Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

гаванская сигара, привет пламенного Фиделя, продолжала исправно куриться, даже 

когда финн, захрапев, выпустил ее изо рта и она скатилась на ковер. Да не 

бухарский был коврик, не персидский – синтетический. А не кури при синтетическом 

ковре престижную гаванскую регалию, не то чину. Черное пятнышко расползлось под 

багряной боеголовкой сигары, расползлось и лопнуло, и края ширящейся дырки 

вспыхнули желто-синим вонючим огоньком. Плавно достиг тот огонек края нейлоновой 

занавески, и угла нитролаком крытой тумбочки, и бумажных стенных обоев, и 

заполыхало все весело и могуче. 

Коридорная спала, дымок почти не пробивался за плотную дверь номера, улица 

была пуста в глухой час, и только ранние повара на кухне «Крыши», где кабак 

готовили к завтраку, поморщили носы от нестандартной вони из вентиляции. Вонь 

приобрела дымную видимость и аварийную концентрацию, послышались вопли и топот, 

зазвенели разбитые стекла, и когда воющие пожарные машины влетели в улицу 

Бродского (но не того, который нобелевский лауреат, а того, который Ленина 

рисовал): радужное пламя лупило из верхнего этажа, с муравьиной суетливостью 

выволакивали пожитки иностранцы, а по крыше гостиницы бегали три друга-богатыря, 

три повара в белых курточках и белых колпаках, крыли с небес матом и истошно 

требовали вертолет для спасения: дым синтетики вообще влияет на мозги. 

Пожарные зычно обматерили одуревших и вороватых поваров, потом споро 

перекачали на крышу гостиницы сотню тонн воды из магистрали, все не успевшее 

сгореть было хорошо затоплено, сосульки свесились с почерневших лепных карнизов, 

и с тем притон тлетворного иностранного влияния надолго вышел из строя, встав на 

капитальный ремонт. Старожилы помнят это замечательное утро. 

 

 

10. КУРТИЗАНКА КГБ 

 

При каждой гостинице, в каждом интуристовском кабаке, сидели гэбэшники: по 

штату надзирали за контактами иностранцев с совками. Они бесплатно пили и 

бесплатно закусывали. Фарцовщики дарили им джинсы и часы «Сейко», бармены 

снабжали американскими сигаретами, а проститутки делились деньгами. Хорошо быть 

стукачом. 

Отстегивала им и Марина налог на государственную безопасность. 

И тут в баре «Октябрьской» стиснули ее под локоток и приказали, чтобы 

спокойно и без шума. И спокойно и без шума привезли на Литейный. В Большой, 

стало быть, Дом. В животе у Марины сделалось худо. А кому там делалось хорошо. 

Не санаторий. 

– Что, красавица, грохнула турмаша? – осведомился улыбчивый молодой 

комитетчик, откинувшись за столом. 

Марина прикинула, что ей шьют, завибрировала и взвилась. 

– Убийство и грабеж иностранного гражданина, – поцокал удовлетворенно 

комитетчик. – А гостиница? Это ж на сколько миллионов ты сожгла народного 

достояния!.. 

– Я его не трогала! – шепотом закричала Марина. 

– Уж не трогала. Облико морале, – вздохнул комитетчик: – Тунеядка, 

проститутка, валютчица. Бомж. 

Марина пустила беззащитную слезу социальной жертвы. Комитетчик раскрыл папку 

и ознакомил Марину со славными вехами ее боевого пути. Слеза высохла. 

– Да на кой черт мне его убивать!!! 

– А вот это ты сейчас и расскажешь. 

Через час она подписала добровольное сотрудничество с органами. Вступать в 

контакт с указанными лицами. Собирать и передавать информацию на поставленные 

темы. Строгое неразглашение. Агентурная кличка «Рябина». 

– Я знал, что вы все-таки советский человек. 

– А то какой же, – угрюмо подтвердила Марина. 

– Языком владеешь? 

Марина покраснела. 

– Английским, дура! Отправишься на курсы. Я из тебя переводчицу сделаю, 

поняла? Возможности перед тобой откроются. Но – смотри! 

…Первым объектом явился шведский инженерик. Когда в «Астории» его пыталась 

снять конкурентка, приблизился неприметный мужичок и одной фразой вымел ее за 

дверь. 

Шведик вел себя – прелесть. Возил на «вольво», дарил парфюмерию, знакомил с 

партнерами. Но все ее попытки заговаривать об его работе неукоснительно 

игнорировал. 

– Ну ничего ж по делу не сказал, дубина, – пожаловалась она, когда пришла 

пора сдавать отчет. 

Ее патрон хмуровато повертел пепельницу: 

– Что значит – ничего?.. Бери бумаги – пиши! 

– Чего писать?.. 

– Говорил, что строительство в порту начнется… – и продиктовал ей текст, за 

который немедленно хотелось дать звание майора разведки. – Подпись. Число. 

Поняла? 

– Поняла… – похлопала ресницами Марина. 

– И не вздумай!.. 

– Не вздумаю, – пообещала она. 

– Главное – работа, – завершил патрон. – Чтоб был виден результат усилий. Это 

будет оценено. А то – «не-ечего…» 

И по следующему объекту, толстому шумному немцу, Марина выдала такой 

результат, что немца нужно было бы судить нюрнбергским трибуналом. Отчет 

вернулся к ней, пестрея красной редактурой. 

– Охренела? Не зарывайся, сгоришь. Скромнее, девушка. 

Марина поняла службу – поперла лафа. Поднаторев в составлении отчетов, она 

наслаждалась безнаказанность: шикуй, еще и спасибо скажут. 

Через полгода она купила двухкомнатную кооперативную квартиру. Швейцары 

приветствовали ее зеленую «Волгу». Первой в Ленинграде обрела она статус «дамы 

для сопровождения деловых людей». Такое сопровождение стоит дорого, и деловые 

люди были недешевые. 

– Старуха, ты живешь на стольник в день, – предостерег ее при встрече сам 

Фима Бляйшиц. В те времена это была нормальная месячная зарплата, баснословные 

деньги. Но она ждала своего часа. 

 

 

11. ШЕЙХ В «МЕРСЕДЕСЕ» 

 

Шейх был девяносто шестой пробы и выглядел как родной брат Ясира Арафата. Он 

ослеплял белым бурнусом и накидкой с обручем на голове, как там это у них 

называется. Шейх занимал четыре люкс-апартамента в «Астории». Шейх имел гешефт с 

нефтью, как все порядочные шейхи (продавал), и с оружием покупал, естественно). 

И где-то там у себя в аравийских пустынях имел большой вес. Не то он был 

потомком Магомета, не то родственником самого Аллаха по боковой линии, не то 


Страница 57 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56  [57]  58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"