Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

"А теперь что? - думает Леонид. - Не сидеть же сложа руки! Какой 

мировой рекорд на двести метров?" - пытается вспомнить он. 

И сам удивляется - забыл! Странно - ведь он отлично помнил эту цифру 

и вдруг забыл. Не то 2 минуты 38,1 секунды, не то 2 минуты 37,9 секунды. 

Собственно, не так уж много отделяет его от мирового рекорда. Чуть 

побольше секунды. 

Ему очень хочется сейчас же проверить, но Леонид стыдится спрашивать 

об этом у своих спутников. 

Ведь только что он поставил рекорд страны. Неудобно уже думать о 

мировом рекорде. Чего доброго, сочтут его самонадеянным. 

Гаев идет возле самых домов. Он методично сбивает ногой свисающие с 

водосточных труб сосульки и не пропускает ни одной ледяной дорожки, 

чтобы не прокатиться. Настроение у него чудесное. 

"Отличный парень! - думает Николай Александрович, с улыбкой глядя на 

Кочетова. - Молодец!" 

"Надо и мне поднажать! - решает он. - Мой же собственный результат в 

"двадцатке", конечно, можно улучшить. Удивительно, - отчего никто до сих 

пор не сделал этого? Просто ленятся, наверно. Надо нашего Сергея 

Смирнова подтолкнуть. Блестящий лыжник. Почему бы ему в самом деле не 

стать чемпионом "двадцатки"? Да и мне самому улучшить свое время не 

грех!" 

Галузин тоже задумался. Но мысли Ивана Сергеевича бегут не вперед, 

как у его друзей, а возвращают Галузина к давно прошедшим временам. Он 

видит себя в 1920 году, молодым, только что демобилизованным из красной 

конницы, парнем. 

Тяжелое, голодное время. Разруха, Он организует рабочие спортивные 

клубы, маленькие спортплощадки, открывает первый в России теннисный корт 

и первый бассейн. Время не подходящее для спорта, но вокруг Галузина 

объединяется группа таких же, как он, энтузиастов. 

1925 год. Ивану Сергеевичу вспоминаются занятия гимнастикой в сыром, 

пахнувшем плесенью гулком зале. Тренировались всего пять человек. В 

бывшем церковном зале стоял такой холод, что они, проделав упражнения на 

снарядах, выскакивали на улицу, чтобы не замерзнуть. 

Тощие церковные крысы с голодухи совсем очумели. Бродили среди бела 

дня, волоча по холодным каменным плитам длинные, как бечевки, голые 

хвосты, и пытались даже грызть стойки брусьев. Когда крысы очень уж 

надоедали, спортсмены разгоняли их, швыряя в зверьков сапогами. 

Много времени отнимали бесконечные хозяйственные и организационные 

дела и дискуссии: "Нужен ли бокс?", "Варварство это или спорт?" 

Галузин в те суровые времена испробовал на себе модные системы 

тренировки, "сгонял вес", занимался лыжами, французской борьбой, боксом. 

Но больше всего плаванием. Вода всегда тянула его к себе. 

Однако Галузин не стал чемпионом. Времена были тяжелые, о настоящей 

тренировке не приходилось и думать. Да и поздновато он стал заниматься 

спортом, с двадцати пяти лет. 

Постепенно его все больше и больше привлекала работа учителя. 

Вырастить молодежь бодрой, сильной, смелой - разве это не благородная 

задача?! 

И вот сейчас Иван Сергеевич шел и думал. Нет, его жизнь не пропала 

даром, хотя он и не ставил рекордов. Рабочие живут в созданных ими 

вещах, инженер - в спроектированной им машине, писатели - в книгах. А 

тренер, как и всякий учитель, живет в своих учениках. Сегодняшняя победа 

Кочетова - это, конечно, и его победа. Он передал Леониду свой опыт, 

свое умение, свое Упорство. Он воспитал рекордсмена. 

Галузин отрывается от воспоминаний и оглядывается на примолкших 

спутников. 

Кочетов первый нарушает молчание. Поборов смущение, он спрашивает у 

друзей, какой мировой рекорд на двести метров брассом. 

Гаев переглядывается с Галузиным и одобрительно хлопает Леонида по 

плечу. 

- Правильно! - говорит он. - Наши пловцы должны быть лучшими в мире! 

Пока это, к сожалению, не так. Но будет! Будет так!.. 

Воодушевившись, он даже запевает популярную институте "Студенческую" 

песню: 

Молодым открыты все пути. 

Время не ждет! 

Наш девиз: всегда вперед идти! 

Только вперед! 

Как многие люди, лишенные слуха, Гаев любит петь. 

"Дома жена не позволяет, - мол, терзаю ее уши, - бывало, рассказывал 

он друзьям. - Так я хоть на лыжне выпеваюсь!" 

...Едва Гаев запел, Галузин перчаткой прикрыл ухо. 

- Грубо! - сказал Гаев. - Ну, добре! Не хотите наслаждаться - вам же 

хуже. Умолкаю. 

Он повернулся к Леониду. 

- Ты вот сегодня испортил настроение сэру Томасу, - улыбаясь, сказал 

Николай Александрович. - Да и не только ему... Но впереди много трудных 

состязаний! И я надеюсь, Леня, - ты еще не раз испортишь аппетит 

заокеанским мистерам! 

Все трое громко смеются. Далеко разносится в морозном воздухе их 

смех. От него колышутся и, кажется, даже слегка звенят замерзшие 

лепестки роз в руке у Леонида. 

 

 

ГЛАВА ПЯТАЯ. "БАБОЧКА" 

 

 

Экспресс Ленинград-Москва плавно отошел от перрона. Леонид Кочетов, 

сидя в вагоне у маленького откидного столика, долго глядел в окно. Но за 

стеклом была лишь тьма, густая, как нефть. Только изредка мелькали 

далекие цепочки огней. Они странно поворачивались на бегу, наклонялись и 

исчезали, а потом темнота казалась еще гуще и плотнее. 

Леонид задернул шелковую занавеску, вынул из кармана свежую газету и 

углубился в чтение. Два его соседа по купе вытягивали шеи, нетерпеливо 

заглядывая в ту же газету. 

На первой странице крупным шрифтом была напечатана радиограмма с 

дрейфующей полярной станции "Северный полюс". "Четверка отважных" - 

Папанин, Кренкель, Ширшов и Федоров - сообщали на "Большую землю", что 

вчера от их льдины откололся еще один кусок, но в общем все 

благополучно, наблюдения продолжаются. 

- Молодцы! - восхищенно сказал Кочетов. - Честное слово, больше всего 

я бы сейчас хотел быть вместе с ними... 

Он передал газету соседу, попросил проводника принести постель, 

забрался на верхнюю полку и быстро разделся. Его сосед - сухонький 


Страница 24 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23  [24]  25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"