Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

почти слово в слово повторил все сказанное тогда Иваном Сергеевичем. И 

об Игоре Баулине, и о шестидесяти литрах воздуха в минуту, и о среднем 

росте мальчиков-пловцов, - обо всем этом говорил Галузин в тот памятный 

день. 

Кочетов сразу сбился с мыслей, покраснел и замолчал. Ученики 

недоуменно переглядывались - в чем дело? 

С трудом довел он до конца свое первое занятие на заводе. 

Это было полгода назад. С тех пор каждый вторник Леонид тренировал 

заводских пловцов. Он крепко подружился со своими учениками, и даже 

бухгалтер Нагишкин с торчавшей из воды бородкой и очками уже не казался 

ему смешным. Наоборот, когда Нагишкин, засиживаясь над годовым отчетом, 

два раза пропустил занятия, Кочетову казалось, что в эти дни чего-то не 

хватает. 

Вместе с Николаем Грачом не раз осматривал Леонид огромный завод. 

Минуя ряд цехов, он провел Леонида к самому сердцу завода - большому 

конвейеру. Огромная широкая стальная лента, растянувшаяся метров на 

двести-двести пятьдесят, непрерывно двигалась. К ней с боков подходили 

тридцать малых конвейеров, которые подавали к главной ленте отдельные 

части будущих тракторов. 

Казалось, все детали живые: они ползли, катились, ехали - над 

головой, на уровне груди, возле ног... На ходу рабочие проверяли, 

окончательно доделывали детали, которые стягивались к центральной 

широкой ленте. 

Идя вдоль большого конвейера, Леонид испытывал странное, необычное 

чувство. Прямо на глазах, как в сказке, рождались тракторы. 

Вот у начала конвейера на ленту тяжело взбирается неуклюжая, 

громоздкая, голая рама - остов будущей машины. На ней ничего нет, только 

зияют вымаханные суриком гнезда для будущих деталей да торчит передняя 

ось. Рама движется по ленте и постепенно обрастает деталями, а их немало 

в тракторе - больше четырех тысяч! 

Вот к раме приросли колеса, установлена коробка скоростей. Вот 

привернут руль, плотно встал радиатор, мягко сел на приготовленное для 

него место мотор. Вот уже надет капот, несколькими ударами 

пневматического молотка приклепана заводская марка и номер. 

У конца конвейера мотор заправили бензином, на пружинистое сиденье 

лихо вскочил паренек, в кепке козырьком назад, одну руку положил на 

руль, другой - дернул рычаг, и до того неживая машина вдруг издала 

первый, радостный звук, осторожно сползла с ленты и уверенно пошла своим 

ходом по площадке. 

- Здорово! - закричал Леонид, возбужденно схватив за рукав Николая 

Грача. 

Потом они прошли в кузнечный цех. Шум сначала оглушил Кочетова. От 

частых тяжелых ударов, казалось, вздрагивала сама земля. Мерно гудели 

огромные вентиляторы. Длинными рядами выстроились гигантские молоты, 

около которых лежали груды остывающих поковок. 

Подошли к одному из молотов. 

- Виктор! - крикнул Грач прямо в ухо Кочетову, показывая на кузнеца. 

Леонид сперва и не узнал его. В самом деле, это был Виктор Махов - 

один из его учеников-пловцов, паренек с девичьими, голубыми глазами. 

Кочетов привык видеть его в одних только плавках, а здесь Махов был в 

синей спецовке, и не смешлив, как в бассейне, а серьезен и строг. 

Нагревальщики достали из пылающей печи брусок и передали его Виктору; 

тот огромными клещами подхватил раскаленную болванку и установил ее в 

штамп. 

Он нажал педаль - и многотонный молот обрушился на металл. Махов бил 

точными, короткими, даже немного щегольскими ударами. 

"Ловко! - подумал Кочетов. - Как боксер!" 

Виктор всего шесть раз ударил по болванке, и вот уже подручные 

схватили клещами рассыпающий вокруг себя искры готовый коленчатый вал - 

одну из самых сложных деталей. 

Леонид с Грачом побывали и в заводоуправлении. В огромной бухгалтерии 

Кочетов не сразу узнал Нагишкина. За массивным столом, на котором то и 

дело звонили три телефонных аппарата, важно сидел какой-то солидный 

человек. Спустя немного Леонид сообразил, что это и есть тот неловкий 

толстяк, которого он обучает плаванию. 

В бухгалтерии Нагишкин, очевидно, был начальником: главбухом или, по 

меньшей мере, заместителем. К нему все время подходили люди то с 

бумагами на подпись, то за какими-то разъяснениями. Он был не в очках, 

как на тренировках, а в изящном пенсне. Кочетов улыбнулся, вспомнив 

первое появление Нагишкина в этом пенсне в спортзале. 

...В этот вторник Кочетов пришел на занятие, как всегда, в половине 

седьмого. Все ученики уже были в сборе. Обычно, ожидая тренера, они 

громко разговаривали, делились заводскими новостями, "разминали" мускулы 

на спортивных снарядах. 

В этот раз они уже стояли в шеренге, и, едва Кочетов вошел, вся 

шеренга замерла, как по команде "смирно". 

Погруженный в свои тяжелые мысли, Леонид, войдя в зал, не заметил 

этого образцового порядка. Он негромко поздоровался и начал занятие. 

Но вскоре он все-таки почувствовал, что сегодня каждая его команда 

схватывается на лету и выполняется безукоризненно. Даже самые отстающие, 

вроде Нагишкина, которому с большим трудом давалось стильное плавание, 

занимались сегодня лучше обычного. 

"Что это с ними?" - думал Леонид. 

Он не знал, что ученики пристально следили за его попытками побить 

рекорд и горячо переживали неудачи Кочетова. Своими успехами они хотели 

порадовать учителя в тяжелые для него дни, хоть этим выразить ему свое 

сочувствие. 

 

* * * 

 

На семинаре по химии получил "двойку" пловец, мастер Холмин - 

высокий, хорошо сложенный, красивый парень. Только рот портил его лицо: 

узкий, ,как щель, с тонкими плоскими губами. 

"Словно ножом прорезанный", - однажды подумал Леонид. 

За последний месяц это была уже вторая плохая отметка у Холмина. 

Однако он не слишком огорчался. Во всяком случае, товарищи из седьмой 

группы волновались гораздо больше его самого. 

Сразу же после лекций Аня Ласточкина - староста группы - устроила 


Страница 21 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20  [21]  22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"