Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

раз разветвлялась, и толпа немного убавилась. 

Они направились к востоку через Хэдли и здесь по обе стороны дороги 

увидели множество людей, пивших прямо из реки и дравшихся из-за места у 

воды. Еще дальше, с холма близ Ист-Барнета, они видели, как вдали 

медленно, без гудков, друг за другом двигались на север два поезда; не 

только вагоны, но даже тендеры с углем были облеплены народом. Очевидно, 

поезда эти заполнялись пассажирами еще до Лондона, потому что из-за паники 

посадка на центральных вокзалах была совершенно невозможна. 

Вскоре они остановились отдохнуть: все трое устали от пережитых 

волнений. Они чувствовали первые приступы голода, ночь была холодная, 

никто из них не решался уснуть. В сумерках мимо их стоянки проходили 

беженцы, спасаясь от неведомой опасности, - они шли в ту сторону, откуда 

приехал брат. 

 

 

 

17. "СЫН ГРОМА" 

 

Если бы марсиане добивались только разрушения, то они могли бы тогда 

же, в понедельник, уничтожить все население Лондона, пока оно медленно 

растекалось по ближайшим графствам. Не только по дороге к Барнету, но и по 

дорогам к Эджуэру и Уолтхем-Эбби, и на восток к Саусэнду и Шубэринесу, и к 

югу от Темзы, к Дилю и Бродстэрсу стремилась такая же обезумевшая толпа. 

Если бы в это июньское утро кто-нибудь, поднявшись на воздушном шаре в 

ослепительную синеву, взглянул на Лондон сверху, то ему показалось бы, что 

все северные и восточные дороги, расходящиеся от гигантского клубка улиц, 

испещрены черными точками, каждая точка - это человек, охваченный 

смертельным страхом и отчаянием. В конце предыдущей главы я передал 

рассказ моего брата о дороге через Чиппинг-Барнет, чтобы показать 

читателям, как воспринимал вблизи этот рой черных точек один из беженцев. 

Ни разу еще за всю историю не двигалось и не страдало вместе такое 

множество людей. Легендарные полчища готов и гуннов, огромные орды азиатов 

показались бы только каплей в этом потоке. Это было стихийное массовое 

движение, паническое, стадное бегство, всеобщее и ужасающее, без всякого 

порядка, без определенной цели; шесть миллионов людей, безоружных, без 

запасов еды, стремились куда-то очертя голову. Это было началом падения 

цивилизации, гибели человечества. 

Прямо под собой воздухоплаватель увидел бы сеть длинных широких улиц, 

дома, церкви, площади, перекрестки, сады, уже безлюдные, распростертые, 

точно огромная карта, запачканная в той части, где обозначены южные районы 

города. Над Илингом, Ричмондом, Уимблдоном словно какое-то чудовищное перо 

накапало чернильные кляксы. Безостановочно, неудержимо каждая клякса 

ширилась и растекалась, разветвляясь во все стороны и быстро переливаясь 

через возвышенности в какую-нибудь открывшуюся ложбину, - так расплывается 

чернильное пятно на промокательной бумаге. 

Дальше, за голубыми холмами, поднимавшимися на юг от реки, расхаживали 

марсиане в своей сверкающей броне, спокойно и методически выпуская в тот 

или иной район ядовитые облака газа; затем они рассеивали газ струями пара 

и не спеша занимали завоеванную территорию. Они, очевидно, не стремились 

все уничтожить, хотели только вызвать полную деморализацию и таким образом 

сломить всякое сопротивление. Они взрывали пороховые склады, перерезали 

телеграфные провода и портили в разных местах железнодорожное полотно. Они 

как бы подрезали человечеству подколенную жилу. По-видимому, они не 

торопились расширить зону своих действий и в этот день не пошли дальше 

центра Лондона. Возможно, что значительное количество лондонских жителей 

оставалось еще в своих домах в понедельник утром. Достоверно известно, что 

многие из них были задушены черным газом. 

До полудня лондонский Пул представлял удивительное зрелище. Пароходы и 

другие суда еще стояли там, и за переезд предлагались громадные деньги. 

Говорят, что многие бросались вплавь к судам, их отталкивали баграми, и 

они тонули. Около часу дня под арками моста Блэкфрайер показались тонкие 

струйки черного газа. Тотчас же весь Пул превратился в арену бешеного 

смятения, борьбы и свалки; множество лодок и катеров стеснилось в северной 

арке моста Тауэр, и матросы и грузчики отчаянно отбивались от толпы, 

напирающей с берега. Некоторые даже спускались вниз по устоям моста... 

Когда час спустя за Вестминстером появился первый марсианин и 

направился вниз по реке, за Лаймхаузом плавали лишь одни обломки. 

Я уже упоминал о пятом цилиндре. Шестой упал возле Уимблдона. Брат, 

охраняя своих спутниц, спавших в коляске на лугу, видел зеленую вспышку 

огня далеко за холмами. Во вторник, все еще не теряя надежды уехать морем, 

они продолжали пробираться с толпой беженцев к Колчестеру. Слухи о том, 

что марсиане уже захватили Лондон, подтвердились. Их заметили у Хайгета и 

даже у Нисдона. Мой брат увидел их только на следующий день. 

Вскоре толпы беженцев стали нуждаться в продовольствии. Голодные люди 

не церемонились с чужой собственностью. Фермеры вынуждены были с оружием в 

руках защищать свои скотные дворы, амбары и еще не снятый с полей урожай. 

Некоторые беженцы, подобно моему брату, повернули на восток. Находились 

такие смельчаки, которые в поисках пищи возвращались обратно в сторону 

Лондона. Это были главным образом жители северных предместий, которые 

знали о черном газе лишь понаслышке. Говорили, что около половины членов 

правительства собралось в Бирмингеме и что большое количество взрывчатых 

веществ было заготовлено для закладки автоматических мин в графствах 

Мидлена. 

Брат слышал также, что мидленская железнодорожная компания исправила 

все повреждения, причиненные в первый день паники, восстановила сообщение, 

и поезда снова идут к северу от Сент-Олбенса, чтобы уменьшить наплыв 

беженцев в окрестные графства. В Чиппинг-Онгаре висело объявление, 


Страница 30 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29  [30]  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"