Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

двадцатипятиметровку. - На первый раз хватит! - повторил он. 

- Минутку, Иван Сергеевич! - весело отозвался Кочетов. 

Он сделал поворот, оттолкнулся обеими ногами от стенки и вдруг 

перешел на баттерфляй. 

- Сумасшедший! - тревожно и радостно закричал Галузин. - Сумасшедший! 

Право слово, сумасшедший! - взволнованно и восхищенно повторял он, сле- 

дуя за Леонидом по бортику бассейна и не спуская с него глаз. 

Да, это был баттерфляй - самый трудный, требующий огромного 

мускульного напряжения стиль плавания. 

Правда, пловец двигался вовсе не так легко и стремительно, как 

когда-то. Он вздымал тучи брызг и после каждого взмаха рук словно 

проваливался под воду. Уже через десять метров Кочетов тяжело дышал, а 

сердце его стучало так, словно какой-то великан огромным кулаком 

непрерывно колотил изнутри в грудную клетку. 

И все-таки это был баттерфляй! 

Леонид проплыл им всего пятнадцать метров и усталый, но счастливый 

вышел из воды. 

Только тогда Иван Сергеевич вспомнил, что он - тренер, и счел своим 

долгом сурово отчитать слишком резвого пловца. Но "разноса" не вышло. 

Галузин старался говорить строго, но глаза его улыбались, а Леонид, 

опустив руки по швам, слушал выговор без возражений, но сиял при этом, 

как именинник. 

Вскоре Иван Сергеевич махнул рукой и прямо, как был, в костюме, обнял 

Леонида, с которого стекали струйки воды, и крепко расцеловал. 

Лишь выйдя на улицу и немного поостыв, они поняли, что особенно 

радоваться-то нет причин. 

- Плыву я, наверно, как дохлая рыба?! - смеясь, спросил Кочетов. 

- Похоже! - откровенно признался Галузин. 

И все-таки настроение у обоих было отличное. Еще бы! Ведь Леонид уже 

плывет. Пусть плохо, но плывет! Постепенно мышцы привыкнут к напряжению, 

втянутся в работу. Теперь главное - тренировки! Ежедневные, настойчивые, 

упорные тренировки. Надо восстановить блестящее мастерство чемпиона, и 

начинать придется с азов. 

Но это не пугало ни тренера, ни ученика. Работы они никогда не 

боялись. Упорства " настойчивости у них тоже хватало. 

Возбужденные, радостные, шли они по улицам и деловито обсуждали планы 

будущих тренировок. 

Город уже проснулся. Утро было солнечным и каким-то особенно ясным. В 

прозрачном морозном воздухе поднимались к небу ровные струйки дыма из 

труб. 

Навстречу Галузину и Кочетову из ворот выскочил Федя. Свою огромную 

папаху он держал в руке и, щурясь, подставлял голову солнцу. 

- Дяденька, лето уже скоро! - весело крикнул он Леониду. - Через 

Волгу-то поплывем? 

- Поплывем! - уверенно ответил Кочетов.. 

 

* * * 

 

Апрель сорок третьего года Леонид в шутку назвал "месяцем сбора 

друзей". Вскоре после приезда тети Клавы и Галузина, в приволжском 

городе неожиданно появилась Аня Ласточкина. 

Тетя Клава, Леонид и Иван Сергеевич пили чай вечером в маленькой ком- 

нате Кочетова, где они теперь жили втроем, когда девушка постучала в 

дверь. 

Комната уже не была похожа на слесарную мастерскую. Клавдия 

Тимофеевна быстро навела в ней порядок. Все гири, куски рельс и кирпичи, 

свисавшие со шкафа и потолка на веревках, она перенесла в один угол 

комнаты. Этот угол теперь звучно назывался "кабинетом лечебной 

физкультуры". 

Уже через несколько дней после приезда тетушка подружилась с 

соседями, достала у них необходимые инструменты и снова, как в былые 

времена, принялась с увлечением мастерить. Она изменила устройство 

многих тренировочных аппаратов Леонида: они стали удобнее, проще и 

красивее. Тетушка сразу же переделала электроплитку, и теперь та варила 

и жарила гораздо быстрее. Но главное, тетя Клава уже в течение многих 

вечеров мастерила особую электрокастрюлю с двумя отделениями. 

- Плитка не экономична,- доказывала тетя. - А в такой кастрюле сможем 

сразу готовить и первое, и второе блюдо! 

Эти самоделки она мастерила поздними вечерами, так как все дни была 

занята на ленинградском заводе, где стала работать через неделю после 

приезда на Волгу. 

Одну из стен комнаты почти целиком занимала теперь огромная 

географическая карта СССР. Клавдия Тимофеевна достала ее с большим 

трудом и каждый вечер вместе с Леонидом и Иваном Сергеевичем передвигала 

флажки, отмечая движение фронтов. 

Тетушка была заядлым стратегом. 

В тот момент, когда в комнату вошла Аня Ласточкина, Клавдия 

Тимофеевна как раз допивала второй стакан чая, излагая свой очередной 

план зажима немцев в "клещи". 

- Аня, ты? - изумился Леонид. 

Не выпуская ее руки из своей, Кочетов взволнованно смотрел в глаза 

девушки. В военной форме, высокая, худощавая, стояла она перед ним. 

- Откуда ты, Ласточка? - вслед за Леонидом, удивленно и радостно 

спросил Галузин. - Давно приехала? 

- Вчера... Из Казахстана! - весело ответила Аня 

и, словно в доказательство, выложила на стол душистые, сладкие витые 

полоски сушеной дыни. 

- Понимаете, как глупо получилось, - чуть смущенно продолжала она. 

- Из блокадного Ленинграда вывезли меня, едва живую, в Алма-Ата. Там я 

быстро оправилась. Работала в госпитале. Лечебной физкультурой 

занималась с больными. И вот - ерунда какая! - уже жизнь там наладила, 

комнату получила, вдруг приходит приказ: перевести меня на Волгу, вот в 

этот город... 

- Приказ? - недоверчиво переспросил Галузин, аппетитно пережевывая 

вязкий кусочек дыни. 

- Да, приказ! - еще более смущенно подтвердила Ласточкина. - Тут в 

госпиталях, говорят, некому проводить лечебную гимнастику. . . 

- Позволь! Да как же некому... - возразил было Галузин, но, взглянув 

на покрасневшую девушку, тотчас переменил тему разговора. 

- Ну, а спорт? Забросила, конечно? 

- Нет, не совсем, - радостно ответила Аня и облегченно вздохнула. 

- Понемногу, но занимаюсь... 

- Кто же ты теперь? - заинтересовался Кочетов. - Бегунья? 


Страница 86 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  [86]  87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"