Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

спину высокого худощавого мужчины. 

"Обманул, конечно, этот "голубчик"!" - разозлился Леонид и уже хотел 

повернуть обратно, но тут мужчина обернулся и, быстро подбежав к 

Кочетову, крепко обнял его. 

- Николай Александрович! - сказал Леонид. 

Казалось, он вовсе не удивился, будто заранее знал: первым, кто к 

нему явится после операции, будет именно Гаев. 

Николай Александрович был точно такой же, каким его последний раз 

видел Леонид месяца два назад в институте. И даже глаза у него были 

такие же - бодрые и усталые одновременно, и говорил он так же 

хрипловато, будто и теперь целыми днями спорил с кем-то, кого-то 

убеждал, что-то доказывал. Только ладонь и пальцы его правой руки были 

затянуты бинтами. 

- Сядем все-таки! - улыбаясь, сказал Гаев после того, как они минут 

десять простояли, взволнованно пожимая друг другу руки, расспрашивая о 

друзьях и знакомых. - Мы с тобой, кажется, товарищи по несчастью, - 

пошутил он, ловко застегивая левой рукой пуговицу на гимнастерке. - 

Обоим по рукам досталось! И обоим по правым! А тебе, кажется, крепче 

всыпали, чем мне, - прибавил Гаев. - Мне фашисты два пальца откусили. Це 

що ни бида! 

- Не беда, конечно! - иронически согласился Леонид. - Только как вы 

теперь на лыжах будете ходить? 

- Это уже обмозговано! - быстро ответил Николай Александрович. - И 

тремя пальцами можно палку держать. А кроме того, я уже разработал 

особое крепление: приспособил еще один ремень к палке. Так что все в 

порядке! Жаль только, что не успел я на лыжах к немцам в тыл 

прогуляться, а уже ранен. Ну, да ничего! 

И Гаев стал рассказывать, какой замечательный отряд лыжников создан 

сейчас в институте. Двести человек-все, как на подбор! Скорее бы зима 

настала, а то лыжники злятся, ожидая снега, а трое студентов не 

выдержали ожидания и ушли в другие отряды. 

Рассказ Гаева об институтских делах и радовал, и раздражал Кочетова. 

Ему было неприятно сознаваться себе, что он всей душой завидует 

товарищам. 

- Ну, а ты как? - спросил Николай Александрович. 

- Никак! - отрубил Леонид и нарочно левой рукой поднял и положил на 

стол свою неподвижную правую руку. Николай Александрович, казалось, не 

заметил этого резкого выпада. Он продолжал говорить о самых обычных, 

насущно-необходимых делах и, между прочим, спросил, когда Леонид думает 

выписываться из госпиталя. 

"Сейчас будет сочувствовать, потом предложит помощь и станет говорить 

о заботе и внимании!" - ядовито подумал Кочетов. 

Но Гаев не сочувствовал и не предлагал помощи. Услышав, что врачи 

обещали долго не задерживать Леонида, он обрадованно воскликнул: "Нашего 

полку прибыло!" - левой рукой ловко вытащил карандаш и блокнот и что-то 

быстро записал. 

- Це дило! Значит, будешь обучать бойцов плаванию! - уверенно, как 

что-то само собой разумеющееся, сказал Гаев. - А то мы прямо замотались. 

Бойцов приводят пачками, а обучать их некому. 

То ли уверенный деловой тон Николая Александровича так подействовал 

на Кочетова, то ли он и впрямь вдруг убедился, что еще может быть 

полезен, но настроение его сразу улучшилось. Он даже постарался 

незаметно снять со стола свою искалеченную руку. 

"В самом деле, зачем я устроил эту "выставку"?" - недоуменно подумал 

он. 

Но Гаев, который раньше упорно не замечал руки собеседника, лежавшей 

у него прямо перед глазами, теперь, когда Леонид убрал ее, заговорил 

именно о его руке. 

- Тренируемся? - улыбаясь спросил он, сгибая и разгибая здоровую 

руку. 

- Нет! Рано еще, - ответил Кочетов. Ему стыдно было признаться, что 

тренировку больной руки на лечебных аппаратах предложили начать уже 

сегодня, но он, считая это бесполезным, отказался. 

- "Тренировка делает чемпиона!" - произнес Гаев. - Надеюсь, не забыл? 

- Не забыл! - ответил Леонид. 

И опять ему стало стыдно. Что с Галузиным? До сих пор, несмотря на 

все свои расспросы, он так и не мог узнать, где находится тренер. 

"Плохо старался!" - укорил он себя. 

Но расспрашивать Николая Александровича о Галузине не хотелось. 

"Откуда ему знать об Иване Сергеевиче?" - пытался уговорить себя 

Кочетов, хотя прекрасно чувствовал, что не спрашивает, только стыдясь 

своей невнимательности к другу и учителю. 

- Жив Галузин, - будто и не замечая его смущения, сказал Гаев. - Жив, 

но очень плох. Вот у кого всем нам надо учиться: еле дышит, а бодрости 

не теряет. Даже в зеркальце иногда посматривает: усы ему сбрили, все не 

может привыкнуть. Рассказывал мне, как ты его на себе буксировал. 

Большое тебе спасибо, герой! От всех нас спасибо за "казака"! 

- "Спасибо" да еще и "герой"! - окончательно смущаясь, произнес 

Леонид и подумал: "Знали бы вы, в какой панике был этот "герой" всего 

час назад!" 

- Где лежит Галузин? - спросил он. 

Но Гаев отказался сообщить адрес госпиталя. 

- Лучше и не пытайся проникнуть туда, - сказал он. - Все равно не 

пустят. Плох наш "казак", и беспокоить его нельзя. Меня главврач увидел 

в палате - чуть с лестницы не спустил! И сестре за меня так попало!.. 

Даже заплакала, бедняжка! 

Стали прощаться. Гаев был уже у двери, когда Леонид подумал, что надо 

бы спросить, как ему удалось отыскать и его, и Галузина в эти дни, когда 

суровая военная судьба разбросала людей во все концы страны. И вообще, 

откуда он все знает о товарищах? 

Но спрашивать было некогда. А Гаев, словно для того, чтобы еще раз 

подтвердить свою осведомленность, уже из-за двери крикнул: 

- Осколок-то под лопаткой не мешает? 

- Наоборот, даже придает весомость, - пошутил 

Леонид и опять удивился: 

"Откуда он все знает?" 

 

* * * 

 

С этого момента Кочетова будто подменили. Он вошел в палату, бодро 

напевая: "Эй, вратарь, готовься, к бою!" Раненые удивленно 

переглянулись. Но вконец изумились они, когда Леонид позвал сестру, 


Страница 69 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68  [69]  70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"