Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

тупью вошел худощавый старик высокого роста; он на каждом шагу отвешивал 

смиренные поклоны и казался ниже, чем был на самом деле, от привычки 

держаться в согбенном положении. Черты его лица были тонкие и пра- 

вильные; орлиный нос, проницательные черные глаза, высокий лоб, изборож- 

денный морщинами, длинные седые волосы и большая борода могли бы произ- 

водить благоприятное впечатление, если бы не так резко изобличали его 

принадлежность к племени, которое в те темные века было предметом отвра- 

щения для суеверных и невежественных простолюдинов, а со стороны корыст- 

ного и жадного дворянства подвергалось самому лютому преследованию. 

Одежда еврея, значительно пострадавшая от непогоды, состояла из прос- 

того бурого плаща и темно-красного хитона. На нем были большие сапоги, 

отороченные мехом, и широкий пояс, за который были заткнуты небольшой 

ножик и коробка с письменными принадлежностями. На голове у него была 

высокая четырехугольная желтая шапка особого фасона: закон повелевал ев- 

реям носить их, в знак отличия от христиан. При входе в зал он смиренно 

снял шапку. 

Прием, оказанный этому человеку под кровом Седрика Сакса, удовлетво- 

рил бы требованиям самого ярого противника израильского племени. Сам 

Седрик в ответ на многократные поклоны еврея только кивнул головой и 

указал ему на нижний конец стола. Однако там никто не потеснился, чтобы 

дать ему место. Когда он проходил вдоль ряда ужинавших, бросая робкие и 

умоляющие взгляды на каждого из сидевших за нижним концом стола, слу- 

ги-саксы нарочно расставляли локти и, приподняв плечи, продолжали погло- 

щать свой ужин, не обращая ни малейшего внимания на нового гостя. Монас- 

тырская прислуга крестилась, оглядываясь на него с благочестивым ужасом; 

даже сарацины, когда Исаак проходил мимо них, начали гневно крутить усы 

и хвататься за кинжалы, готовые самыми отчаянными мерами предотвратить 

его приближение. 

Очень вероятно, что по тем же причинам, которые побудили Седрика при- 

нять под свой кров потомка отверженного народа, он настоял бы и на том, 

чтобы его люди обошлись с Исааком учтивее, но как раз в ту пору аббат 

завел с ним такой интересный разговор о породах и повадках его любимых 

собак, что Седрик никогда не прервал бы его и для более важного дела, 

чем вопрос о том, пойдет ли еврей спать без ужина. 

Исаак стоял в стороне от всех, тщетно ожидая, не найдется ли для него 

местечка, где бы он мог присесть и отдохнуть. Наконец пилигрим, сидевший 

на скамье у камина, сжалился над ним, встал с места и сказал: 

- Старик, моя одежда просохла, я уже сыт, а ты промок и голоден. 

Сказав это, он сгреб на середину широкого очага разбросанные и поту- 

хавшие поленья и раздул яркое пламя; потом пошел к столу, взял чашку го- 

рячей похлебки с козленком, отнес ее на столик, у которого сам ужинал, 

и, не дожидаясь изъявлений благодарности со стороны еврея, направился в 

противоположный конец зала: быть может, он не желал дальнейшего общения 

с тем, кому услужил, а может быть, ему просто захотелось стать поближе к 

почетному помосту. 

Если бы в те времена существовали живописцы, способные передать по- 

добный сюжет, фигура этого еврея, склонившегося перед огнем и согреваю- 

щего над ним свои окоченевшие и дрожащие руки, могла бы послужить им хо- 

рошей натурой для изображения зимнего времени года. Несколько отогрев- 

шись, он с жадностью принялся за дымящуюся похлебку и ел так поспешно и 

с таким явным наслаждением, словно давно не отведывал пищи. 

Тем временем аббат продолжал разговаривать с Седриком об охоте; леди 

Ровена углубилась в беседу с одной из своих прислужниц, а надменный ры- 

царь Храма, поглядывая то на еврея, то на саксонскую красавицу, задумал- 

ся о чем-то, по-видимому, очень для него интересном. 

- Дивлюсь я вам, достопочтенный Седрик, - говорил аббат. - Неужели же 

вы при всей вашей большой любви к мужественной речи вашей родины не хо- 

тите признать превосходство нормано-французского языка во всем, что ка- 

сается охотничьего искусства? Ведь ни в одном языке не найти такого оби- 

лия специальных выражений для охоты в поле и в лесу. 

- Добрейший отец Эймер, - возразил Седрик, - да будет вам известно, 

что я вовсе не гонюсь за всеми этими заморскими тонкостями; я и без них 

очень приятно провожу время в лесах. Трубить в рог я умею, хоть не назы- 

ваю звук рога receat или mort [11], умею натравить собак на зверя, знаю, 

как лучше содрать с него шкуру и как его распластать, и отлично обхожусь 

без этих новомодных словечек: curee, arbor, nombles [12] и прочей бол- 

товни в духе сказочного сэра Тристрама. 

- Французский язык, - сказал храмовник со свойственной ему при всех 

случаях жизни надменной заносчивостью, - единственный приличный не 

только на охоте, но и в любви и на войне. На этом языке следует завоевы- 

вать сердца дам и побеждать врагов. 

- Выпьем-ка с вами по стакану вина, сэр рыцарь, - сказал Седрик, - да 

кстати и аббату налейте! А я тем временем расскажу вам о том, что было 

лет тридцать тому назад. Тогда простая английская речь Седрика Сакса бы- 

ла приятна для слуха красавиц, хотя в ней и не было выкрутасов французс- 

ких трубадуров. Когда мы сражались на полях Норталлертона, боевой клич 

сакса был слышен в рядах шотландского войска не хуже cri de guerre [13] 

храбрейшего из норманских баронов. Помянем бокалом вина доблестных бой- 

цов, бившихся там. Выпейте вместе со мною, мои гости. 

Он выпил свой стакан разом и продолжал с возрастающим увлечением: 

- Сколько щитов было порублено в тот день! Сотни знамен развевались 

над головами храбрецов. Кровь лилась рекой, а смерть казалась всем краше 

бегства. Саксонский бард прозвал этот день праздником мечей, слетом ор- 

лов на добычу; удары секир и мечей по шлемам и щитам врагов, шум битвы и 

боевые клики казались певцу веселее свадебных песен. Но нет у нас бар- 


Страница 22 из 176:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21  [22]  23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   156   157   158   159   160   161   162   163   164   165   166   167   168   169   170   171   172   173   174   175   176   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"