Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ямы. От заката солнца до появления звезд эта ловкая машина изготовила не 

менее сотни таких полос прямо из глины, и куча голубоватой пыли стала 

подниматься выше края ямы. 

Контраст между быстрыми и сложными движениями всех этих машин и 

медлительными, неуклюжими движениями их хозяев был так разителен, что мне 

пришлось долго убеждать себя, что марсиане, а не их орудия являются живыми 

существами. 

Когда в яму принесли первых пойманных людей, у щели стоял священник. Я 

сидел на полу и напряженно прислушивался. Вдруг он отскочил назад, и я в 

ужасе притаился, думая, что нас заметили. Он тихонько пробрался ко мне по 

мусору и присел рядом в темноте, невнятно бормоча и показывая что-то 

жестами; испуг его передался и мне. Знаком он дал понять, что уступает мне 

щель; любопытство придало мне храбрости; я встал, перешагнул через 

священника и припал к щели. Сначала я не понял причины его страха. 

Наступили сумерки, звезды казались крошечными, тусклыми, но яма освещалась 

зелеными вспышками от машины, изготовлявшей алюминии. Неровные вспышки 

зеленого огня и двигавшиеся черные смутные тени производили жуткое 

впечатление. В воздухе кружились летучие мыши, ничуть не пугавшиеся. 

Теперь копошащихся марсиан не было видно за выросшей кучей 

голубовато-зеленого порошка. В одном из углов ямы стоял укороченный боевой 

треножник со сложенными поджатыми ногами. Вдруг среди гула машин 

послышались как будто человеческие голоса. Я подумал, что мне 

померещилось, и сначала не обратил на это внимания. 

Я нагнулся, наблюдая за боевым треножником, и тут только окончательно 

убедился, что в колпаке его находился марсианин. Когда зеленое пламя 

вспыхнуло ярче, я разглядел его лоснящийся кожный покров и блеск его глаз. 

Вдруг послышался крик, и я увидел, как длинное щупальце протянулось за 

плечо машины к металлической клетке, висевшей сзади. Щупальце подняло 

что-то отчаянно барахтавшееся высоко в воздух - черный, неясный, 

загадочный предмет на фоне звездного неба; когда этот предмет опустился, я 

увидел при вспышке зеленого света, что это человек. Я видел его одно 

мгновение. Это был хорошо одетый, сильный, румяный, средних лет мужчина. 

Три дня назад это, вероятно, был человек, уверенно шагавший по земле. Я 

видел его широко раскрытые глаза и отблеск огня на его пуговицах и часовой 

цепочке. Он исчез по другую сторону кучи, и на мгновение все стихло. Потом 

послышались отчаянные крики и продолжительное, удовлетворенное уханье 

марсиан... 

Я соскользнул с кучи щебня, встал на ноги и, зажав уши, бросился в 

судомойню. Священник, который сидел сгорбившись, обхватив голову руками, 

взглянул на меня, когда я пробегал мимо, довольно громко вскрикнул, 

очевидно, думая, что я покидаю его, и бросился за мной... 

В эту ночь, пока мы сидели в судомойне, разрываясь между смертельным 

страхом и желанием взглянуть в щель, я тщетно пытался придумать 

какой-нибудь способ спасения, хотя понимал, что действовать надо 

безотлагательно. Но на следующий день я заставил себя трезво оценить 

создавшееся положение. Священник не мог участвовать в обсуждении планов; 

от страха он лишился способности логически рассуждать и мог действовать 

лишь импульсивно. В сущности, он стал почти животным. Мне приходилось 

рассчитывать только на самого себя. Обдумав все хладнокровно, я решил, 

что, несмотря на весь ужас нашего положения, отчаиваться не следует. Мы 

могли надеяться, что марсиане расположились в яме только временно. Пусть 

они даже превратят яму в постоянный лагерь, и тогда нам может 

представиться случай к бегству, если они не сочтут нужным ее охранять. Я 

обдумал также очень тщательно план подкопа с противоположной стороны, но 

здесь нам угрожала опасность быть замеченными с какого-нибудь сторожевого 

треножника. Кроме того, подкоп пришлось бы делать мне одному. На 

священника полагаться было нельзя. 

Три дня спустя (если память мне не изменяет) на моих глазах был 

умерщвлен юноша; это был единственный раз, когда я видел, как питаются 

марсиане. После этого я почти целый день не подходил к щели. Я отправился 

в судомойню, отворил дверь и несколько часов рыл топором землю, стараясь 

производить как можно меньше шума. Но когда я вырыл яму фута в два 

глубиной, тяжелая земля с шумом осела, и я не решился рыть дальше. Я замер 

и долго лежал на полу, боясь пошевельнуться. После этого я бросил мысль о 

подкопе. 

Интересно отметить один факт: впечатление, произведенное на меня 

марсианами, было таково, что я не надеялся на победу людей, благодаря 

которой мог бы спастись. Однако на четвертую или пятую ночь послышались 

выстрелы тяжелых орудий. 

Была глубокая ночь, и луна ярко сияла. Марсиане убрали экскаватор и 

куда-то скрылись; лишь на некотором расстоянии от ямы стоял боевой 

треножник, да в одном из углов ямы многорукая машина продолжала работать 

как раз под щелью, в которую я смотрел. В яме было совсем темно, за 

исключением тех мест, куда падал лунный свет или отблеск многорукой 

машины, нарушавшей тишину своим лязгом. Ночь была ясная, тихая. Луна почти 

безраздельно царила в небе, одна только звезда нарушала ее одиночество. 

Вдруг послышался собачий лай, и этот знакомый звук заставил меня 

насторожиться. Потом очень отчетливо я услышал гул, словно грохот тяжелых 

орудий. Я насчитал шесть выстрелов и после долгого перерыва - еще шесть. 

Потом все стихло. 

 

 

 

4. СМЕРТЬ СВЯЩЕННИКА 

 

Это произошло на шестой день нашего заточения. Я смотрел в щель и вдруг 

почувствовал, что я один. Только что стоявший рядом со мной и 

отталкивавший меня от щели священник почему-то ушел в судомойню. Мне 

показалось это подозрительным. Беззвучно ступая, я быстро двинулся в 


Страница 39 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38  [39]  40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"