Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

как землетрясение, разрушившее сто лет назад Лиссабон. 

Впрочем, им нечего было спешить. Из межпланетного пространства каждые 

двадцать четыре часа, доставляя им подкрепление, падало по цилиндру. Между 

тем военные и морские власти готовились с лихорадочной поспешностью, 

уразумев наконец ужасную силу противника. Ежеминутно устанавливались новые 

орудия. Еще до наступления сумерек из каждого куста, из каждой пригородной 

дачи на холмистых склонах близ Кингстона и Ричмонда уже торчало черное 

пушечное жерло. На всем обугленном и опустошенном пространстве в двадцать 

квадратных миль вокруг лагеря марсиан на Хорселлской пустоши, среди 

пепелищ и развалин, под черными, обгорелыми остатками сосновых лесов, 

ползли самоотверженные разведчики с гелиографами, готовые тотчас же 

предупредить артиллерию о приближении марсиан. Но марсиане поняли мощь 

нашей артиллерии и опасность близости людей: всякий, кто дерзнул бы 

подойти к одному из цилиндров ближе, чем на милю, поплатился бы жизнью. 

По-видимому, гиганты потратили дневные часы на переноску груза второго 

и третьего цилиндров - второй упал у Аддлстона на площадке для игры в 

гольф, третий у Пирфорда - к своей яме на Хорселлской пустоши. Возвышаясь 

над почерневшим вереском и разрушенными строениями, стоял на часах один 

марсианин, остальные же спустились со своих боевых машин в яму. Они 

усердно работали до поздней ночи, и из ямы вырывались клубы густого 

зеленого дыма, который был виден с холмов Мерроу и даже, как говорят, из 

Бенстеда и Эпсома. 

Пока позади меня марсиане готовились к новой вылазке, а впереди 

человечество собиралось дать им отпор, я с великим трудом и мучениями 

пробирался от дымящихся пожарищ Уэйбриджа к Лондону. 

Увидев вдали плывшую вниз по течению пустую лодку, я сбросил большую 

часть своего промокшего платья, подплыл к ней и таким образом выбрался из 

района разрушений. Весел не было, но я подгребал, сколько мог, обожженными 

руками и очень медленно подвигался к Голлифорду и Уолтону, то и дело, по 

вполне понятным причинам, боязливо оглядываясь назад. Я предпочел водный 

путь, так как на воде легче было спастись в случае встречи с гигантами. 

Горячая вода, вскипевшая при падении марсианина, текла вниз по реке, и 

поэтому почти на протяжении мили оба берега были скрыты паром. Впрочем, 

один раз мне удалось разглядеть черные фигурки людей, бежавших через луга 

прочь от Уэйбриджа. Голлифорд казался вымершим, несколько домов у берега 

горело. Странно было видеть под знойным голубым небом спокойное и 

безлюдное селение, над которым взлетали языки пламени и клубился дым. 

Первый раз видел я пожар без суетящейся кругом толпы. Сухой камыш на 

отмели дымился и вспыхивал, и огонь медленно подбирался к стогам сена, 

стоявшим поодаль. 

Долго я плыл по течению, усталый и измученный своими пережитыми 

передрягами. Даже на воде было очень жарко. Однако страх был сильнее 

усталости, и я снова стал грести руками. Солнце жгло мою обнаженную спину. 

Наконец, когда за поворотом показался Уолтонский мост, лихорадка и 

слабость преодолели страх, и я причалил к отмели Миддлсэкса и в полном 

изнеможении упал на траву. Судя по солнцу, было около пяти часов. Потом я 

встал, прошел с полмили, никого не встретив, и снова улегся в тени живой 

изгороди. Помню, я говорил сам с собой вслух, как в бреду. Меня томила 

жажда, и я жалел, что не напился на реке. Странное дело, я почему-то 

злился на свою жену; меня очень раздражало, что я никак не мог добраться 

до Лезерхэда. 

Я не помню, как появился священник, - вероятно, я задремал. Я увидел, 

что он сидит рядом со мной в выпачканной сажей рубашке; подняв кверху 

гладко выбритое лицо, он, не отрываясь, смотрел на бледные отблески, 

пробегавшие по небу. Небо было покрыто барашками - грядами легких, 

пушистых облачков, чуть окрашенных летним закатом. 

Я привстал, и он быстро обернулся ко мне. 

- У вас есть вода? - спросил я. 

Он отрицательно покачал головой. 

- Вы уже целый час просите пить, - сказал он. 

С минуту мы молчали, разглядывая друг друга. Вероятно, я показался ему 

странным: почти голый - на мне были только промокшие насквозь брюки и 

носки, - красный от ожогов, с лицом и шеей черными от дыма. У него было 

лицо слабовольного человека, срезанный подбородок, волосы спадали льняными 

завитками на низкий лоб, большие бледно-голубые глаза смотрели пристально 

и грустно. Он говорил отрывисто, уставясь в пространство. 

- Что такое происходит? - опросил он. - Что значит все это? 

Я посмотрел на него и ничего не ответил. 

Он простер белую тонкую руку и заговорил жалобно: 

- Как могло это случиться? Чем мы согрешили? Я кончил утреннюю службу и 

прогуливался по дороге, чтобы освежить, голову и приготовиться к 

проповеди, и вдруг - огонь, землетрясение, смерть! Содом и Гоморра! Все 

наши труды пропали, все труды... Кто такие эти марсиане? 

- А кто такие мы сами? - ответил я, откашливаясь. 

Он обхватил колени руками и снова повернулся ко мне. С полминуты он 

молча смотрел на меня. 

- Я прогуливался по дороге, чтобы освежить голову, - повторил он. - И 

вдруг - огонь, землетрясение, смерть! 

Он снова замолчал; подбородок его почти касался колец. 

Потом опять заговорил, размахивая рукой: 

- Все труды... все воскресные школы... Чем мы провинились? Чем 

провинился Уэйбридж? Все исчезло, все разрушено. Церковь! Мы только три 

года назад заново ее отстроили. И вот она исчезла, стерта с лица земли! За 

что? 

Новая пауза, и опять он заговорил, как помешанный. 

- Дым от этого пожарища будет вечно возноситься к небу! - воскликнул 

он. 

Его глаза блеснули, тонкий палец указывал на Уэйбридж. 

Я начал догадываться, что это душевнобольной. Страшная трагедия, 


Страница 19 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18  [19]  20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"