Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

которой всего два часа назад раздраженно доказывал, что у него болит 

голова и поэтому он не может заниматься какой-то глупой гимнастикой для 

безруких. Теперь он потребовал, чтобы его немедленно вели тренироваться. 

В кабинете лечебной физкультуры Кочетов яростно набросился на 

нехитрые аппараты, состоявшие из блоков, гирь и веревочек. Казалось, он 

хочет за один раз проделать все возможные процедуры и упражнения. Леонид 

вставлял неподвижную руку в аппарат, заставлявший ее сгибаться и 

разгибаться в локте, потом спешил к другому аппарату, который 

поворачивал во все стороны кисть руки, потом переходил к третьему, при 

помощи которого разрабатывались движения пальцев. 

Седая старушка-врач с удивлением смотрела на этого инвалида. Радостно 

и нетерпеливо, как ребенок, набросился он на аппараты, будто это новые, 

интересные игрушки. Прошло десять минут, и старушка-врач вынуждена была 

остановить не в меру ретивого больного. На первый раз больше 

тренироваться не следовало. 

"Вероятно, он надеется, что эти аппараты вернут ему руку", - с 

сожалением подумала врач, тщательно осматривая раны Леонида. 

Она ничего не сказала Кочетову, но с горечью подумала, что аппараты в 

этом случае почти бессильны. Они могут только немного развить мускулы, 

но свободно двигаться рука все равно не будет. 

С этого дня Леонид зачастил в кабинет лечебной физкультуры. Долгими 

часами без конца повторял одни и те же упражнения, терпеливо перенося 

острую боль, возникавшую в локте и кисти при каждом сгибании и 

разгибании руки. 

Он будет работать, его ждут будущие разведчики и десантники, которых 

нужно научить быстро и бесшумно преодолевать водные преграды, плыть в 

темноте одетыми, с оружием. 

А сводки с фронтов становились все тревожнее. Наши войска отходили в 

глубь страны. Город за городом захватывали фашисты. 22 сентября радио 

сообщило: наша армия оставила Киев. 

Взрывной волной в госпитале выбило почти все стекла. Окна пришлось 

забить фанерой. Из окна с уцелевшим стеклом Леонид видел, что стена 

противоположного дома стала щербатой: в нее попали осколки снарядов. На 

улице возле этого дома валялись куски штукатурки, обломки кирпичей, 

осколки стекла. Казалось, в доме идет ремонт. 

В госпитале, возле кровати каждого тяжело раненного, поставили 

носилки. Они мешали сестрам и врачам, раненые хмуро косились на них. Но 

носилки не убирали ни днем, ни ночью: на случай, если придется срочно 

выносить больных. 

Ходячих раненых десятки раз в день, как только завывала сирена, 

заставляли спускаться в бомбоубежище. 

Леонид торопился выздороветь. Сейчас не время болеть. 

Через девять дней его осматривал профессор Рыбников и группа врачей. 

Обнаженный до пояса, в поношенных войлочных туфлях-шлепанцах стоял 

Леонид в просторном кабинете. В госпитале еще не топили, было прохладно, 

и то ли от озноба, то ли от волнения у Леонида выступили мелкие 

пупырышки на коже. 

Степан Тимофеевич обошел вокруг Леонида, любуясь его сильным, ладным 

торсом. 

- Добротно сколочен! - воскликнул он, звонко шлепнув Кочетова по 

левому, здоровому плечу. 

Леонид видел: профессор доволен. 

"Значит, дела идут на лад. Выздоравливаю!" - обрадовался он. 

И, наконец, решился задать вопрос, который мучил его уже столько 

дней. Не глядя в лица врачей, чтобы, чего доброго, не увидеть удивленных 

улыбок, он хриплым, чужим голосом спросил: 

- Скажите, профессор, смогу я плавать? 

В кабинете стало тихо. 

- Плавать? - словно не веря своим ушам, переспросил профессор. 

И вдруг, взорвавшись, побагровев, закричал: 

- И без плаванья люди живут! Благодарите небо, что рука уцелела! А он 

- плавать!.. 

- Не волнуйтесь, Степан Тимофеевич, - перебил профессора начальник 

госпиталя, могучий, атлетического вида мужчина, шутя перетаскивающий 

пятипудовые мешки. 

Он повернулся к Леониду. 

- Время покажет, - осторожно сказал он. - Время - великий врач. 

Кочетов молча надел заплатанный госпитальный халат и ушел. 

"Так, - думал он, шагая по коридору. - Так. Все ясно. Как дважды 

два..." 

Дошел до конца коридора, повернул обратно. В палату идти не хотелось. 

"Ну что ж, спасибо за правду, - мысленно сказал он профессору 

Рыбникову. - Хоть и тяжела она, а все лучше лжи. Значит, инвалид. 

Инвалид. На всю жизнь..." 

Он пытался успокоиться, заставлял себя примириться с этим: 

"Тысячам людей сейчас похуже моего... Гораздо хуже..." 

Но внутри все кипело, протестовало, возмущалось: "Неужели смириться? 

Сдаться? Нет, нет!" 

"Не так-то просто выбить нас из седла, - яростно повторил он любимое 

изречение Галузина. - Мы еще поборемся! Поборемся, товарищ Кочетов!" 

Он продолжал быстро расхаживать взад-вперед по коридору. В душе 

постепенно крепла уверенность. Сердце стучало ровнее. 

- Ладно! Посмотрим! - гневно шептал он. - Посмотрим!.. 

Врачи, кажется, не очень-то верят в его окончательное исцеление. Ну 

что ж, он им докажет! Докажет всем на что способен человек, страстно 

стремящийся к цели. Время, конечно, великий врач. Но он поторопит время. 

Ему некогда ждать! 

Через несколько минут, направляясь в кабинет лечебной физкультуры, 

Леонид прошел мимо комнаты; 

в которой его только что осматривали. 

- Держать ложку такой рукой, возможно, сумеет; плавать - нет! - 

донесся до него резкий голос молодого врача. 

- Не торопитесь, коллега! Природа иногда творит чудеса! - задумчиво 

ответил начальник госпиталя. 

"Буду плавать, буду! И ложку держать, и плавать буду! - с какой-то 

непонятной, яростной уверенностью решил Кочетов. - И не природа, дорогой 

начальник, а человек творит чудеса!" 

В кабинете лечебной физкультуры Леонид снова, уже в который раз, 

долго и придирчиво осматривал свою бессильно висящую руку. Сморщенной 

кожей, плоскими, дряблыми, высохшими мускулами она напоминала теперь 


Страница 70 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69  [70]  71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"