Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

не просит автографа. 

Леонид откалывает с лацкана пиджака свой значок - дешевенький значок 

со шпилем Петропавловской крепости - и прикрепляет его девушке. И вдруг 

лицо ее преображается. Сияют глаза (и вовсе они не тусклые!). Смягчаются 

резкие черты, она растерянно улыбается: "Чем бы отдарить?" 

- Не надо, не надо, - смеется Леонид. 

У девушки, как назло, ничего нет под рукой, только цветок в петлице. 

Она выдергивает этот фиолетовый тюльпан и протягивает его Леониду. 

..."А неплохо мы там поработали! - думает Леонид. - Три золотых 

медали! И вдобавок, еще одна бронзовая". 

Три раза гордо взлетал на "мачту победителей" алый флаг. Американцы, 

занявшие второе место, отстали от советской команды на восемь очков. 

Леонид лег. Вагон идет плавно, без тряски. Только еле слышно 

позвякивает ложечка в стакане на столике. 

"Давно мы вернулись? - Леонид подсчитывает. - Четыре, нет, - пять 

месяцев". Всего пять месяцев! А сколько событий! 

Приехав из Голландии, он сразу засел за учебники и конспекты. Через 

две недели начинались экзамены, а он пропустил много лекций из-за 

поездок в Белоруссию и Голландию. 

"Да, пришлось попыхтеть", - вспоминает Леонид. 

Он заканчивал третий, предпоследний курс института. Занимался с утра 

до ночи. Пришлось даже отменить тренировки. 

Мастер Холмин, глядя на Кочетова, посмеивался: 

- Охота тебе зубрить?! Ведь ты - звезда, чемпион страны, рекордсмен 

мира! Сдай как-нибудь на троечки - и дело в шляпе! 

Нет, Леонид не хотел получать троек. Он помнил, как возмущался 

тройками Галузин, когда в детской школе плавания просматривал дневники 

своих учеников. 

- Тройка - не отметка, - сердито говорил Иван Сергеевич. - Тройка - 

это посредственно. А попробуй скажи токарю, плотнику или сталевару, что 

он работает посредственно. Обидится! 

Кочетов проводил все дни в институтском читальном зале. Библиотекарши 

и студенты уже привыкли, что угловой столик в дальнем конце зала занимал 

он. За этот столик никто не садился. 

"Да, все было б хорошо... - думал Леонид. - Если б не нынешние 

состязания. И зачем я поехал? Ведь чувствовал - не надо..." 

В середине ноября его послали на всесоюзные соревнования в Горький. 

Кочетов всегда с радостью мерялся силой с другими пловцами, но на этот 

раз ему не хотелось ехать. Он перешел уже на последний курс; сейчас 

следовало особенно настойчиво заниматься, и соревнования были совсем 

некстати. Кочетов пошел к Гаеву и заявил, что не может прервать учебы. 

Ведь он - выпускник. 

- Ты отличник, - сказал Николай Александрович. - Догонишь! 

И, чтобы подзадорить Леонида, насмешливо прибавил: 

- Уж не испугался ли чемпион своих противников? 

Но, заметив сердитый взгляд Кочетова, Гаев сразу изменил тон, 

засмеялся: 

- Шучу, шучу! Но ехать надо. Ответственные соревнования. 

..."И я, дурак, поехал", - хмуро подумал Леонид. 

В конце ноября началась война с Финляндией. Леонид в Горьком сразу 

бросился на вокзал. И вот сейчас он ехал в Ленинград. 

Поезд двигался по-прежнему медленно. Леониду не спалось. Он оделся, 

взял книгу. Не успел открыть ее, как поезд дернулся и замер. 

- Стоим восемь минут, - объявил проводник. 

Накинув пальто, Леонид вышел на незнакомый ночной перрон Как и всякое 

неизвестное место ночью, вокзал казался таинственным. Вокруг все тонуло 

в темноте. Только мерцали тусклые электрические лампочки возле буфета и 

зала ожидания. 

Леонид бесцельно слонялся по перрону. Неожиданно возле буфета увидел 

знакомое лицо. 

- Грач!.. 

Они так обрадовались встрече, словно год не виделись. 

Грач возвращался из отпуска. Конечно, сразу заговорили о войне. 

- Трудно будет, - покачал головой Леонид. - Там ведь "линия 

Маннергейма". Поперек всего перешейка. Ее называют "неприступной": доты 

с пушками и пулеметами, противотанковые рвы, гранитные надолбы, минные 

поля. В дотах, говорят, бетонные стены толщиной в два метра, 

бронированные плиты... 

- Трудно, конечно, - согласился Грач. - И не только из-за линии 

Маннергейма. Скалы, леса, болота и озера... Подумать только: в этой 

крохотной стране тридцать тысяч озер!.. 

Поговорили и о заводских делах. Вспомнили прошедшее лето, когда 

каждое воскресенье Леонид с заводскими пловцами отправлялся в 

Центральный парк или на стадион, или в пригороды: готовились к 

спартакиаде. 

- Как Катя Грибова финишировала, помните?! - воскликнул Грач. 

- Еще бы! - усмехнулся Леонид. 

Эта недавно пришедшая в секцию продавщица газированной воды из 

заводской столовой первой закончила стометровку кролем, оставив далеко 

позади всех своих соперниц. 

- А Виктор Махов? 

Да, кузнец тоже отличился. 

О себе Грач умолчал, а он, пожалуй, сделал для команды больше всех - 

занял два первых места. 

...В Ленинград поезд прибыл вечером. 

Леонид сперва даже не узнал знакомую привокзальную площадь. Всегда 

шумная, веселая, сверкающая, она теперь была погружена в темноту, словно 

притаилась. 

Прямо с вокзала, взяв такси с непривычно мерцающими синими фарами, 

Кочетов понесся по затемненным улицам в институт. 

Всего десять дней не был он в Ленинграде. Город преобразился. Теперь 

он выглядел суровым, подтянутым, строгим. Прифронтовой город! 

Был уже вечер, но в институтских залах и коридорах толпись студенты. 

- В чем дело? - спросил Леонид у первого встречного. 

- Да вот - провожаем... 

- Куда? Кого? 

- Ты что - с луны? Добровольцев на фронт!.. 

Лучшие лыжники института уходили на войну, образовав Особый отряд 

лыжников-добровольцев. 

Кочетов тут же, в коридоре, вырвал листок из блокнота и, приткнувшись 

на подоконнике, синим химическим карандашом торопливо написал заявление. 

В нем была всего одна строчка: 

"Очень прошу отправить меня на фронт". 

Слово "очень" он дважды подчеркнул: для убедительности. Но и это не 


Страница 51 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50  [51]  52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"