Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Так, понятно.. - Леонид во время всего разговора пристально 

оглядывал Аню 

Да, изменилась. Как сильно осунулось лицо, какие глубокие тени легли 

под глазами!.. 

Он хотел сказать Ане что-нибудь теплое, хорошее, но рядом стоял Гаев, 

чуть отвернувшись, прикрыв глаза, словно дремля. 

"Будто не понимает, - сердито подумал Леонид. - Шел бы, что ли? .." | 

- Военный плац, значит? - повторил Леонид. - Так... - он скосил глаза 

на Гаева и понизил голос. - Ну, а клятву нашу помнишь? 

- А как же?! Друзья до гроба! 

- Не смейся, Ласточка, - нахмурился Леонид. - Я всерьез. 

- И я всерьез... 

- А скажи, пожалуйста, - начал было Леонид, но только сейчас вдруг 

заметил, что девушка еле стоит на ногах от усталости. 

- Иди, иди, выспись хорошенько, Ласточка, - торопливо сказал он. - 

Завтра поговорим... 

Аня ушла. 

- Сильная девушка, - тихо произнес Гаев, когда она скрылась за 

поворотом. - Стойко держится, хотя неделю назад обрушился на нее 

страшный удар. 

- Удар?! - Леонид тревожно схватил Гаева за рукав. 

- Мать ее погибла. Во время бомбежки... 

Погибла мать Ласточки! Леонид сразу остановился, резка повернул и 

хотел бежать по коридору вдогонку за Аней. Но Гаев положил ему руку на 

плечо. 

- Не надо, - тихо сказал он. - Не тревожь ее... 

Они двинулись дальше по длинному коридору, и перед глазами Леонида 

все время стояло лицо Нины Петровны, ее тонкие губы, то и дело 

подергивающиеся от нервного тика. Он опять мысленно видел, как Нина 

Петровна просиживает вечера напролет за своей машинкой возле стоящей на 

полу высокой бронзовой лампы с зеленым надтреснутым абажуром. 

В комнате Гаева на столе лежал альбом с фотографиями. На карточках 

были знакомые студенты, тренеры, лыжники, боксеры, пловцы. 

Больше всего в альбоме было карточек маленького мальчика с родинкой 

на щеке: он был снят и верхом на деревянной лошади, и в форме моряка, и 

за книгой, и голышом на пляже, и сидящим на шее у Гаева. 

- Сын? 

Гаев поднял два пальца: 

- Двое... 

Леонид сперва не понял, потом вспомнил: в институте он слышал, что у 

Гаева близнецы, мальчишки, похожие друг на друга, как два медных пятака. 

- Где же они? 

- Эвакуированы... - ответил Гаев. - Пусто без них. И тоскливо. 

Привыкну, конечно. А пока - ужасно пусто... И тревожно: как они там без 

нас? Маленькие ведь. А все ж хорошо, что отправили: фугаски хоть на них 

не падают... 

Жена Гаева сразу же стала готовить ужин.. Лицо ее выглядело 

одутловатым, и сама она - неестественно полной. Это впечатление особенно 

усиливалось несколькими кофтами и платками, надетыми друг на друга. Она 

вынула из шкафа тщательно завернутую в бумажку половину луковицы, 

аккуратно раскрошила ее на тарелочке, зорко следя, чтобы ни кусочка не 

пропало. Потом долго держала над этой тарелочкой бутылку, со дна которой 

ей удалось выжать тощую струйку подсолнечного масла. Накрошив на ту же 

тарелочку немного хлеба и разделив все на три порции, она пригласила 

гостя и мужа к столу. 

- Ого, добре! Сегодня мы чудесно закусим! - весело воскликнул Гаев, и 

втроем они уселись за тюрю. 

- А теперь - спать! - приказал Гаев, когда они поужинали. 

Пока жена стелила для гостя постель на диване, он сказал Леониду: 

- Вот что, дорогой, я тебе сейчас что-то сообщу, только ты не вздумай 

спорить и сопротивляться. Это, как говорится, приговор окончательный и 

обжалованию не подлежит. 

Он подал Кочетову какую-то бумажку: 

- Завтра ты уедешь из Ленинграда! 

Сверху на бумажке было напечатано: "Эвакуационное удостоверение". 

- Я уеду?! - Леонид даже привскочил. - Я эвакуируюсь из Ленинграда, 

когда фашисты у самого города? Да что я - грудной ребенок или дряхлая 

старуха?! 

- Я тебя предупреждал - не спорь! - спокойно ответил Гаев. 

Он сделал несколько шагов по комнате и продолжал: 

- Бассейны закрываются. В Ленинграде с больной рукой тебе делать 

нечего. А нам еще будут очень и очень нужны хорошие спортсмены! Мы, 

дорогой Леонид, собираемся очень долго жить. Жить и побеждать на поле 

боя и на спортивных полях! 

Он улыбнулся и погасил свет. 

- И вообще - не спорь! Это решено не мною, если ты даже всю ночь не 

дашь мне спать, - все равно я не смогу отменить распоряжение начальства. 

Получил приказ - выполняй! Спокойной ночи! 

И Гаев повернулся лицом к стене. 

 

* * * 

 

На другой день Леонид с рюкзаком за плечами и маленьким чемоданом в 

левой руке шагал по одной из ленинградских улиц. 

Он вышел на площадь, быстро окинул ее взглядом и, увидев стоявший у 

панели грузовик, направился к нему. 

Задний борт машины был откинут. Там к грузовику приставили небольшую 

деревянную лестницу. 

В кузове вдоль бортов сидело на скамейках уже много людей. У крайней 

справа женщины было бледно-желтое, словно восковое лицо с натянутой на 

скулах и подбородке кожей и заостренным носом. 

Слева у борта сидел щупленький старичок в старомодном пальто с 

бобровым воротником и такой же бобровой шапке. И лицом, и манерами, и 

одеждой старичок очень походил на профессора. 

Из-под скамеек, торчали чемоданы, корзины, узлы. Они загромождали 

также весь проход между скамьями. 

Грузовик стоял на площади уже давно. Шофер ожидал, пока соберутся все 

пассажиры, которых он должен доставить на аэродром. 

Леонид легко взобрался в машину, поставил рюкзак и чемодан возле ног 

старичка-профессора и снова соскочил на асфальт. Долго стоял, прижавшись 

спиной к столбу, и все смотрел вдаль на розовевшие в солнечных лучах 

улицы. 

Угловой дом был разрушен. От прямого попадания бомбы рухнула фасадная 

стена, но некоторые перекрытия и. комнаты каким-то чудом уцелели. Теперь 

дом был похож на декорацию в театре. На третьем этаже видна была 

кровать, неизвестно как удержавшаяся,, так как пола под ней почти не 

было; картина над кроватью, абажур, свисающий с разбитого, закопченного 


Страница 74 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73  [74]  75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"