Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

собрание. 

Когда потребовали у Холмина объяснений, он, правда, "для порядка" дал 

обещание исправить "двойку", но потом резко заявил: 

- А что, собственно, случилось? Не знал формулы этилового спирта? Но 

я же не собираюсь быть химиком, и учимся мы не в технологическом. Все 

равно - кончим институт и забудем всякие химии-физики. 

- Кем же ты собираешься быть? - насмешливо спросила Аня. 

- Во всяком случае, не ученым секретарем химического отделения 

Академии наук, не академиком и даже не членом-корреспондентом, - ехидно 

отрезал Холмин. - Я спортсмен. 

- Такой профессии в СССР нет! - спокойно заметила Аня. - У нас и 

спортсмены работают... 

- Не придирайся к слову, - отмахнулся Холмин. - Конечно, я буду 

трудиться. Стану тренером!.. 

Но всем студентам было хорошо известно: мастеру Холмину днем и ночью 

грезилась алая майка чемпиона. Он мечтал только об одном - побыстрее 

получить почетное звание. А там - видно будет. 

- Какой из тебя тренер! - усмехнулся Кочетов. - Покажешь ученикам, 

как двигать руками, ногами - и только. А какие химические явления 

происходят при этом в организме, - чай, не объяснишь? 

- А это, чай, ты им за меня растолкуешь! - насмешливо скривив тонкие 

губы, отозвался Холмин. 

"Опять?! - разозлился Леонид. - Опять "чаи" гоняю?!" 

Он уже говорил совсем правильно. Но три слова, как занозы, застряли в 

его речи: "чай", "кажись" и "ужо". Они оказались дьявольски живучими и, 

сколько Леонид ни боролся, все-таки иногда прорывались в его речь. 

- Да, кстати, - вдруг с ядовитой улыбочкой прибавил Холмин. - Если 

мне память не изменяет... Один из будущих ученых-тренеров сам недавно 

получил "тройку" по анатомии! 

Леонид нахмурился. Это была правда. Увлекшись тренировками, он 

однажды не успел толком подготовить задание по анатомии. Правда, 

"тройка" - не "двойка", но все же... 

Собрание становилось все более бурным. Гимнастка Галя Зубова и 

штангист Федя Маслов дружно напали на Холмина. 

Потом взял слово Виктор Малинин. 

- Тут надо смотреть шире, - сказал он. - Холмин к сожалению, не 

одинок. Мне вот недавно один хоккеист - правда, не из нашей группы - 

жаловался: зачем, мол, ему изучать психологию? Разве тогда он будет 

лучше бить клюшкой по мячу? Не понимает, что без знания психологии не 

сможет он быть хорошим тренером. 

С этим, так сказать, "правым уклоном" надо решительно покончить. Но 

есть у нас и другие "уклонисты" - "левые", - такие студенты, которые 

науками-то занимаются, а о своем спортивном мастерстве не заботятся. Это 

уж "академики" чистой воды. Их только теория интересует. 

- Правильно! - крикнула Галя Зубова. - Например, Нина Бортникова. 

- Я как раз ее и имею в виду, - сказал Виктор Малинин. - Нина по всем 

теоретическим предметам имеет "пятерки" и "четверки". Хорошо? Конечно, 

хорошо! Но по практическим замятиям - и по конькам, и по волейболу, и по 

плаванию, и по гимнастике - у нее сплошные "троечки". Ну, куда это 

годится? 

Станет Нина Бортникова преподавать физкультуру в каком-нибудь 

институте. Прочтет студентам лекцию о том, как бегать на коньках. 

Объяснит все великолепно, а потом надо ведь самой надеть коньки и 

показать класс. Тут-то и выяснится, что преподавательница еле-еле 

ковыляет по дорожке. Конфуз! Никакого авторитета у Нины не будет. 

В нашем институте заниматься, конечно, не легко, - закончил Малинин. 

- Надо и общеобразовательные и специальные дисциплины изучать, и о своем 

личном мастерстве помнить! Все надо успевать! 

"Все надо успевать! - повторил про себя Кочетов. - Это, конечно, 

верно". 

Когда собрание уже заканчивалось, Леонид попросил слова. 

- Обязуюсь через две недели исправить "тройку" по анатомии, - коротко 

сказал он. 

Студенты одобрительно зашумели, и только Холмин иронически 

ухмыльнулся. 

В тот же день, вернувшись из бассейна, Кочетов засел за анатомию. 

Трудные латинские названия усваивались медленно. Мысли то и дело уводили 

в сторону. Но Леонид упрямо отгонял непрошенные думы. 

 

* * * 

 

Когда через три месяца после первой попытки Кочетов десятый раз встал 

на стартовую тумбочку, в бассейне было уже немного зрителей. На трибунах 

собрались только те немногочисленные болельщики, которые все еще верили 

в Кочетова. Как всегда, у самой воды сидели однокурсники. Леонид 

взглянул на них и улыбнулся. Товарищи дружно замахали ему руками. 

"А цветов-то у них уже нет! - подумал Кочетов. - Завяли, наверно, 

цветы!" 

Леонид прошел дистанцию за 2 минуты 40,2 секунды, на четыре десятых 

секунды улучшил рекорд. 

И опять ему не засчитали результат. Судья снял его с заплыва, 

утверждая, что у Кочетова неправильны, несимметричны движения ног. 

Это был страшный удар. 

Кочетову на мгновенье даже показалось, что все против него. Он знал - 

это не так. Судья не мог поступить иначе: он строг, беспристрастен, но 

справедлив. Леонид был уверен, что он всей душой желает ему успеха. И 

все-таки Кочетову на миг показалось, что и этот судья против него. 

Но горькое разочарование продолжалось недолго. 

- В ближайший месяц, вероятно, не надо приходить? - спросил мастер 

Холмин. 

Он не сомневался, что десять неудачных попыток заставят этого 

"выскочку" образумиться и он перестанет тратить силы впустую. 

- Можешь не приходить! - спокойно ответил Кочетов. - Но я вскоре 

снова плыву! 

И опять ему не повезло. И одиннадцатый, и двенадцатый заплывы 

кончились неудачей. После двенадцатого заплыва Гаев строго-настрого 

велел Леониду неделю отдыхать и ни в коем случае даже близко не 

подходить к бассейну. 

Целую неделю Галузин, Федя-массажист и Кочетов бродили на лыжах по 

ленинградским пригородам. Приехав на станцию, название которой в 

железнодорожном расписании им чем-то приглянулось, они вылезали на 


Страница 22 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21  [22]  23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"