Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

зажаты секундомеры. Все уже видят - рекорд будет бит. 

- Давай, давай, Леня! - гремят трибуны. 

- Нажми, Ленечка! - громче всех кричит Ласточкина и 

товарищи-однокурсники. Все они стоят ногами на скамейках, машут руками с 

зажатыми в них секундомерами и букетами. 

Многие студенты и пловцы-болельщики с бешеной быстротой крутят в 

воздухе полотенцами и купальными костюмами, словно полагая, что этот, 

создаваемый ими "попутный ветер", поможет Кочетову плыть быстрее. 

Три хронометриста уже застыли на финише. Они готовы "принять" пловца. 

Последние гребки. Разом щелкают три судейских секундомера. Остановлены 

стрелки на секундомерах в руках у зрителей. Все они показывают примерно 

одно и то же время. Уже ясно: дистанция пройдена за 2 минуты 39,8 

секунды. Почти на целую секунду улучшен всесоюзный рекорд. 

Овации гремят в бассейне. 

И вдруг зрители чувствуют что-то неладное. К главному судье подходит 

"судья на повороте" и передает ему записку. Судейская коллегия 

совещается. В бассейне наступает томительная тишина. Наконец к микрофону 

подходит главный судья. 

- Кочетов (спортивное общество "Большевик") снимается с заплыва! - 

объявляет он. - Седьмой поворот совершен неправильно. Кочетов коснулся 

стенки одной рукой! 

Буря возмущения поднимается в зале. 

- Не может быть! - негодуют пловцы и болельщики. 

- Долой! - звонко кричит Ласточкина. 

- Долой судью! - орет группа мальчишек. 

Никто из болельщиков не заметил ошибки. Может быть, сам "судья на 

повороте" ошибся? 

Главный судья поднимает руку, призывая к тишине. Но трибуны не 

успокаиваются. Где-то наверху внезапно разлился свист. К его тоненькой, 

как ручеек, пронзительной струйке присоединяются все новые и новые 

ручейки. И вот уже заливистые трели наводняют все помещение. 

Тогда встает Гаев. Все знают: он больше других болел за Кочетова. 

"Сейчас он заступится за пловца!" - радуются зрители. 

- С судьей не спорят! - негромко, веско произносит Гаев, и весь 

бассейн мгновенно затихает. - Если судья говорит "ошибка" - значит, 

произошла ошибка! - раздельно повторяет Николай Александрович. 

Он подходит к Кочетову, кладет на плечо Леониду тяжелую руку и 

притягивает его к себе, словно обнимает. В напряженном молчании, 

провожаемые сотнями глаз, они медленно, уходят. 

 

* * * 

 

Тяжелые дни наступили для Леонида. Ни на минуту не покидали его мысли 

о трех неудачных попытках. 

Вот когда он искренне возненавидел тетушкину "технику": целыми днями 

в квартире трезвонили сразу и телефон, и "сирена" на кухне. Это 

многочисленные друзья - пловцы и болельщики - старались поддержать 

бодрость в своем любимце. Все они были твердо уверены, что Кочетов 

улучшит рекорд, все возмущались ошибкой "судьи на повороте". 

- Вероятно, судья был прав! - изумляя болельщиков, спокойно отвечал 

Кочетов. 

Друзья торопили Леонида, уговаривали завтра же снова встать на старт. 

- Ты же побьешь рекорд! Клянусь! Иначе у меня: не голова, а 

футбольный мяч! - гремел в трубке бас какого-то болельщика. 

- Не расстраивайтесь, Леонид Михайлович! Я и мама не сомневаемся в 

вашей победе! - кричала незнакомая девочка. 

Кочетов вежливо отвечал пловцам и болельщикам, благодарил за 

сочувствие. Но на двадцатый или тридцатый раз, выслушав какого-то 

"незнакомого друга", Леонид, не говоря ни слова, повесил трубку. С тех 

пор телефону стал подходить Федя, на время переселившийся, по просьбе 

Галузина, к Кочетову. 

Весельчак-массажист обладал неистощимым тернием. Он мог по полчаса 

беседовать со встревоженными болельщиками, успокаивая их и ручаясь, что 

Кочетов учтет их просьбы и, конечно, побьет рекорд. 

У Феди обнаружилось много неожиданных талантов. Выяснилось, например, 

что он отличный повар. С увлечением хозяйничал массажист на кухне: без 

конца варил и парил, жарил и тушил всякие "травки". 

- Пища богов! - говорил он, ставя перед Леонидом огромную шипящую 

сковороду цветной капусты. - Нектар и амброзия! Древние греки были 

мудрые люди: только этой травкой и питались! 

- Да они вовсе не ели эту пакость, - раздраженно отвечал Кочетов, 

которому уже надоели все эти "петрушки". 

- Не ели? - искренне изумлялся Федя. - Ну, значит, греки были мудрыми 

людьми! Кушай, Ленечка, кушай: пальчики оближешь! 

Однако сам массажист не ел цветной капусты. Он уходил на кухню и 

тайком от Леонида, чтобы не соблазнять его, ловко, одним движением ножа 

вскрывал банку шпрот или поджаривал себе целую сковороду свинины. 

Тетушкина "техника" приводила Федю в восторг. Он любовно чистил мелом 

свистящие чайники и кастрюли и чуть не каждый день с удовольствием 

стирал белье в самодельной стиральной машине. 

- Техника - на грани фантастики! - повторял он, похлопывая по ее 

сверкающему барабану. 

Федя был очень любознательным. Систематического образования он не 

получил и восполнял этот пробел жадным чтением. Читал он запоем самые 

разнообразные книги: позавчера - брошюру "Как самому построить 

авиамодель", вчера - научную статью о свинье-рекордистке Незабудке, 

сегодня - книгу о древних арабских рукописях, а на завтрашний день у 

него уже был приготовлен толстый том - "Жизнь и творчество Л. Толстого". 

Придя в первый раз к Кочетову, массажист сразу направился к книжному 

шкафу. 

Шкаф был заперт. И хотя ключ торчал тут же, в скважине замка, открыть 

шкаф Федя, очевидно, стеснялся. Сквозь стекло он жадно рассматривал 

корешки книг. 

На верхней полке стоял ряд одинаковых томов в красных коленкоровых 

переплетах - сочинения Ленина. Эта шеренга строгих алых книг досталась 

Леониду в наследство от мужа тети Клавы. На другой полке - книги о 

великих композиторах: Чайковском, Глинке, Бетховене, Моцарте; увесистые 

труды по истории музыки, тоненькие, пестрые книжечки - программы 


Страница 18 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17  [18]  19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"