Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Буагильбер, - отвечала еврейка, - ты не знаешь женского сердца или 

видел только таких женщин, которые утратили лучшие женские достоинства. 

Могу тебя уверить, гордый рыцарь, что ни в одном из самых страшных сра- 

жений не обнаруживал ты такого мужества, какое проявляет женщина, когда 

долг или привязанность призывает ее к страданию. Я сама женщина, изне- 

женная воспитанием, от природы робкая и с трудом переносящая телесные 

страдания; но когда мы с тобой явимся на роковое ристалище, ты - сра- 

жаться, а я - на казнь, я твердо уверена, что моя отвага будет много вы- 

ше твоей... Прощай, я не хочу больше терять слов с тобою. То время, ко- 

торое осталось дочери Израиля провести на земле, нужно употребить иначе: 

она должна обратиться к утешителю, который отвратил лицо свое от ее на- 

рода, но никогда не бывает глух к воплям человека, искренне взывающего к 

нему. 

- Значит, мы расстаемся, - проговорил храмовник после минутного мол- 

чания. - И зачем бог допустил нас встретиться в этом мире! Почему ты не 

родилась от благородных родителей и в христианской вере! Клянусь небеса- 

ми, когда я смотрю на тебя и думаю, где и когда я тебя снова увижу, я 

начинаю жалеть, что не принадлежу к твоему отверженному племени. Пускай 

бы рука моя рылась в сундуках с декелями, не ведая ни копья, ни щита, 

гнул бы я спину перед мелкой знатью и наводил бы страх на одних лишь 

должников!.. Вот до чего я дошел, Ревекка, вот чего бы желал, чтобы 

только быть ближе к тебе в жизни, чтобы избавиться от той страшной роли, 

какую должен сыграть в твоей смерти. 

- Ты говоришь о евреях, какими сделали их преследования людей, тебе 

подобных, - сказала Ревекка. - Гнев божий изгнал евреев от отечества, но 

трудолюбие открыло им единственный путь к власти и могуществу, и на этом 

одном пути им не поставили преград. Почитай древнюю историю израильского 

народа и скажи: разве те люди, через которых Иегова творил такие чудеса 

среди народов, были торгаши и ростовщики? Знай же, гордый рыцарь, что 

среди нас немало есть знатных имен, по сравнению с которыми ваши хвале- 

ные дворянские фамилии - все равно что тыква перед кедром. У нас есть 

семья, родословное древо которых восходит к тем временам, когда в громе 

и молнии являлось божество, окруженное херувимами... Эти семьи получали 

свой высокий сан не от земных владык, а от Голоса, повелевавшего их 

предкам приблизиться к богу и властвовать над остальными. Таковы были 

князья из дома Иакова! 

Щеки Ревекки загорелись румянцем, пока она говорила о древней славе 

своего племени, но снова побледнели, когда она добавила со вздохом: 

- Да, таковы были князья иудейские, ныне исчезнувшие. Слава их попра- 

на, как скошенная трава, и смешана с дорожной грязью. Но есть еще потом- 

ки великого рода, есть и такие, что не посрамят своего высокого проис- 

хождения, и в числе их будет дочь Исаака, сына Адоникама. Прощай! Я не 

завидую почестям, добытым ценою крови человеческой, не завидую твоему 

варварскому роду северных язычников, не завидую и вере твоей, которая у 

тебя на языке, но которой нет ни в твоем сердце, ни в поступках. 

- Я околдован, клянусь небесами! - сказал Буагильбер. - Мне начинает 

казаться, что выживший из ума скелет был прав, я не в силах расстаться с 

тобой, точно меня удерживает какая-то сверхъестественная сила. Прекрас- 

ное создание! - продолжал он, подходя к ней ближе, но с великим почтени- 

ем. - Так молода, так хороша, так бесстрашна перед лицом смерти! И обре- 

чена умереть в позоре и в мучениях. Кто может не плакать над тобой? 

Двадцать лет слезы не наполняли мои глаза, а теперь я плачу, глядя на 

тебя. Но этому суждено свершиться, ничто не спасет тебя. Мы с тобой оба 

- слепые орудия судьбы, неудержимо влекущие нас по предназначенному пу- 

ти, как два корабля, которые несутся по бурным волнам, а бешеный ветер 

сталкивает их между собой на общую погибель. Прости меня, и расстанемся 

как друзья. Тщетно старался я поколебать твою решимость, но и сам оста- 

юсь тверд и непреклонен, как сама несокрушимая судьба. 

- Люди нередко сваливают на судьбу последствия своих собственных буй- 

ных страстей, - сказала Ревекка. - Но я прощаю тебя, Буагильбер, тебя, 

виновника моей безвременной смерти. У тебя сильная душа; иногда в ней 

вспыхивают благородные и великие порывы. Но она - как запущенный сад, 

принадлежащий нерадивому хозяину: сорные травы разрослись в ней и заглу- 

шили здоровые ростки. 

- Да, Ревекка, - сказал храмовник, - я именно таков, как ты говоришь: 

неукротимый, своевольный и гордый тем, что среди толпы пустоголовых 

глупцов и ловких ханжей я сохранил силу духа, возвышающую меня над ними. 

Я с юности приучался к воинским подвигам, стремился к высоким целям и 

преследовал их упорно и непоколебимо. Таким я и останусь: гордым, неп- 

реклонным, неизменным. Мир увидит это, я покажу ему себя; но ты прощаешь 

меня, Ревекка? 

- Так искренне, как только может жертва простить своему палачу. 

- Прощай, - сказал храмовник и вышел из комнаты. 

Прецептор Альберт Мальвуазен с нетерпением ожидал в соседнем зале 

возвращения Буагильбера. 

- Как ты замешкался! - сказал Альберт. - Я был вне себя от беспо- 

койства. Что, если бы гроссмейстер или Конрад, его шпион, вздумали зайти 

сюда? Дорого бы я поплатился за свое снисхождение!.. Но что с тобою, 

брат? Ты еле держишься на ногах, и лицо твое мрачно, как ночь. Здоров ли 

ты, Буагильбер? 

- Здоров, - отвечал храмовник, - здоров, как несчастный, который зна- 

ет, что через час его казнят. Да нет, впрочем, - вдвое хуже, потому что 

иные из приговоренных к смерти расстаются с жизнью, как с изношенной 

одеждой. Клянусь небесами, Мальвуазен, эта девушка превратила меня в 

тряпку! Я почти решился идти к гроссмейстеру, бросить ему в лицо отрече- 

ние от ордена и отказаться от жестокости, которую навязал мне этот ти- 

ран. 

- Ты с ума сошел! - сказал Мальвуазен. - Таким поступком ты погубишь 


Страница 148 из 176:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147  [148]  149   150   151   152   153   154   155   156   157   158   159   160   161   162   163   164   165   166   167   168   169   170   171   172   173   174   175   176   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"