Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Николай Александрович сидел молча. Он присутствовал на тренировке уже 

не первый раз, внимательно следя за Кочетовым. 

Леонида до сих пор удивляло лицо Гаева, хотя казалось бы, за год он 

мог привыкнуть к нему. Худощавое, с резко очерченными губами, скулами и 

подбородком, с высоким лбом и наголо обритыми волосами, оно на первый 

взгляд казалось чересчур строгим и даже суровым. 

Сначала Леонида удивляла сухощавость Гаева. Он даже как-то спросил 

Галузина, не болен ли секретарь партийной организации. 

- Здоров, как бык! - смеясь, ответил Иван Сергеевич. - А худоба эта, 

Леня, - от горячего сердца. Беспокойный характер у Николая 

Александровича. Жить таким нелегко, но зато и любят их!.. Хороший он 

человек! 

- А вы, значит, плохой? - засмеялся Леонид, оглядывая грузную фигуру 

тренера. 

- А я - хоть и толстый, но тоже ничего! - улыбнулся Галузин. - У меня 

ведь полнота не от самодовольства и важности, а от излишней доброты. По 

этой самой доброте и распустил я вас, молодых. Иначе не осмелился бы ты 

своему учителю задавать такие дерзкие вопросы! 

Николай Александрович преподавал лыжный спорт в институте. Он был 

чемпионом страны по двум дистанциям - 18 и 20 километров - и всегда 

находился в отличной форме. 

- Когда же он тренируется? - изумлялись студенты и преподаватели, 

целыми днями видя его то на корте, то на ринге, то в бассейне, то на 

гаревой дорожке. 

Гаев знал, у кого из боксеров тяжела работа ног, кто недостаточно 

стремителен на ринге, кто слаб в защите; знал, кому из штангистов лучше 

всего дается жим двумя руками, а кому надо особенно упорно тренировать 

рывок правой рукой, кто из спортсменов сейчас в форме и кто работает 

вяло. 

- Гаев ночью бегает на лыжах! - говорили институтские остряки. - А 

спит он во время массажей! 

Лишь некоторые из студентов знали, как точно и напряженно построен 

режим дня у Гаева и как неуклонно Николай Александрович следует ему, 

Загруженный работой, он все-таки никогда не пропускал тренировок. Только 

расписание их ему пришлось сдвинуть. Утреннюю тренировку он проводил, 

когда другие люди еще спали. Каждый день ровно в шесть утра выходил Гаев 

в парк (он жил в пригороде, в Удельной) и полтора часа бегал на лыжах. 

По вечерам снова можно было видеть его высокую фигуру в коричневом 

лыжном костюме, мелькающую меж деревьев парка. 

...Леонид кончал тренировку. Гаев больше часа молча наблюдал за ним. 

И лишь когда Кочетов вылез из воды и вместе с Галузиным подошел к 

Николаю Александровичу, тот будто между прочим сказал: 

- А не кажется ли вам, друзья, что всесоюзный, рекорд на двести 

метров можно улучшить? 

Кочетов и Галузин переглянулись. Двухсотметровка, правда, была 

коронной дистанцией Леонида. Недавно он даже завоевал в ней первое место 

в чемпионате Ленинграда, но о рекордах они еще и не мечтали. 

- Не рановато? - смущенно спросил Леонид. 

- Делать хорошее, нужное дело никогда не рано! - уверенно сказал 

Гаев. - Не боги горшки обжигают... 

На этом разговор и кончился. Два дня Галузин и Кочетов делали вид, 

будто не вспоминают о словах Гаева. На третий день, во время "прикидки" 

на двести метров, Галузин на финише, щелкнув секундомером, засек время 

Леонида и словно из чистого любопытства отметил: 

- Подходяще! Всего две и три десятых не дотянул! 

Кочетов сразу понял тренера. Он и сам мысленно уже не раз сравнивал 

свои результаты с рекордом: обычно ему не хватало 2 - 2,5 секунды. Но он 

и на этот раз ничего не сказал Галузину. Даже сама мысль о рекорде 

пугала Леонида. 

Шутка сказать - рекорд Советского Союза! Он выше национальных 

рекордов Франции, Италии, Норвегии, Голландии... От всесоюзного рекорда 

рукой подать до мирового! А Гаев предлагает не просто повторить его, а 

еще улучшить. 

"Вряд ли... Мечта. .." - думал Леонид. 

Однако мысль о рекорде крепко запала в душу и Кочетову, и Галузину. 

Еще через неделю неожиданно все пути к отступлению были отрезаны. 

Произошло это так. Кочетов зашел в партбюро договориться о лыжном 

кроссе. В кроссе участвовали все студенты института. Кочетов был 

представителем второго курса. Леонид быстро уточнил с Гаевым время и 

место проведения кросса. 

- Ну, а как рекорд? Все еще старый держится? - с улыбкой спросил 

Николай Александрович. 

Леонид думал, что Гаев, по горло загруженный институтскими делами, 

забыл о своих словах, и этот вопрос удивил и обрадовал его. Значит, 

тогда, в бассейне, он не шутил. 

_ Пока держится, - смутившись ответил Леонид. - Двух секунд не 

хватает! 

И сразу же испуганно подумал: 

"Что я говорю? Ведь Гаев подумает, что я всерьез готовлюсь побить 

рекорд!" 

Так и вышло. 

- Две секунды? - переспросил Николай Александрович. - Ну, це не так 

богато. Значит, скоро выпьем за здоровье новорожденного рекорда! 

Леонид решил спешно бить отбой. 

- Что вы, Николай Александрович! - сказал он. - Вы же знаете: даже 

знаменитый чемпион Франции Ля-Бриель показывает 2 минуты 42 секунды, а 

наш рекорд 2 минуты 40,6 секунды. Мне бы Ля-Бриеля побить - и то хорошо! 

Эти слова, видимо, не на шутку рассердили Гаева. Он встал со стула и, 

опираясь обеими своими жилистыми, "мужицкими" руками о стол, негромко 

сказал: 

- А вы не равняйтесь на французских чемпионов, товарищ Кочетов! 

Он сказал это совершенно спокойно. Но Леонид знал, - Гаев говорит так 

подчеркнуто спокойно и обращается на "вы" - значит, он здорово сердит. И 

в самом деле, Гаев вышел из-за стола и, заложив руки за спину, сделал 

несколько шагов по кабинету. 

- Ля-Бриель! - иронически повторил он. - Подумаешь, какой бог 

плавания нашелся! Ведь наш Захарьян побил его?! Почти на две секунды 

побил! Еще три года назад! Значит, и вы можете, да нет, должны побить 

Ля-Бриеля. И при чем тут Ля-Бриель? - сердито перебил он самого себя. - 


Страница 12 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11  [12]  13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"