Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Этот вой и пальбу орудий Рипли и Сент-Джордж-Хилла мы и слышали около 

Верхнего Голлифорда. Артиллеристы у Рипли - неопытные волонтеры, которых 

не следовало ставить на такую позицию, - дали всего один преждевременный 

безрезультатный залп и, кто верхом, кто пешком, бросились врассыпную по 

опустевшему местечку. Марсианин, то шагая через орудия, то осторожно 

ступая среди них и даже не пользуясь тепловым лучом, опередил их и, таким 

образом, застал врасплох батареи в Пэйнс-Хилл-парке, которые он и 

уничтожил. 

Артиллеристы в Сент-Джордж-Хилле оказались более опытными и храбрыми. 

Скрытые соснами от ближайшего к ним марсианина, который не ожидал 

нападения, они навели свои орудия спокойно, как на параде, и, когда 

марсианин находился на расстоянии около тысячи ярдов, дали залп. 

Снаряды рвались вокруг марсианина. Он сделал несколько шагов, 

пошатнулся и упал. Все закричали от радости, и орудия снова поспешно 

зарядили. Рухнувший марсианин издал продолжительный вой, и тотчас второй 

сверкающий гигант, отвечая ему, показался над деревьями с юга. 

По-видимому, снаряд разбил одну из ног треножника. Второй залп пропал 

даром, снаряды перелетели через упавшего марсианина и ударились в землю. И 

тотчас же два других марсианина подняли камеры теплового луча, направляя 

их на батарею. Снаряды взорвались, сосны загорелись, из прислуги, 

обратившейся в бегство, уцелело всего несколько человек. 

Марсиане остановились и стали о чем-то совещаться. Разведчики, 

наблюдавшие за ними, донесли, что они стояли неподвижно около получаса. 

Опрокинутый марсианин неуклюже выполз из-под своего колпака - небольшая 

бурая туша, издали похожая на грибной нарост, - и занялся починкой 

треножника. К девяти он кончил работать, и его колпак снова показался над 

лесом. 

В начале десятого к этим трем часовым присоединились четыре других 

марсианина, вооруженных большими черными трубами. Такие же трубы были 

вручены каждому из трех первых. После этого все семеро растянулись цепью 

на равном расстоянии друг от друга, по кривой между Сент-Джордж-Хиллом, 

Уэйбриджем и Сэндом, на юго-западе от Рипли. 

Как только они начали двигаться, с холмов взвились сигнальные ракеты, 

предупреждая батареи у Диттона и Эшера. В то же время четыре боевые 

машины, также снабженные трубами, переправились через реку, и две из них 

появились передо мной и священником, четко вырисовываясь на фоне 

послезакатного неба, когда мы, усталые и измученные, торопливо шли по 

дороге на север от Голлифорда. Нам казалось, что они двигаются по облакам, 

потому что молочный туман покрывал поля и подымался до трети их роста. 

Священник, увидев их, вскрикнул сдавленным голосом и пустился бежать. 

Зная, что бегство бесполезно, я свернул в сторону и пополз среди мокрого 

от росы терновника и крапивы в широкую канаву на краю дороги. Священник 

оглянулся, увидел, что я делаю, и подбежал ко мне. 

Два марсианина остановились; ближайший к нам стоял, обернувшись к 

Санбэри; другой маячил серой бесформенной массой под вечерней звездой в 

стороне Стэйнса. 

Вой марсиан прекратился и каждый из них безмолвно занял свое место на 

огромной подкове, охватывающей ямы с цилиндрами. Расстояние между концами 

подковы было не менее двенадцати миль. Ни разу еще со времени изобретения 

пороха сражение не начиналось среди такой тишины. Из Рипли было видно то 

же, что и нам: марсиане одни возвышались в сгущающемся сумраке, освещенные 

лишь бледным месяцем, звездами, отблеском заката и красноватым заревом над 

Сент-Джордж-Хиллом и лесами Пэйнс-Хилла. 

Но против наступающих марсиан повсюду - у Стэйнса, Хаунслоу, Диттона, 

Эшера, Окхема, за холмами и лесами к югу от реки и за ровными сочными 

лугами к северу от нее, из-за прикрытия деревьев и домов - были выставлены 

орудия. Сигнальные ракеты взвивались и рассыпались искрами во мраке; 

батареи лихорадочно готовились к бою. Марсианам стоило только ступить за 

линию огня, и все эти неподвижные люди, все эти пушки, поблескивавшие в 

ранних сумерках, разразились бы грозовой яростью боя. 

Без сомнения, так же как и я, тысячи людей, бодрствуя в эту ночь, 

думали о том, понимают ли нас марсиане. Поняли они, что нас миллионы и что 

мы организованны, дисциплинированны и действуем согласованно? Или для них 

наши выстрелы, неожиданные разрывы снарядов, упорная осада их укреплений 

то же самое, что для нас яростное нападение потревоженного пчелиного улья? 

Или они воображают, что могут истребить всех вас? (В это время еще никто 

не знал, чем питаются марсиане.) Сотни таких вопросов приходили мне в 

голову, пока я наблюдал за стоявшим на страже марсианином. Вместе с тем я 

думал о том, какое встретит их сопротивление на пути в Лондон. Вырыты ли 

ямы-западни? Удастся ли заманить их к пороховым заводам в Хаунслоу? Хватит 

ли у лондонцев мужества превратить в новую пылающую Москву свой огромный 

город? 

Нам показалось, что мы бесконечно долго ползли по земле вдоль изгороди, 

то и дело из-за нее выглядывая; наконец раздался гул отдаленного 

орудийного выстрела. Затем второй - несколько ближе - и третий. Тогда 

ближайший и нам марсианин высоко поднял свою трубу я выстрелил из нее, как 

из пушки, с таким грохотом, что дрогнула земля. Марсианин у Стэйнса 

последовал его примеру. При этом не было ни вспышки, ни дыма - только гул 

взрыва. 

Я был тая поражен этими раскатами, следовавшими один за другим, что 

забыл об опасности, о своих обожженных руках и полез на изгородь 

посмотреть, что происходит у Санбэри. Снова раздался выстрел, и огромный 

снаряд пролетел высоко надо мной по направлению к Хаунслоу. Я ожидал 

увидеть или дым, или огонь, или какой-нибудь иной признак его 

разрушительного действия, но увидел только темно-синее небо с одинокой 


Страница 24 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23  [24]  25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"