Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

 

 

1. ПОД ПЯТОЙ 

 

В первой книге я сильно отклонился в сторону от своих собственных 

приключений, рассказывая о похождениях брата. Пока разыгрывались события, 

описанные в двух последних главах, мы со священником сидели в пустом доме 

в Голлифорде, где мы спрятались, спасаясь от черного газа. С этого момента 

я и буду продолжать свой рассказ. Мы оставались там всю ночь с воскресенья 

на понедельник и весь следующий день, день паники, на маленьком островке 

дневного света, отрезанные от остального мира черным газом. Эти два дня мы 

провели в тягостном бездействии. 

Я очень тревожился за жену. Я представлял ее себе в Лезерхэде; должно 

быть, она перепугана, в опасности и уверена, что меня уже нет в живых. Я 

ходил по комнатам, содрогаясь при мысли о том, что может случиться с пей в 

мое отсутствие. Я не сомневался в мужестве своего двоюродного брата, но он 

был не из тех людей, которые быстро замечают опасность и действуют без 

промедления. Здесь требовалась не храбрость, а осмотрительность. 

Единственным утешением для меня было то, что марсиане двигались к Лондону, 

удаляясь от Лезерхэда. Такая тревога изматывает человека. Я очень устал, и 

меня раздражали постоянные вопли священника и его эгоистическое отчаяние. 

После нескольких безрезультатных попыток его образумить, я ушел в одну из 

комнат, очевидно, классную, где находились глобусы, модели и тетради. 

Когда он пробрался за мной и туда, я полез на чердак и заперся там в 

каморке; мне хотелось остаться наедине со своим горем. 

В течение этого дня и следующего мы были безнадежно отрезаны от мира 

черным газом. В воскресенье вечером мы заметили признаки людей в соседнем 

доме: чье-то лицо у окна, свет, хлопанье дверей. Не знаю, что это были за 

люди и что стало с ними. На другой день мы их больше не видели. Черный газ 

в понедельник утром медленно сползал к реке, подбираясь все ближе и ближе 

к нам, и наконец заклубился по дороге перед самым домом, где мы 

скрывались. 

Около полудня в поле показался марсианин, выпускавший из какого-то 

прибора струю горячего пара, который со свистом ударялся о стены, разбивая 

оконные стекла, и обжег руку священнику, когда тот выбежал на дорогу из 

комнаты. Когда много времени спустя мы прокрались в отсыревшие от пара 

комнаты и снова выглянули на улицу, вся земля к северу была словно 

запорошена черным снегом. Взглянув на долину реки, мы были очень удивлены, 

заметив у черных сожженных лугов какой-то странный красноватый оттенок. 

Мы не Сразу сообразили, насколько это меняло наше положение, - мы 

видели только, что теперь нечего бояться черного газа. Наконец я понял, 

что мы свободны и можем уйти, что дорога к спасению открыта. Мной снова 

овладела жажда деятельности. Но священник по-прежнему находился в 

состоянии крайней апатии. 

- Мы здесь в полной безопасности, - повторял он, - в полной 

безопасности. 

Я решил покинуть его (о, если бы я это сделал!) и стал запасаться 

провиантом и питьем, помня о наставлениях артиллериста. Я нашел масло и 

тряпку, чтобы перевязать свои ожоги, захватил шляпу и фуфайку, 

обнаруженные в одной из спален. Когда священник понял, что я решил уйти 

один, он тоже начал собираться. Нам как будто ничто не угрожало, и мы 

отправились по почерневшей дороге на Санбэри. По моим расчетам, было около 

пяти часов вечера. 

В Санбэри и на дороге валялись скорченные трупы людей и лошадей, 

опрокинутые повозки и разбросанная поклажа; все было покрыто слоем черной 

пыли. Этот угольно-черный покров напомнил мне все то, что я читал о 

разрушении Помпеи. Мы дошли благополучно до Хэмптон-Корт, удрученные 

странным и необычным видом местности; в Хэмптон-Корт мы с радостью увидели 

клочок зелени, уцелевшей от гибельной лавины. Мы прошли через Баши-парк, 

где под каштанами бродили лани; вдалеке несколько мужчин и женщин спешили 

к Хэмптону. Наконец, мы добрались до Туикенхема. Здесь в первый раз мы 

встретили людей. 

Вдали за Хемом и Питерсхемом все еще горели леса. Туикенхем избежал 

тепловых лучей и черного газа, и там попадались люди, но никто не мог 

сообщить нам ничего нового. Почти все они так же, как и мы, спешили 

дальше, пользуясь затишьем. Мне показалось, что кое-где в домах еще 

оставались жители, вероятно, слишком напуганные, чтобы бежать. И здесь, на 

дороге, виднелись следы панического бегства. Мне ясно запомнились три 

изломанных велосипеда, лежавших кучей и вдавленных в грунт проехавшими по 

ним колесами. Мы перешли Ричмондский мост около половины девятого. Мы 

спешили, чтобы поскорей миновать открытый мост, но я все же заметил 

какие-то красные груды в несколько футов шириной, плывшие вниз по течению. 

Я не знал, что это такое, - мне некогда было разглядывать; я дал им 

страшное истолкование, хотя для этого не было никаких оснований. Здесь, в 

сторону Сэррея, тоже лежала черная пыль, бывшая недавно газом, и валялись 

трупы, особенно много у дороги к станции. Марсиан мы не видели, пока не 

подошли к Барнсу. 

Селение казалось покинутым; мы увидели там трех человек, бежавших по 

переулку к реке. На вершине холма горел Ричмонд; за Ричмондом следов 

черного газа не было видно. 

Когда мы приближались к Кью, мимо нас пробежало несколько человек и над 

крышами домов - ярдов за сто от нас - показалась верхняя часть боевой 

машины марсианина. Стоило марсианину взглянуть вниз - и мы пропали бы. Мы 

оцепенели от ужаса, потом бросились в сторону и спрятались в каком-то 

сарае. Священник присел на землю, всхлипывая и отказываясь идти дальше. 

Но я решил во что бы то ни стало добраться до Лезерхэда и с 

наступлением темноты двинуться дальше. Я пробрался сквозь кустарник, 

прошел мимо большого дома с пристройками и вышел на дорогу к Кью. 

Священника я оставил в сарае, но он вскоре догнал меня. 


Страница 33 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  [33]  34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"