Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

просто так, поглазеть на пловцов-чемпионов. Болельщики-пловцы знают все. 

И знают досконально. 

Любой из них без запинки сообщит не только все результаты, показанные 

его любимцем за последние десять лет на всех дистанциях с точностью до 

десятой доли секунды. Болельщик знает объем грудной клетки пловца и где 

он проводит лыжные прогулки, и даже какие папиросы курит его тренер. 

Болельщики-пловцы похожи на болельщиков-шахматистов: ни тех, ни 

других не проведешь мнимой эффектностью. Они проникают в самую суть дела 

и болеют по-настоящему, от всей души, и притом с полным пониманием всех 

приемов. Они умеют оценить скромный, но мудрый и тонкий ход шахматиста, 

незаметную для непосвященного четкую технику пловца. 

Болельщики давно оценили мастерство Кочетова. И сейчас, в подъезде, 

они с уважением уступали ему дорогу. 

Клавдия Тимофеевна, а за нею Кочетов, Аня и Галузин вошли в здание 

бассейна. Они прошли мимо судей и пловцов, на ходу- здороваясь со всеми, 

и, не заходя в приготовленную для Леонида кабинку, направились к 

трибунам. 

В воде в этот момент никого не было: как раз кончился очередной 

заплыв. Зрители шумели, смеялись, переговаривались, оживленно обсуждая 

только что прошедшую схватку. 

Кочетов, Аня и Галузин, провожаемые многочисленными взглядами 

зрителей, заботливо усадили Клавдию Тимофеевну в первом ряду, возле 

высокого, худощавого человека с наголо обритой головой. При их 

приближении он встал и приветливо шагнул навстречу, протягивая руку, на 

которой не хватало двух пальцев. 

Рядом с ним сидели два мальчика лет по четырнадцати; оба высокие, 

длинноногие и длиннорукие, нескладные, как все подростки. Оба с 

изогнутыми бровями и тонкими губами, оба в одинаковых клетчатых 

рубашках-ковбойках. Мальчики были удивительно похожи друг на друга: и 

одеждой, и челками, и даже родинками на левой щеке. 

- Васюк! - сказал один из них, вставая и протягивая руку лопаткой 

Клавдии Тимофеевне. 

- Никита! - сказал другой. Он тоже встал и так же подал руку 

лопаткой. 

- Ты бы, Николай Александрович, - улыбаясь проговорил Галузин, - хоть 

остриг бы, что ли, Никиту наголо, как прежде. Или заплатку на видное 

место нашил. А то - посмотришь - и словно пьян: в глазах двоится... 

Мальчики смущенно потупились. 

- Хочу поругать тебя, Николай Александрович, - продолжал Галузин. - 

Только вчера я узнал, что ты уже месяца три назад изволил пробежать на 

лыжах 30 километров и снова стал чемпионом страны. Зачем ты скрывал? 

- Да я не скрывал... - улыбнулся Гаев. - А если ты жаждешь 

соответствующим образом отпраздновать это событие, - милости прошу! 

Кстати, и усы твои отметим! Кажется, они еще пышнее довоенных 

разрослись! 

- А тебе завидно?! - Галузин шутливо погрозил ему кулаком. 

- Вы, Николай Александрович, поухаживайте тут за моей тетушкой, - 

попросил Кочетов. 

- Постараюсь! 

- Да уж постарайся! - сказал Иван Сергеевич. - Учти - Клавдия 

Тимофеевна теперь ярая болельщица. Но в московском бассейне она первый 

раз. Вдруг ей здесь так понравится, так захочется искупаться, что 

возьмет - и прямо с трибуны прыгнет в воду! 

Все улыбнулись. Клавдия Тимофеевна с любопытством осматривалась 

вокруг. Свет прожекторов, зеленоватая искристая вода, яркие костюмы 

пловцов, гул трибун - все это, видимо, нравилось ей. 

- А вот возьму и в самом деле нырну! - шутливо погрозила она. - 

Подумаешь! Вон моей тезке - Клавдии Моргуновой - пятьдесят с гаком, а 

она с десятиметровки прыгает... Чем я хуже? 

- Ты не хуже, ты - лучше всех! - смеясь, заявил Леонид. 

- Ну, пойдем! - заторопил его Галузин. 

- Я потом зайду за тобой! - улыбаясь, сказал Кочетов тетушке. - Не 

волнуйся. 

Последних слов, наверно, не следовало говорить. Клавдия Тимофеевна 

вдруг изменилась в лице, словно только сейчас поняла: приближается 

решительная минута. 

- Ты уж, Ленечка, не очень-то... - растерянно сказала она, и было 

неясно, что "не очень-то". 

Кочетов, Галузин и Аня ушли. 

Трибуны были полны народа. Среди обычных спортивных белых костюмов и 

ярких безрукавок тут и там сверкали военные мундиры с орденами. 

Все знали - сегодня в бассейне "большой день": Леонид Кочетов хочет 

побить мировой рекорд. Не так-то часто делаются попытки поставить новый 

мировой рекорд. Но не только поэтому гудели и волновались трибуны. Сам 

пловец привлекал симпатии болельщиков. Все знали его необычную судьбу, 

знали, с каким изумительным упорством долгие годы тренировал он свою 

израненную руку. 

Болельщики желали ему успеха, желали страстно, как самому близкому 

другу. И все-таки почти все зрители в глубине души сомневались в успехе. 

Возможно ли побить мировой рекорд пловцу, рука которого была искалечена! 

Такого еще не знала история спорта! 

Мировой рекорд! И притом какой! На самую трудную 

дистанцию-стометровку, самым трудным стилем - баттерфляем! 

Болельщикам известно, как медленно улучшаются мировые рекорды на эту 

самую короткую дистанцию. Тысячи пловцов во всех странах штурмовали 

стометровку, но проходило много лет, прежде чем рекорд улучшался на одну 

или две десятые доли секунды. О новом мировом рекорде кричали газеты 

всего мира. Потом проходило еще пять, а иногда десять лет, и в таблице 

рекордов появлялось новое имя и новое, меньшее число секунд. С каждым 

годом показатели мировых рекордов становились все более высокими, и с 

каждым годом побить их было все труднее. 

Мировой рекорд в плавании на сто метров держался долгие годы. 

Не случайно три мировых рекорда на двести, четыреста и пятьсот метров 

баттерфляем, установленные самим же Кочетовым еще до войны, не побиты до 

сих пор. И хотя все лучшие пловцы Америки в военные годы, когда 

советские пловцы сражались на фронте, спокойно тренировались где-нибудь 


Страница 90 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89  [90]  91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"