Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

в этом случае они должны были жертвовать своей свободой, которая так до- 

рога сердцу каждого истого англичанина, и подвергались опасности ока- 

заться вовлеченными в любую опрометчивую затею их честолюбивого покрови- 

теля. С другой стороны, знатные бароны, располагавшие могущественными и 

разнообразными средствами притеснения и угнетения, всегда находили пред- 

лог для того, чтобы травить, преследовать и довести до полного разорения 

любого из своих менее сильных соседей, который попытался бы не признать 

их власти и жить самостоятельно, думая, что его безопасность обеспечена 

лояльностью и строгим подчинением законам страны. 

Завоевание Англии норманским герцогом Вильгельмом значительно усилило 

тиранию феодалов и углубило страдания низших сословий. Четыре поколения 

не смогли смешать воедино враждебную кровь норманнов и англосаксов или 

примирить общностью языка и взаимными интересами ненавистные друг другу 

народности, из которых одна все еще упивалась победой, а другая страдала 

от последствий своего поражения. После битвы при Гастингсе власть пол- 

ностью перешла в руки норманских дворян, которые отнюдь не отличались 

умеренностью. Почти все без исключения саксонские принцы и саксонская 

знать были либо истреблены, либо лишены своих владений; невелико было и 

число мелких саксонских собственников, за которыми сохранились земли их 

отцов. Короли непрестанно стремились законными и противозаконными мерами 

ослабить ту часть населения, которая испытывала врожденную ненависть к 

завоевателям. Все монархи норманского происхождения оказывали явное 

предпочтение своим соплеменникам; охотничьи законы и другие предписания, 

отсутствовавшие в более мягком и более либеральном саксонском уложении, 

легли на плечи побежденных, еще увеличивая тяжесть и без того непо- 

сильного феодального гнета. 

При дворе и в замках знатнейших вельмож, старавшихся ввести у себя 

великолепие придворного обихода, говорили исключительно по-нормано-фран- 

цузски; на том же языке велось судопроизводство во всех местах, где отп- 

равлялось правосудие. Словом, французский язык был языком знати, ры- 

царства и даже правосудия, тогда как несравненно более мужественная и 

выразительная англосаксонская речь была предоставлена крестьянам и дво- 

ровым людям, не знавшим иного языка. 

Однако необходимость общения между землевладельцами и порабощенным 

народом, который обрабатывал их землю, послужила основанием для посте- 

пенного образования наречия из смеси французского языка с англосаксонс- 

ким, говоря на котором, они могли понимать друг друга. Так мало-помалу 

возник английский язык настоящего времени, заключающий в себе счастливое 

смешение языка победителей с наречием побежденных и с тех пор столь обо- 

гатившийся заимствованиями из классических и так называемых южноевро- 

пейских языков. 

Я счел необходимым сообщить читателю эти сведения, чтобы напомнить 

ему, что хотя история англосаксонского народ после царствования 

Вильгельма II не отмечена никакими значительными событиями вроде войн 

или мятежей, все же раны, нанесенные завоеванием, не заживали вплоть до 

царствования Эдуарда III. Велики национальные различия между англосакса- 

ми и их победителями; воспоминания о прошлом и мысли о настоящем береди- 

ли эти раны и способствовали сохранению границы, разделяющей потомков 

победоносных норманнов и побежденных саксов. 

Солнце садилось за одной из покрытых густой травою просек леса, о ко- 

тором уже говорилось в начале этой главы. Сотни развесистых, с невысоки- 

ми стволами и широко раскинутыми ветвями дубов, которые, быть может, бы- 

ли свидетелями величественного похода древнеримского войска, простирали 

свои узловатые руки над мягким ковром великолепного зеленого дерна. Мес- 

тами к дубам примешивались бук, остролист и подлесок из разнообразных 

кустарников, разросшихся так густо, что они не пропускали низких лучей 

заходящего солнца; местами же деревья расступались, образуя длинные, 

убегающие вдаль аллеи, в глубине которых теряется восхищенный взгляд, а 

воображение создает еще более дикие картины векового леса. Пурпурные лу- 

чи заходящего солнца, пробиваясь сквозь листву, отбрасывали то рассеян- 

ный и дрожащий свет на поломанные сучья и мшистые стволы, то яркими и 

сверкающими пятнами ложились на дерн. Большая поляна посреди этой просе- 

ки, вероятно, была местом, где друиды совершали свои обряды. Здесь воз- 

вышался холм такой правильной формы, что казался насыпанным человечески- 

ми руками; на вершине сохранился неполный круг из огромных необделанных 

камней. Семь из них стояли стоймя, остальные были свалены руками како- 

го-нибудь усердного приверженца христианства и лежали частью поблизости 

от прежнего места, частью - по склону холма. Только один огромный камень 

скатился до самого низа холма, преградив течение небольшого ручья, про- 

бивавшегося у подножия холма, - он заставлял чуть слышно рокотать его 

мирные и тихие струи. 

Два человека оживляли эту картину; они принадлежали, судя по их одеж- 

де и внешности, к числу простолюдинов, населявших в те далекие времена 

лесной район западного Йоркшира. Старший из них был человек угрюмый и на 

вид свирепый. Одежда его состояла из одной кожаной куртки, сшитой из 

дубленой шкуры какого-то зверя, мехом вверх; от времени мех так вытерся, 

что по немногим оставшимся клочкам невозможно было определить, какому 

животному он принадлежал. Это первобытное одеяние покрывало своего хозя- 

ина от шеи до колен и заменяло ему все части обычной одежды. Ворот был 

так широк, что куртка надевалась через голову, как наши рубашки или ста- 

ринная кольчуга. Чтобы куртка плотнее прилегала к телу, ее перетягивал 

широкий кожаный пояс с медной застежкой. К поясу была привешена с одной 

стороны сумка, с другой - бараний рог с дудочкой. За поясом торчал длин- 

ный широкий нож с роговой рукояткой; такие ножи выделывались тут же, по 


Страница 9 из 176:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   156   157   158   159   160   161   162   163   164   165   166   167   168   169   170   171   172   173   174   175   176   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"