Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

берег. Силы уже покидали его. Он слабел с каждой минутой. 

Но упрямо лез наверх. Добравшись до травы, Леонид положил Галузина. 

Сам тоже лег. 

"Только на минутку, на одну минутку", - подумал он и потерял 

сознание. 

...Вскоре на них наткнулся связист. Пришли санитары. Ивана Сергеевича 

положили на носилки и понесли в батальонный санпункт. Кочетов, когда его 

клали на носилки, очнулся. 

- Позовите командира! - хрипло потребовал он. Явился командир. 

- Товарищ майор, - сказал Кочетов, пытаясь подняться с носилок. 

- Лежите, лежите, - перебил тот. 

- Товарищ майор... - повторил Леонид. Он говорил медленно, внятно, 

стараясь не сбиться. Мысли путались. Доложил о результатах разведки, 

передал документы, обобранные у немцев. И откинулся на носилки. 

- Несите! - приказал майор. 

...Через три часа с полевого аэродрома плавно взлетел санитарный 

самолет. В нем на носилках, неподвижно укрепленных в специальных 

гнездах, лежали Кочетов и Галузин. 

Машина с красными крестами на крыльях и фюзеляже взяла курс на 

Ленинград. 

 

 

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. ВОЛЯ, МУЖЕСТВО, УПОРСТВО 

 

 

Когда Кочетов проснулся, ему показалось, что он находится в 

плавательном бассейне. Сверкали облицованные белыми кафельными плитками 

стены. Блестел белый потолок. 

И только увидев стоявшие почти вплотную друг к другу никелированные 

больничные кровати, Леонид вспомнил, что он в госпитале. 

Его доставили сюда лишь вчера, но он уже успел познакомиться с 

соседями. В госпиталях, как и в поездах, люди сходятся быстро. 

Соседом Кочетова справа был летчик, с нежной фамилией Голубчик. Эта 

"голубиная" фамилия совершенна не подходила могучему летчику-лейтенанту. 

Самолет его подбили. Но он, спасая машину, не пожелал выброситься с 

парашютом. Совершив рискованную посадку на большой поляне в лесу, 

Голубчик сломал бедро. Несмотря на боль, терзавшую его, летчик держался 

всегда одинаково спокойно и даже весело. Пребывание в госпитале 

лейтенант называл "вынужденной посадкой". 

- Скоро полечу! - уверенно заявлял Голубчик. Он подолгу глядел с 

койки в госпитальное окно, где виднелся небольшой клочок хмурого неба. 

Каждое утро он внимательно прочитывал все газеты, доставляемые в палату, 

а потом,, чтобы занять время, решал замысловатые шахматные задачи. 

Соседом Кочетова слева был хмурый, молчаливый, пожилой партизан 

Степанчук. Он все время лежал на боку, повернувшись лицом к стене. 

Раненые шепотом передавали друг другу его историю. Фашисты захватили 

деревню, где он жил. Узнав, что он партизан, гитлеровцы сожгли его жену 

и троих детей. 

Сам Степанчук с двумя товарищами-партизанами лежал в это время в 

лесочке, возле деревни, и видел, как фашисты поливали керосином 

неподвижные тела его жены и старшей дочери, а младших детей бросали в 

горящую избу. 

Руки Степанчука сами, против воли, навели оружие на толпу врагов. 

Товарищи вырвали у него винтовку; выстрелив, он только бессмысленно 

погубил бы себя и их. 

Казалось, он окаменел в своем горе: не пролил ни слезинки и не сказал 

ни слова. Степанчук едва дождался ночи и вместе с двумя партизанами 

закидал гранатами избу, в которой спали гитлеровцы. Потом он каждую ночь 

уходил на диверсии: взрывал мосты и склады, подстерегал в лесу немецкие 

машины, меткими выстрелами убивал вражеских офицеров. 

Однажды он заминировал дорогу, по которой ехали гитлеровские 

мотоциклисты. Восемь машин взлетело на воздух, но и сам Степанчук был 

тяжело ранен. На самолете его доставили через линию фронта в госпиталь. 

Ничто теперь не интересовало партизана: он хотел только одного - 

быстрее встать на ноги и снова уйти в леса, бить гитлеровцев. 

Леонид проснулся позже всех в палате. Очевидно, дали себя знать две 

бессонные ночи, проведенные в разведке. 

- Как изволили почивать в новом доме? - первым весело приветствовал 

его лейтенант Голубчик. 

- Отлично! - ответил Леонид и хотел привычно всем телом до хруста в 

костях потянуться после сна. 

Но сразу побледнел и закусил губу: в плече и в правой руке возникла 

острая боль. Она разлилась по всему телу, на лбу и переносице выступили 

крупные бисеринки пота. Эта острая боль как бы напоминала: "Не забывай - 

ты ранен!" 

И сразу тяжелые, мучительные мысли нахлынули на Леонида. Они возникли 

у него еще вчера. 

Санитарный самолет приближался к Ленинграду, когда Кочетов, лежа на 

носилках, впервые посмотрел вниз. И первое, что он увидел, была знакомая 

излучина Невы... зеленый остров... стадион. 

Стадион! Здесь он не раз совершал свои заплывы и тренировался под 

руководством Ивана Сергеевича, лежавшего теперь рядом на плавно 

покачивающихся носилках. Леонид хотел еще раз взглянуть на стадион, но 

он уже уплыл под крыло самолета. 

Прощай, стадион! Никогда уже не встанет мировой рекордсмен Леонид 

Кочетов на стартовую тумбочку! Никогда не сможет он лететь быстрокрылой 

бабочкой над землей, вызывая восхищенные возгласы зрителей. Куда годится 

пловец с изуродованной рукой! 

На память ему останутся только его рекорды. Но и рекорды 

недолговечны. Их бьют! Он сам бил их не раз! 

И он должен будет безучастно смотреть с трибуны, как бьют его 

рекорды. А зрители, сидящие рядом, будут шептаться, с сожалением глядя 

на него. И он услышит этот сочувственный, жалостливый шепот: 

- Инвалид! А ведь какой был пловец! 

"Был!".. - так и скажут. 

Пловца-рекордсмена Леонида Кочетова уже нет. Есть человек с разбитым 

плечом и изуродованной рукой. 

Эти мысли преследовали Кочетова весь остаток дня, пока он уже в 

госпитале не забылся тяжелым сном. 

Проснувшись, Леонид проглотил поданную ему еду, вяло сказал несколько 

слов соседям по койке и снова заснул. 

А сейчас, утром, на него снова напало тягостное раздумье. 

Летчик предложил сыграть в шахматы, но Леонид не расслышал. 


Страница 65 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64  [65]  66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"