Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Рекорд будет бит! - кратко сказал он, когда они втроем очутились на 

улице. Всю дорогу Николай Александрович молчал и лишь возле дома, где 

жил Кочетов, снова уверенно повторил: 

- Рекорд будет бит! 

Через три дня должно было состояться первенство Ленинградского 

военного округа. Гаев успел поговорить с судьями и добился, чтобы 

Кочетова включили "вне конкурса" в это соревнование. 

Для Леонида эти два дня тянулись мучительно медленно, нестерпимо 

медленно. 

Наступила последняя ночь перед состязанием. 

Долго не мог заснуть Леонид. Такова уж участь всех спортсменов: 

именно тогда, когда предстоит особенно трудная борьба, когда надо быть 

особенно свежим, собранным и спокойным, - нервы напрягаются до предела и 

не дают спать, мешают отдохнуть, набраться новых сил. 

Много часов ворочался Леонид в кровати и только огромным усилием воли 

заставил себя заснуть. 

Проснулся он вялым. Но сразу же появился в сверкающих сапогах и 

отлично выутюженном френче, гладко выбритый Галузин с массажистом Федей. 

Казалось, что они где-то тут, в коридоре, давно ждали пробуждения 

Леонида. 

От ловких и быстрых прикосновений Фединых пальцев теплая волна 

разлилась по телу. После получасового массажа Кочетов чувствовал себя 

снова готовым к борьбе. День он провел, как обычно, стараясь не думать о 

предстоящем заплыве. 

Вечером пловцы, тренеры и болельщики снова заполнили трибуны 

бассейна. Только нынче среди зрителей было много военных. Снова возле 

стартовых тумбочек уселись Гаев, Галузин и однокурсники Леонида. 

Раздалась команда: 

- На старт! 

Не только глазами - всем своим существом Леонид впился в красный 

флажок стартера. 

Сигнал! 

Кочетов сильно послал тело вперед. "Быстрей! Быстрей! Быстрей!" - в 

такт движениям рук твердил он. 

Но, едва вынырнув, услышал свисток. 

"Опять фальстарт?? Неужели я?.." 

Нет, провинился сосед справа. 

Судьи снова выстроили участников. Стремительно метнулся вниз флажок. 

И одновременно с ним метнулись в воду пловцы. 

"Ну, наконец-то! Старт взят!" - с облегчением вздохнул Галузин. Об 

этом же с радостью подумали и однокурсники Леонида. 

Прямо со старта Кочетов вырвался вперед. Один за другим, ритмично и 

могуче, с великолепной слаженностью следовали его гребки. 

Он плыл 2 минуты 39,9 секунды. И все эти 2 минуты 39,9 секунды 

непрерывно кричали, шумели, гудели трибуны. 

Наконец последний поворот. Последние 25 метров! Ладони Кочетова 

касаются стенки. Разом щелкают кнопки трех судейских секундомеров. 

Есть! Есть рекорд! 

И зрители, и судьи видят: Кочетов отлично проплыл дистанцию, поставил 

новый всесоюзный рекорд. 

Леонид еще находится в воде. Он не успел подняться на бортик. Грудь 

его тяжело вздымается. Руки слегка дрожат от только что пережитого 

огромного напряжения. 

Снизу, из воды, смотрит он на судей. Что такое? Почему они так 

суетятся, шепчутся? Почему у всех взволнованные, тревожные лица? Что 

случилось? 

Вскоре все выясняется. У одного из судей неожиданно отказал 

секундомер. Именно в момент заплыва эта безукоризненно точная, 

выверенная машинка вдруг закапризничала. Или, может быть, судья слабо 

нажал кнопку? 

Спортивные правила неумолимы: всесоюзный рекорд регистрируется, 

только когда результат пловца засечен не меньше чем тремя судейскими 

секундомерами. А тут один из трех вышел из строя. 

Рекорд нельзя засчитать. 

- Э-эх! - горько выдохнул кто-то на трибуне. 

- Шляпы! 

Леонид кусал губы от обиды. Расстроенные однокурсники старались не 

глядеть на него, чтобы еще больше не огорчать товарища. Аня Ласточкина 

чуть не плакала. Подумать только: такое невезение! 

Из бассейна они опять шли втроем. Гаев и Галузин, как могли, утешали 

Леонида. 

- Несчастный случай, - сказал Гаев. - Бывает... 

- Бывает, конечно, - горько усмехнулся Леонид. - И похуже бывает. 

Свалится на голову кирпич с крыши: был человек - нет человека. А 

все-таки от этого мне не легче... 

- Нет, легче, - возразил Гаев. - Ты нынче доказал: рекорд будет! Не 

сегодня, так завтра. Но будет. Обязательно! 

По дороге к дому Гаев и Галузин решили: Леониду надо плыть не с 

тремя, а с одним противником, мастером спорта Абызовым. Правда, это 

ослабляло борьбу - чем больше сильных противников, чем напряженнее 

состязание, тем легче поставить рекорд. Но что делать? Нельзя снова 

трепать нервы пловцу бесконечными фальстартами. 

Через несколько дней Кочетов снова вышел на старт. Зрители встретили 

пловцов веселым оживлением. Но Леониду казалось, что трибуны гудят 

насмешливо. Он твердо решил: "Ни в коем случае не сорву старт. Лучше 

чуть-чуть задержусь на тумбочке, в воде наверстаю. Только бы Абызов не 

подвел". 

Леонид тревожно оглядел противника. Нет, Абызов выглядел спокойным. 

Его серые, навыкате, глаза смотрели решительно, упрямо. Очень хорошо! 

Кочетов от всей души желал Абызову отлично взять старт. Бывают такие 

моменты в спортивной борьбе - желаешь удачи своему противнику даже 

больше, чем себе. 

Стартер поднял флажок. 

- Марш! 

Пловцы в воде. Первую двадцатипятиметровку они проходят голова к 

голове. Стремительный поворот. Кажется, они опять идут вровень. Но в 

конце второй двадцатипятиметровки "судья на повороте" - следящий, чтобы 

пловцы правильно совершили поворот, - видит: руки Кочетова касаются 

стенки бассейна на мгновенье раньше рук Абызова. 

Третий, четвертый поворот. 

Зрители вскакивают с мест. Пройдена половина дистанции. Темп 

отличный. Абызов уже примерно на метр отстал от Кочетова. 

- Жми, Леня! - кричат с трибуны. 

- Вперед, Леня! 

- Ле-е-е-ня-я! 

Так уж устроено сердце болельщика. Даже совершенно незнакомые 

Кочетову люди называли его просто Леней, как будто они были близкими 

друзьями. 

Последний отрезок пути. В руках у многих зрителей, тренеров, пловцов 


Страница 17 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16  [17]  18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"