Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

принадлежать нашей стране, тем лучше". 

- Тем лучше! - повторил Галузин. 

"В нашей стране насчитывается немало выдающихся спортсменов, 

способных побить мировые рекорды, - уверенно утверждала "Правда". - 

Советская общественность вправе ждать мировых рекордов от таких 

замечательных спортсменов, как..." 

Тут Леонид остановился, чувствуя неистовые удары своего сердца. 

"От таких замечательных спортсменов, как пловец Л. Кочетов, 

легкоатлеты А. Пугачевский, А. Демин, Ф. Ванин, Н. Озолин". 

Леонид передохнул и быстро прочитал конец статьи: 

"Мы должны организованно вести борьбу за мировые рекорды во всех 

областях Спорта". 

Леонид положил газету на стол. Губы его пересохли, "Так, - растерянно 

думал он. - Так..." 

Радость была настолько сильна, что мешала сосредоточиться. 

Он чувствовал только одно: "Правда" обращалась прямо к нему, Леониду 

Кочетову! Это большая честь и доверие! 

Очевидно, то же ощущал и Иван Сергеевич. 

- Ждут от нас... Новых ждут побед, - сказал тренер. 

Помолчал и прибавил: 

- Честь велика! Но и ответственность... - он покачал головой. - 

Неужели подведем?! 

...Еще упорнее принялись Галузин и Кочетов штурмовать рекорд. Но 

прошел еще месяц, а результатов все не было. 

Несмотря на огромную выдержку и настойчивость Леонида, ему начинало 

казаться, что их и не будет. 

- Терпение, терпение, Леня, - повторял Гаев, который теперь снова, 

как в дни, когда Леонид устанавливал свой первый рекорд, стал частым 

гостем в бассейне. - Победа придет! 

- Победа придет, надо только работать! - больше по старой тренерской 

привычке, чем в силу действительной уверенности, вторил ему Галузин. 

Однако никто не осмелился бы сказать, что они мало работают, а победа 

не приходила... 

И все же она пришла! 

Через полмесяца стрелка вдруг стала более послушной. С каждой неделей 

они отвоевывали у нее драгоценные доли секунды, и с каждой неделей 

стрелка описывала все меньший круг по циферблату. Они уже подошли к 

своим старым показателям. 

- Только не сдавай! Только не останавливайся! - повторял Галузин. 

Но Леонид и не думал останавливаться. Рубеж - свой наивысший прежний 

показатель, 2 минуты 30,3 секунды - он перешел легко, будто шутя. И 

казалось, также легко он сбросил еще две десятых секунды, потом еще две 

и еще одну десятую. 

Победа пришла! В июне 1941 года спортсмены, болельщики, и 

корреспонденты газет собрались в ленинградском бассейне на улице Правды. 

В этот день Леонид Кочетов снова вернул себе мировой рекорд, проплыв 

двухсотметровку за 2 минуты 29,8 секунды. 

- Как легко вы плыли! - восторженно сказал Кочетову какой-то 

длинноволосый юноша. - Наверно, вот так же легко, в порыве вдохновенья, 

создавали свои лучшие произведения гениальные композиторы! 

Кочетов, усмехнувшись, загадочно ответил: 

- Секунда за год! 

Действительно, ровно год продержался рекорд Важдаева. Ровно год 

неустанной работы потребовался Кочетову, чтобы сбросить всего одну 

секунду. Да, нелегко даются рекорды! 

Длинноволосый юноша не понял Кочетова, и Леонид пояснил: 

- Я думаю, Чайковский и Глинка, Бетховен и Моцарт немало работали над 

самыми лучшими своими вещами. А нам теперь кажется, - они созданы единым 

дыханием. Ничто не дается без труда. Но этот труд обычно скрыт от 

зрителя. 

 

* * * 

 

Как ни странно, Леонид никогда не был дома у своего тренера. Поэтому 

сейчас, впервые попав в комнату Ивана Сергеевича, Кочетов с любопытством 

озирался. 

Сама комната - и своими размерами (в ней было метров пятьдесят), и 

пятью окнами со сплошными зеркальными стеклами, и высоким лепным 

потолком - напоминала зал. 

В углах, под потолком, странно было видеть четыре фигуры античных 

красавиц с лампами в руках: под одной из них висела длинная изогнутая 

сабля в потертых ножнах с алым бантом на эфесе; а под другой - две пары 

боксерских перчаток: одни, большие, пухлые - тренировочные; другие - 

поменьше и пожестче - боевые. 

Иван Сергеевич жил в этой комнате уже много лет. Но и теперь, бывало, 

утром, спросонья, он с удивлением поглядывал на белотелых женщин под 

потолком. Когда-то весь этот особняк с колоннами на набережной Невы 

принадлежал сиятельному князю; строил его известный архитектор. И Иван 

Сергеевич часто пытался догадаться, что было у князя в той комнате, где 

теперь живет он. Спальня? Биллиардная? Курительная? Библиотека? 

...Еще раздеваясь в прихожей, Леонид услышал долетающие сквозь 

неплотно прикрытую дверь шум, смех, громкие, перебивающие друг друга 

голоса. 

- Можно начинать! - торжественно объявил Галузин, вводя в комнату 

Леонида. - Подсудимый прибыл! 

Кочетова встретили радостными криками. В комнате собралось уже много 

людей. На диване сидел Гаев и трое тренеров, те самые, которые приходили 

когда-то в бассейн на "консилиум". Были тут и студенты из института 

физкультуры, и пловцы, и лучший ученик Кочетова из детской школы 

плавания, курносый тихоня Алексей Совков, и мастер Грач, и бухгалтер 

Нагишкин. 

- Избранное, чисто мужское общество, - охарактеризовал компанию 

Федя-массажист. - В строгом английском духе?.. 

Действительно, женщин за столом не было. Жена Галузина хлопотала на 

кухне, а остальные были приглашены без жен. Только для Кочетова тренер 

сделал исключение. 

- Можешь привести подругу, - сказал он. 

Но Кочетов пришел один. Кого позвать? Аня давно уже работала в 

Луге... 

- А почему подсудимый опоздал? - грозным прокурорским тоном спросил 

Гаев. 

Кочетов вместо ответа вытащил из карманов две бутылки и потряс ими 

над головой. 

- Вино? - все так же грозно допрашивал Гаев. - А тренер разрешил? 

- Разрешил, разрешил, Николай Александрович, - вмешался Галузин. - По 

поводу рекорда разрешил выпить и даже сигнал на сон отменил. Сегодня, по 


Страница 59 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58  [59]  60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"