Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Тогда пытается отворить окна – или покричать, или уж… того… Но стрельчатые 

замковые окна имеют сплошные рамы, и никак не открываются. 

Хачатурян начинает бегать на своих коротких ножках по залу и материться с 

возрастающим напором. И к четырем часам всякое терпение его иссякает, и он 

решает для себя – вот ровно в четыре, а там будь что будет! да провались они 

все! 

А на подиуме меж окон стоит какая-то коллекционная ваза, мавританская 

древность. Красивой формы и изрядной, однако, емкости. И эта ваза все более 

завладевает его мыслями. 

И в четыре он, мелко подпрыгивая и отдуваясь, с мстительным облегчением 

писает в эту вазу и думает, что жизнь не так уж плоха: замок, вино, павлин… и 

высота у вазы удобная. 

А часы бьют четыре раза, и с последним ударом врубается из скрытых динамиков 

с оглушительным звонок «Танец с саблями!» Дверь с громом распахивается – и 

влетает верхом на швабре совершенно голый Дали, маша над головой саблей! 

Он гарцует голый на швабре через весь зал, маша своей саблей, к 

противоположным дверям – они впускают его, и захлопываются!.. 

И музыка обрывается. 

Входит церемониймейстер и объявляет, что аудиенция дана. 

И приглашает к выходу. 

Остолбеневший Хачатурян судорожно приводит себя в порядок, справляясь с 

забрызганными брюками. На крыльце ему почтительно вручают роскошный, голландской 

печати, с золотым образом, альбом Дали с трогательной надписью хозяина память об 

этой незабываемой встрече. 

Сажают в автомобиль и доставляют в отель. 

По дороге Хачатурян пришел в себя и хотел выкинуть к черту этот поганый 

альбом, но подумал и не стал выкидывать. 

А там его ждут и наперебой расспрашивают, как прошла встреча двух гигантов. И 

он им что-то такое плетет о разговорах про искусство, стараясь быть 

немногословным и не завраться. 

В тот же день полное изложение события появляется в вечерних газетах, причем 

Дали в простительных тонах отзывается об обыкновении гостя из дикой России 

использовать в качестве ночных горшков коллекционные вазы стоимостью в сто тысяч 

долларов и возрастом в шестьсот лет. 

Так или иначе, но больше Хачатурян в Испанию не ездил. 

 

Байки скорой помощи 

 

ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ 

 

О старый Ленинград, коммуналки Лиговки и Марата! Только врачи и милиция знают 

изнанку большого города. Какие беспощадные войны, какие античные трагедии. Не 

было на них бытописателя, запрещена была статистика, и тонут в паутине отошедших 

времен потрясающие душу и разум сюжеты: простые житейские истории. 

Не любил старичок шума. Тихонький и ветхий. Раз в неделю ходил в баньку, раз 

в месяц стоял очередь за пенсией. Смотрел телевизор «Рекорд» и для подработки 

немножко чинил старую обувь. 

И жил в той же квартире, пропахшей стирками и кастрюлями, фарцовщик. Как 

полагается фарцовщику, молодой, наглый и жизнерадостный. Утром он спал, днем 

фарцевал, а после закрытия ресторанов гулял ночь дома с друзьями и девочками. 

Они праздновали свое веселье и занимались сексом, и даже групповым. 

С этим развратом старичок, ветеран всех битв за светлое будущее, как-то 

мирился. Хотя чужое бесстыжее наслаждение способствует неврастении. По морали он 

был против, но по жизни мирился. А что сделаешь. Фарцовщик здоровый и нахальный. 

А вот что музыка до утра ревела и танцы топотали, это старичка сильно 

доставало. Сон у него был некрепкий, старческий; да хоть бы и крепкий, рев 

хорошей аппаратуры медведя из берлоги поднимет. 

Будь наш старичок медведь, он бы им, конечно, давно скальпы снял. Покрошил 

ребрышки. Но сила была их, и поэтому он только вежливо просил. Мол, после 

двадцати трех часов по постановлению Горсовета прошу соблюдать тишину. Обязаны 

выполнять, люди спать должны. 

Сначала он активно протестовал, требовательно, но ему щелкали небрежно по 

шее, и он притих. Пробовал и милицию вызывать, но с милицией они договаривались 

дружески, совали в лапу, подносили стакан, подвигали обжимать девок, и та 

миролюбиво отбывала. По отбытии старичка слегка били. Не били, конечно, а так, 

трепали. Для назидательности. Чтоб больше не выступал. 

Прочие соседи вмешиваться боялись. Порежут еще эти бандюги. А так выпить 

угостят. Старичок же не пил. Он был старого закала, очень порядочный. И 

несгибаемый. И жил, главное, через стенку, весь звуковой удар на себя принимал: 

каблуки гремят, бляди визжат, диваны трещат – и музыка орет. Спокойно ночи. 

Постучать в стенку тоже нельзя – в лоб получишь. Так он избрал такой способ 

сопротивления. Он садился в коридоре на табуретку, под лампочку, между кухней и 

туалетом. И когда кто-нибудь туда шел, старичок делал замечание: 

– Прошу вас перестать шуметь, пожалуйста. Иначе я буду вынужден принять меры. 

Я вас предупреждаю. 

Он с изумительной настойчивостью это повторял, и к нему постепенно привыкли, 

как к говорящему попугаю. Пьяные не обращали внимания, а потрезвей иногда 

откликались: «Добрый вечер, дедуля; конечно». 

Уснуть это старичку, разумеется, не помогало, но помогало уважать себя. 

Потому что не смирился, не дал себя запугать, но в культурной и безопасной форме 

продолжал противостоять безобразию и бороться за свои права. Мирный Китай делал 

агрессивной Америке четыреста сорок седьмое серьезное предупреждение, и 

сосуществование различных систем продолжалось своим чередом. 

Вот он дежурит на своем тычке, а один гость в ответ: 

– Да пошел ты на…, старый хрен. Не свисти тут. 

Старичок побелел и повторяет: 

– А я вам говорю – чтоб прекратили шум! 

А гость пьяной губой шлепает: 

– Ссал я на тебя. – И, глумливо не закрывая дверь, журчит мерзкой струей в 

унитаз. 

Старичок прямо затрясся, зазаикался: 

– Хам. Подонок. Мерзавец. Стрелять таких. 

– Чего-чего-о? – И пьяный его пятерней в лицо, пристукнул головой о стенку. 

Старичок заплакал от бессильного унижения. 

– Последний раз, – плачет, – предупреждаю! – И кулачок сжал. 

«Он глист плешивый», – слюнявит гость и, скрывшись в комнате, прибавляет 


Страница 74 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73  [74]  75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"