Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

мимо них, опустив глаза в землю. Они слышали, как он разговаривал сам с 

собой, и, оглянувшись, увидели, что одной рукой он схватил себя за волосы, 

а другой наносил удары невидимому врагу. После этого приступа бешенства 

он, не оглядываясь, пошел дальше. 

Когда брат и его спутницы подъезжали к перекрестку дорог южнее Барнета, 

то увидели в поле, слева от дороги, женщину с ребенком на руках; двое 

детей плелись за нею, а позади шагал муж в грязной черной блузе, с толстой 

палкой в одной руке и чемоданом в другой. Потом откуда-то из-за вилл, 

отделявших проселок от большой дороги, выехала тележка, в которую был 

впряжен взмыленный черный пони; правил бледный юноша в котелке, сером от 

пыли. В тележке сидели три девушки, с виду фабричные работницы Ист-Энда, и 

двое детей. 

- Как проехать на Эджуэр? - спросил бледный, растерянный возница. 

Брат ответил, что надо свернуть налево, и молодой человек хлестнул 

пони, даже не поблагодарив. 

Брат заметил, что дома перед ним и фасад террасы, примыкающей к одной 

из вилл, стоявших по ту сторону дороги, окутаны голубоватой дымкой, точно 

мглой. Миссис Элфинстон вдруг вскрикнула, увидав над домами красные языки 

пламени, взлетавшие в ярко-синее небо. Из хаоса звуков стали выделяться 

голоса, грохот колес, скрип повозок и дробный стук копыт. Ярдов за 

пятьдесят от перекрестка узкая дорога круто заворачивала. 

- Боже мой! - вскрикнула миссис Элфинстон. - Куда же вы нас везете? 

Брат остановился. 

Большая дорога представляла собой сплошной клокочущий людской поток, 

стремившийся к северу. Облако белой пыли, сверкающее в лучах солнца, 

поднималось над землей футов на двадцать, окутывало все сплошной пеленой и 

ни на минуту не рассеивалось, так как лошади, пешеходы и колеса 

всевозможных экипажей вздымали все новые и новые клубы. 

- Дорогу! - слышались крики. - Дайте дорогу! 

Когда они приближались к перекрестку, им казалось, будто они въезжают в 

горящий лес; толпа шумела, как пламя, а пыль была жгучей и едкой. Впереди 

пылала вилла, увеличивая смятение, и клубы черного дыма стлались по 

дороге. 

Мимо прошли двое мужчин. Потом какая-то женщина, перепачканная и 

заплаканная, с тяжелым узлом. Потерявшаяся охотничья собака, испуганная и 

жалкая, высунув язык, покружилась вокруг коляски и убежала, когда брат 

цыкнул на нее. 

Впереди, насколько хватал глаз, вся дорога от Лондона казалась сплошным 

клокочущим потоком грязных и толкающих друг друга людей, катившимся между 

двумя рядами вилл. У поворота дороги из черного месива тел на миг 

выступали отдельные лица и фигуры, потом они проносились мимо и снова 

сливались в сплошную массу, полускрытую облаком пыли. 

- Пропустите!.. - раздавались крики. - Дорогу, дорогу! 

Руки идущих сзади упирались в спины передних. Брат вел под уздцы пони. 

Подхваченный толпой, он медленно, шаг за шагом продвигался вперед. 

В Эджуэре чувствовалось беспокойство, в Чок-Фарме была паника - 

казалось, происходило переселение народов. Трудно описать эти полчища. Это 

была безликая масса, появлявшаяся из-за угла и исчезавшая за поворотом. По 

обочине дороги плелись пешеходы, увертываясь от колес экипажей, 

сталкиваясь, спотыкаясь, падая в канаву. 

Повозки и экипажи тянулись вплотную друг за другом. Более проворные и 

нетерпеливые иногда вырывались вперед, заставляя пешеходов жаться к 

окаймлявшим дорогу заборам и воротам вилл. 

- Скорей, скорей! - слышались крики. - Дорогу! Они идут! 

В одной повозке стоял слепой старик в мундире Армии спасения. Он 

размахивал руками со скрюченными пальцами и вопил: "Вечность, вечность!" 

Он охрип, но кричал так пронзительно, что брат еще долго слышал его после 

того, как тот скрылся в облаке пыли. Многие ехавшие в экипажах без толку 

нахлестывали лошадей и переругивались; некоторые сидели неподвижно, 

жалкие, растерянные; другие грызли руки от жажды или лежали, бессильно 

растянувшись, в повозках. Глаза лошадей налились кровью, удила Выли 

покрыты пеной. 

Тут были бесчисленные кэбы, коляски, фургоны, тележки, почтовая карета, 

телега мусорщика о надписью: "Приход св.Панкратия", - большая платформа 

для досок, переполненная оборванцами. Катилась фура для перевозки пива, 

колеса ее были забрызганы свежей кровью. 

- Дайте дорогу! - раздались крики. - Дорогу! 

- Вечность, вечность! - доносилось, как эхо, издалека. 

Тут были женщины, бледные и грустные, хорошо одетые, с плачущими и еле 

передвигавшими ноги детьми; дети были все в пыли и заплаканы. Со многими 

женщинами шли мужья, то заботливые, то озлобленные и мрачные. Тут же 

прокладывали себе дорогу оборванцы в выцветших томных лохмотьях, с дикими 

глазами, зычно кричавшие и цинично ругавшиеся. Рядом о рослыми рабочими, 

энергично пробиравшимися вперед, теснились тщедушные растрепанные люди, 

похожие по одежде на клерков или приказчиков; брат заметил раненого 

солдата, железнодорожных носильщиков и какую-то жалкую женщину в пальто, 

наброшенном поверх ночной рубашки. 

Но, несмотря на все свое разнообразие, люди в этой толпе имели нечто 

общее. Лица у всех были испуганные, измученные, чувствовалось, что всех 

гонит страх. Всякий шум впереди, на дороге, спор из-за места в повозке 

заставлял всю толпу ускорять шаг; даже люди, до того напуганные и 

измученные, что у них подгибались колени, вдруг, точно гальванизированные 

страхом, становились на мгновение более энергичными. Жара и пыль истомили 

толпу. Кожа пересохла, губы почернели и потрескались. Всех мучила жажда, 

все устали, все натрудили ноги. Повсюду слышались споры, упреки, стоны 

изнеможения; у большинства голоса были хриплые и слабые. Вся толпа то и 

дело выкрикивала, точно припев: 

- Скорей, скорой! Марсиане идут! 

Некоторые останавливались в отходили в сторону от людского потока. 

Проселок, на котором стояла коляска, выходил на шоссе и казался 


Страница 28 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  [28]  29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"