Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

что у них был ограниченный запас материала для его производства, или 

потому, что они не хотели обращать страну в пустыню, а только подавить 

оказываемое им сопротивление. Это им, бесспорно, удалось. Ночь на 

понедельник была последней ночью организованной борьбы с марсианами. После 

этого никто уже не осмеливался выступить против них, всякое сопротивление 

казалось безнадежным. Даже экипажи торпедных катеров и миноносцев, 

поднявшихся вверх по Темзе со скорострельными пушками, отказались 

оставаться на реке, взбунтовались и ушли в море. Единственное, на что люди 

решались после этой ночи, - это закладка мин и устройство ловушек, но даже 

это делалось недостаточно планомерно. 

Можно только вообразить себе судьбу батарей Эшера, которые так 

напряженно выжидали во мраке. Там никого не осталось в живых. Представьте 

себе ожидание настороженных офицеров, орудийную прислугу, приготовившуюся 

к залпу, сложенные у орудий снаряды, обозную прислугу у передков лафетов с 

лошадьми, штатских зрителей, старающихся подойти возможно ближе, вечернюю 

тишину, санитарные фургоны и палатки походного лазарета с обожженными и 

ранеными из Уэйбриджа. Затем глухой раскат выстрелов марсиан и шальной 

снаряд, пролетевший над деревьями и домами и упавший в соседнем поле. 

Можно представить себе изумление и испуг при виде быстро 

развертывающихся колец и завитков надвигающегося черного облака, которое 

превращало сумерки в густой осязаемый мрак: непонятный и неуловимый враг 

настигает свои жертвы; охваченные паникой люди и лошади бегут, падают; 

вопли ужаса, брошенные орудия, люди, корчащиеся на земле, - и все 

расширяющийся черный конус газа. Потом ночь и смерть - и безмолвная дымная 

завеса над мертвецами. 

Перед рассветом черный газ разлился по улицам Ричмонда. Правительство 

теряло нити управления; в последнем усилии оно призвало население Лондона 

к бегству. 

 

 

 

16. УХОД ИЗ ЛОНДОНА 

 

Легко представить себе ту бушующую волну страха, которая прокатилась по 

величайшему городу мира рано утром в понедельник, - ручей беженцев, быстро 

выросший в поток, бурно пенившийся вокруг вокзалов, превращающийся в 

бешеный водоворот у судов на Темзе и устремляющийся всеми возможными 

путями к северу и к востоку. К десяти часам паника охватила полицию, к 

полудню - железнодорожную администрацию: административные единицы теряли 

связь друг с другом, растворялись в человеческом потоке и уносились на 

обломках быстро распадавшегося социального организма. 

Все железнодорожные линии к северу от Темзы и жители и юго-восточной 

части города были предупреждены еще в полночь в воскресенье, уже в два 

часа все поезда были переполнены, люди отчаянно дрались из-за мест в 

вагонах. К трем часам давка и драка происходили уже и на Бишопсгейт-стрит; 

на расстоянии нескольких сот ярдов от вокзала, на Ливерпуль-стрит, 

стреляли из револьверов, пускали в ход ножи, а полисмены, посланные 

регулировать движение, усталые и разъяренные, избивали дубинками людей, 

которых они должны были охранять. 

Скоро машинисты и кочегары стали отказываться возвращаться в Лондон; 

толпы отхлынули от вокзалов и устремились к шоссейным дорогам, ведущим на 

север. В полдень у Барнса видели марсианина; облако медленно оседавшего 

черного газа ползло по Темзе и равнине Ламбет, отрезав дорогу через мосты. 

Другое облако поползло по Илингу и окружило небольшую кучку уцелевших 

людей на Касл-Хилле; они остались живы, но выбраться не могли. 

После безуспешной попытки попасть на северо-западный поезд в Чок-Фарме, 

когда поезд, переполненный еще на товарной платформе, стал прокладывать 

себе путь сквозь исступленную толпу и несколько дюжих молодцов едва 

удерживали публику, собиравшуюся размозжить машинисту голову о топку, - 

мой брат вышел на Чок-Фарм-роуд, перешел дорогу, лавируя среди роя 

мчавшихся экипажей, и, по счастью, оказался одним из первых при разгроме 

велосипедного магазина! Передняя шина велосипеда, который он захватил, 

лопнула, когда он вытаскивал машину через окно, но тем не менее, только 

слегка поранив кисть руки в свалке, он сел и поехал. Путь по крутому 

подъему Хаверсток-Хилла был загроможден опрокинутыми экипажами, и брат 

свернул на Белсайз-роуд. 

Таким образом он выбрался из охваченного паникой города и к семи часам 

достиг Эджуэра, голодный и усталый, по зато значительно опередив поток 

беженцев. Вдоль дороги стояли местные жители, любопытные и недоумевающие. 

Его обогнали несколько велосипедистов, несколько всадников и два 

автомобиля. За милю от Эджуэра лопнул обод колеса, ехать дальше было 

невозможно. Он бросил велосипед у дороги и пешком вошел в деревню. На 

главной улице несколько лавок было открыто; жители толпились на тротуарах, 

стояли у дверей и окон и с удивлением смотрели на необычайное шествие 

беженцев, которое только еще начиналось. Брату удалось перекусить в 

гостинице. 

Он бродил по Эджуэру, не зная, что делать дальше. Толпа беженцев все 

увеличивалась. Многие, подобно брату, по прочь были остаться там. О 

марсианах ничего нового не сообщалось. 

Дорога уже наполнилась беженцами, но была еще проходима. Сначала было 

больше велосипедистов, потом появились быстро мчавшиеся автомобили, 

изящные кэбы, коляски; пыль столбом стояла на дороге до самого 

Сент-Олбенса. 

Вспомнив, очевидно, про своих друзей в Челмсфорде, брат решил свернуть 

на тихий проселок, тянувшийся к востоку. Когда перед ним вырос забор, он 

перелез через пего и направился по тропинке к северо-востоку. Он миновал 

несколько фермерских коттеджей и какие-то деревушки, названий которых не 

знал. Изредка попадались беженцы. У Хай-Барнета, на заросшем травой 

проселке, он встретился с двумя дамами, ставшими его спутницами. Он догнал 


Страница 26 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25  [26]  27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"