Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

заслуги, тихо уволили на пенсию. И всех офицеров постарше уволили. Молодых 

раскидали по другим частям. С капитанов-дежурных сняли по одной звездочке и 

отправили командовать взводами. С лейтенантов-ассистентов тоже сняли по 

звездочке и запихали в самые дыры, но ведь – «дальше Кушки не пошлют, меньше 

взвода не дадут…» Технику увели, строения передали колхозу. А 

старшину-знаменосца тоже уволили, никак более не репрессируя. Фронтовик, 

немолод, кавалер орденов Солдатской Славы всех трех степеней… жалко старшину, да 

и не до него… пусть живет! 

И старшина стал жить… Ехать ему было некуда. Все его малое имущество и жена с 

детишками были при нем, а больше у него ничего нигде на свете не было. И он 

остался в деревне. 

Его с радостью приняли в колхоз: мужиков не хватает, а тут здоровый, всем 

известный и уважаемый, военный, хозяйственны; выделили сразу старшине жилье, 

поставили сразу бригадиром, завел он огород, кабанчика, кур, – наладился к 

гражданской жизни… 

Через год, на день Победы, 9 Мая, пришли к нему пионеры. Приглашают на 

праздник в школу, как фронтовика, орденоносца, заслуженного человека. 

У старшины, конечно, поднимается праздничное все-таки настроение. Жена 

достает из сундука его парадную форму, утюжит, подшивает свежий подворотничок, 

он надевает ордена и медали, выпивает стакан, разглаживает усы, и его с помпой 

ведут в школу. 

Там председатель совета пионерской дружины отдает ему торжественный рапорт. 

На шею ему повязывают пионерский галстук – принимают в почетные пионеры. И он 

рассказывает ребятишкам, как воевал, как был ранен, и как трудно и героически 

было на войне, и как его боевые друзья клали свои молодые жизни за счастье вот 

этих самых детей. 

Ему долго хлопают, и потом ведут по школе на экскурсию. Показывают классы, 

учительскую, живой уголок с вороной и ежиком. А в заключение ведут в комнату 

школьного музея боевой славы, чтобы он расписался в Книге почетных посетителей. 

И растроганный этим приемом и доверчивыми влюбленными взглядами и щебетом 

ребятишек, старшина входит в этот школьный их музей боевой славы, и там, среди 

витрин с ржавыми винтовочными стволами и стендов с фотографиями из газет, меж 

пионерских горнов и барабанов, он видит знамя их полка. 

Оно стоит на специальной подставке, выкрашенной красной краской, развернуто и 

прикреплено гвоздиками к стене, чтобы хорошо было видно. 

И над ним большими, узорно вырезанными из цветной бумаги буквами, по плавной 

дуге, идет вразумительная поясняющая надпись: 

 

ЗНАМЯ 327-го ГВАРДЕЙСКОГО СЛАВГОРОДСКОГО 

ОРДЕНА БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО МОТОСТРЕЛКОВОГО ПОЛКА 

подарено пионерской дружине N 27 имени Павлика Морозова командованием части 

 

…Это его пионеры сперли. Для музея. Сказали учителям, что подарили. Учителя 

очень радовались. 

…История умалчивает, что сказал старшина пионерам, когда пришел в себя, и что 

он с ними сделал. Также неизвестно, как он добрался до дома. Но по дороге он из 

конца в конец улицы погонял деревенских мужиков, намотав ремень с бляхой на 

кулак и сотрясая округу жутчайшим старшинским матом. Силен гулять, с 

восторженным уважением решили мужики. 

Через час кабанчик был продан, а жена, в ужасе глотая слезы, побежала за 

самогоном. Курей старшина извел на закуску. И сказал жене, что ноги его в этой 

деревне не будет. Он вообще ненавидит деревню, ненавидит сельское хозяйство, а 

уж эту-то просто искоренит дотла. И завтра утром едет искать работу в 

Ленинграде. Иначе он за себя не отвечает. Пионерскую дружину он передушит, школу 

сожжет, а учителей повесит на деревьях вдоль школьной аллеи. 

Вот так в Ленинградском Нахимовском училище появился двухметровый, усатый и 

бравый старшина, который еще двадцать лет на парадах в Москве ходил со знаменем 

училища перед строем нахимовцев, с широкой алой лентой через плечо, меж двух 

ассистентов с обнаженными шашками, и по телевизору его знала в лицо вся страна. 

 

Крематорий 

 

В хрущевскую эпоху улучшения жилищных условий населения в Ленинграде решили 

построить крематорий. Провели открытый конкурс проектов, и победил немецкий 

проект. То ли сказалось низкопоклонство перед заграницей, то ли у немцев больший 

опыт в строительстве крематориев. А вернее всего, что отцы города 

воспользовались возможностью съездить за казенный счет в Германию – для обмена 

опытом по данному вопросу и получить взятки в дойчмарках. 

Отгрохали – праздник для глаз. Газоны зеленые, корпуса белые, труба 

квадратная – последнее слово современного архитектурного дизайна. Произнесли 

речи о пользе международного сотрудничества и заботе партии о народе, разрезали 

под аплодисменты красную ленточку – торжественно пустили в эксплуатацию еще один 

объект семилетки. 

Но сам собой покойник ведь в трубу не вылетит. Надо набрать соответствующий 

персонал. 

А это оказалось отнюдь не просто. Смерть – дело житейское, так что хороших 

кладбищ на всех тоже не хватало. Обычный же могильщик – он вполне соответствует 

беспечному пьянице из Шекспира, минус поправка на британскую цивилизованность. 

Он мелкий вымогатель со следами дружеского мордобоя на лице, всем обликом 

напоминающий, что надо дать ему на водку. И погребальной торжественности на нем 

видно не больше, чем на еже – гагачьего пуха. Напротив: замызганным ватником и 

лопатой в мозолистых руках он как бы обвиняет клиентов, что он – пролетарий за 

работой, а они – нарядно одетые бездельники, эксплуатирующие его труд. Это 

создает у посетителей чувство классовой неполноценности и потребность откупиться 

от справедливой неприязни пролетария могилы. Что последнему и требуется. 

Для крематория было приказано набрать приличных молодых людей, желательно со 

специальным образованием. Управление коммунального хозяйства интересуется – это 

ж какое такое специальное образование? вы что имеете в виду – духовную 

семинарию? Отвечают: без дурацких намеков! ну… психологический факультет 


Страница 7 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"