Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Хороший дядя драматург. Настоящий. Крупный. 

– Вот, – говорит, хо-хо-хо! такая, понимаете, история. Так что, если можно… 

не моряк, что поделать. 

– Ох-ха-ха-ха! – надрывается Головко. Развинчивает авторучку, чертит в углу 

рапорта собственноручную резолюцию, размашисто подписывает, складывает лист и 

швыряет через стол дяде. – Ну, спасибо за спектакль! потешил старика! А я-то 

думаю, откуда это ты в таких подробностях все это знаешь!.. Погоди-ка, – и 

жестом велит вестовому поставить еще бутылку. – Выпьем еще, посидим. Давненько я 

так не веселился! Ну-ка расскажи еще раз, как он шпалер в гальюне забыл… 

ха-ха-ха! 

И к двум ночи вдребезги пьяный дядя, знаменитый драматург Штейн, является на 

своем ЗиМе домой. Шофер его вводит в двери, дядя, с красной физиономией, 

сильнейше благоухая на весь дом хорошим коньяком, благодушный и 

снисходительно-гордый, падает в своей распахнутой шубе в кресла. 

А племянник, уже синий он непереносимого волнения – судьба решается! – бегает 

по стенам в полубессознательном состоянии. И смотрим на дядю, как блоха на 

собаку, которою можно прокормиться и выжить, а может она тебя и выкусить. 

Тетя говорит: 

– Сашенька, не томи же душу. Мальчик весь извелся. Ну что, таки он подписал 

это заявление? Прошу тебя! 

Дядя лыбится и извлекает из себя звук: 

– Ы!.. салаги!.. на! 

И гордо пускает племяннику через комнату порхающий рапорт. 

Тот его ловит, вспыхивает счастливым лицом, дрожащими руками разворачивает, и 

читает наискось угла крупным твердым почерком резолюцию: 

 

«ПУСКАЙ ПОСЛУЖИТ! ГОЛОВКО.» 

 

И этот личный верховный приказ так шарахнул его по нежному темечку, то он 

беспрекословно убыл к месту службы и безмолвно тянул лямку положенные еще пять 

лет. И больше он к дяде не обращался ни по каким вопросам никогда в жизни. 

Но дядя же недаром был великий драматург. Он был крупной и сообразительной 

личностью, и ежели бы угодил на флот самолично, а не племянник, то уж он бы 

дослужился точно до адмирала, невзирая на образованность и национальность. 

Потому что он, в отличие от неудачника-племянника, обладал в полной мере главным 

достоинством людей, умеющих добиваться любых целей, – умением обращать свои 

поражения в победы. 

Потому что все это он скомпоновал в форме пьесы, использовав все детали и 

подробности, вплоть до включения в текст подлинных стихов бедолаги-племянника. А 

идея пьесы полностью соответствовала командной директиве Головко: пускай 

послужит! Пьеса получилась в меру смешная, в меру драматичная, и вполне 

назидательная для среднего флотского комсостава. И театры ее взяли на ура. 

Называется пьеса «Океан». Люди постарше хорошо ее помнят. 

Премьера состоялась в БДТ у Товстоногова, и билетики стреляли за два 

квартала. Вот что значит подойти к делу с умом и талантом. 

Характерно, что недотепу-старлея играл Юрский, и зал аплодировал его выходкам 

и речам, а его положительного командира – сугубо положительный Лавров, игравший 

всех положительных от Молчалина до Ленина; этот расклад ролей в полной мере 

отразился на их собственных судьбах, когда первый много лет бедствовал, а второй 

процветал. Товстоногов умел видеть суть актера!.. Но это уже, как говорится, 

совсем другая история. 

 

Оружейник Тарасюк 

 

1. ЗАГРОБНЫЙ СТРАЖ 

 

Биологическая селекция членов Политбюро была окутана большей тайной, чем 

создание философского камня; хотя несоизмерима с ним ни по государственной 

важности, ни по расходам. Когда хозяин Ленинграда и секретарь обкома товарищ 

Романов выдавал замуж свою дочь, так Луи XV должен был зашататься на том свете 

от зависти. Пир был дан в Таврическом дворце, среди гобеленов и мраморов 

российских императоров, и через охрану секретных агентов не проскочила бы и 

муха. Кушать ананасы и рябчиков предполагалось с золота и фарфора царских 

сервизов. Вот для последней цели и было велено взять из запасников Эрмитажа 

парадный сервиз на сто сорок четыре персоны, унаследованный в народную 

сокровищницу от императрицы Екатерины Великой. 

Последовал звонок из Смольного: сервиз упаковать и доставить. Хранительница 

отдела царской посуды, нищая искусствоведческая краска на ста сорока рублях, 

дрожащим голосом отвечала, что ей требуется разрешение директора Эрмитажа 

академика Пиотровского. Потом она рыдала, мусоля сигаретку «Шипка»: севрский 

шедевр, восемнадцатый век!.. перебьют! вандалы! и так все распродали… 

Академик известил, обмирая от храбрости: «Только через мой труп». Ему 

разъяснили, что невелико и препятствие. 

Пиотровский дозвонился лично до Романова «по государственной важности 

вопросу». Запросил письменное распоряжение Министра Культуры СССР. Но товарищ 

Романов недаром прошел большой руководящий путь от сперматозоида до члена 

Политбюро, и обращаться со своим народом умел. «Это ты мнепредлагаешь у Петьки 

Демичева разрешение спрашивать? – весело изумился он. – А хочешь, через пять 

минут тебя попросит из кабинета на улицу новый директор Эрмитажа?» 

Пиотровский был кристальной души и большим ученым, но тоже советским 

человеком, поэтому он, не кладя телефонную трубку, вызвал «скорую» и уехал 

лежать в больнице. 

За этими организационными хлопотами конец дня перешел в начало ночи, пока 

машина из Смольного прибыла, наконец, к Эрмитажу. И несколько крепких ребят в 

серых костюмах, сопровождаемые заместителем директора и заплаканной 

хранительницей, пошли по гулким пустым анфиладам за тарелками для номенклатурной 

трапезы. 

Шагают они, в слабом ночном освещении, этими величественными лабиринтами, и 

вдруг – уже на подходе – слышат: ту-дух, ту-дух… тяжкие железные шаги по 

каменным плитам. 

Мерный, загробный звук. 

Они как раз проходят хранилище средневекового оружия. Секиры и копья со стен 

щетинятся, и две шеренги рыцарей в доспехах проход сторожат. 

Ту-дух, ту-дух! 

И в дверях, заступая путь, возникает такой рыцарь. 

В черном нюрнбергском панцире. Забрало шлема опущено. В боевой рукавице 


Страница 65 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64  [65]  66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"