теперь я должен свидетельствовать. Горе этому 

беззаконному граду! Горе! Горе! Горе! Горе обитателям Земли, ибо уже 

прозвучала труба. 

- Замолчите! - прохрипел я, вскакивая, ужасаясь при мысли, что марсиане 

услышат нас. - Ради бога, замолчите!.. 

- Нет! - воскликнул громко священник, поднимаясь и простирая вперед 

руки. - Изреки! Слово божие в моих устах! 

В три прыжка он очутился у двери в кухню. 

- Я должен свидетельствовать! Я иду! Я и так уже долго медлил. 

Я схватил секач, висевший на стене, и бросился за ним. От страха я 

пришел в бешенство. Я настиг его посреди кухни. Поддаваясь последнему 

порыву человеколюбия, я повернул острие ножа к себе и ударил его 

рукояткой. Он упал ничком на пол. Я, шатаясь, перешагнул через него и 

остановился, тяжело дыша. Он лежал не двигаясь. 

Вдруг я услышал шум снаружи, как будто осыпалась штукатурка, и 

треугольное отверстие в стене закрылось. Я взглянул вверх и увидел, что 

многорукая машина двигается мимо щели. Одно из щупалец извивалось среди 

обломков. Показалось второе щупальце, заскользившее по рухнувшим балкам. Я 

замер от ужаса. Потом я увидел нечто вроде прозрачной пластинки, 

прикрывавшей чудовищное лицо и большие темные глаза марсианина. 

Металлический спрут извивался, щупальце медленно просовывалось в пролом. 

Я отскочил, споткнулся о священника и остановился у двери судомойни. 

Щупальце просунулось ярда на два в кухню, извиваясь и поворачиваясь во все 

стороны. Несколько секунд я стоял как зачарованный, глядя на его 

медленное, толчкообразное приближение. Потом, тихо вскрикнув от страха, 

бросился в судомойню. Я так дрожал, что едва стоял на ногах. Открыв дверь 

в угольный подвал, я стоял в темноте, глядя через щель в двери и 

прислушиваясь. Заметил ли меня марсианин? Что он там делает? 

В кухне что-то медленно двигалось, задевало за стены с легким 

металлическим побрякиванием, точно связка ключей на кольце. Затем какое-то 

тяжелое тело - я хорошо знал, какое, - поволоклось по полу кухни к 

отверстию. Я не удержался, подошел к двери и заглянул в кухню. В 

треугольном, освещенном солнцем отверстии я увидел марсианина в многорукой 

машине, напоминавшего Бриарея, он внимательно разглядывал голову 

священника. Я сразу же подумал, что он догадается о моем присутствии по 

глубокой ране. 

Я пополз в угольный погреб, затворил дверь и в темноте, стараясь не 

шуметь, стал зарываться в уголь и наваливать на себя дрова. Каждую минуту 

я застывал и прислушивался, не двигается ли наверху щупальце марсианина. 


Страница 40 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39  [40]  41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"