Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

заботилась только о тебе? Я-то и здесь могу прожить, я здесь родилась и 

привыкла, а ты же вымрешь, ты же цивилизованный, балда. 

Англичанин заплакал над разбитым идеалом и поклялся завтра же начать 

готовиться к отъезду. 

Вот тут-то обнаружился хрен ему в глотку, чтоб голова не болталась. 

Потому что если каждый советский гражданин начнет собираться в Англию, то кто 

останется здесь. 

– Простите, а на каком основании вы хотите эмигрировать в Англию? 

– Что значит на ком основании? Я хочу там жить! 

– Одного желания мало. Есть закон, есть законные основания. Воссоединение 

семей, скажем. Ваша семья здесь, вы советский гражданин… 

Эта сказка про белого бычка крутилась еще несколько месяцев, пока до 

несчастного не дошло, что обратного пути в Англию ему, советскому гражданину, 

больше нет. 

Он стал рваться к английскому консулу, перехвачен милицией, отметелен в 

пикете и строго предупрежден. 

Мышеловка захлопнулась крепко. 

Когда до несчастной Марины дошло, что Англия накрылась по милости этого 

беспробудного обалдуя навсегда, она, надо отдать ей справедливость, сразу 

потеряла к нему всякий интерес. Она отобрала у него получку, продала его золотые 

запонки, и знакомой дорогой отправилась в кабак – отвести душу. 

Со злым весельем предалась прежнему ремеслу, наставляя англичанину рогов куда 

больше, чем могло уместиться на его незадачливой голове. Домой она приходила 

отдыхать и переодеваться. 

Доведенный до помешательства англичанин поставил ей однажды синяк, какой она 

предъявила в парткоме и профкоме комбината вкупе с грамотной телегой, и 

англичанина разобрали на профсоюзном собрании и осудили его моральный облик. Он 

был на грани шизофрении, не в силах осознать происходящее. 

– Посажу на два года, – холодно пригрозила Марина, – а сама останусь в этой 

комнате. 

Коллеги сжалились над бедным Болтом и как-то после работы пригласили его с 

собой выпить. 

Он выпил, и ему в самом деле полегчало, безысходные проблемы смягчились в 

сознании и отошли в туманец на второй план, жить все-таки можно было: 

– Да что ты, нормально все, гляди: работа есть? есть. Жилье есть? есть. 

Получка есть? есть. Жена гуляет? так откоммунизди ее так, чтобы следов не 

оставалось – по животу, по почкам, понял? хочешь, мужика наймем за бутылку, он 

ее так уделает, что закается гулять, сука! Да заделай ей ребенка, пусть сидит 

нянчит. Да ничо, Болтяга, держи морду огурцом, не ссы – прорвемся! 

И англичанин, находя отрадное забвение единственно в этом состоянии, спился с 

ужасающей скоростью. Он попал в вытрезвитель раз, другой, его уволили с 

комбината, пристроили из жалости вахтером, пил он и на вахте, и быстро научился 

у магазина сшибать двугривенные, упирая на свое английское происхождение; он 

сделался достопримечательностью Соснового Бора, любимым, как бывает в деревне 

любим добрые безвредный дурачок, от которого жизнь как-то интереснее. 

Марина продала мебель, оставив голые стены, и решила, что раз Англия не 

выгорела, надо покорять как минимум Ленинград. 

 

 

7. ЕЕ УНИВЕРСИТЕТЫ 

 

Был такой анекдот: 

Профессор филологии посетил публичный дом. И вот после любви, отдыхая с 

девицей в кровати, он заговорил с ней об единственно, что знал – о литературе. И 

тут девица проявляет такую начитанность, такую эрудицию и полет мысли 

необыкновенный, что профессор в изумлении восклицает: «Боже, девушка, что же вы 

здесь делаете? да вам надо… в университет, на филфак!» На что девица, 

потупившись от смущения, с неловкой укоризной возражает: «Ах, ну что вы, 

профессор, меня мама сюда-то еле отпустила…» 

Анекдот этот, на филфаке же рожденный, эдакое саморекламно-циничное 

удальство, имеет не большее отношение к действительности, чем женское общежитие 

лимитчиц – к публичному дому: то есть некоторое отношение все-таки имеет, но 

довольно преувеличенное. 

Как именно Марина поступила на филфак – история умалчивает. Экзамены, 

говорят, это лотерея; почему ж обязательно лотерея, есть и другие игры, менее 

известные и более азартные и прибыльные. Мало ли срезалось при поступлении 

светил-медалистов, и мало ли поступило удивительных серых дятлов, причем, что 

еще удивительнее – дятлов без связей. Экзамены-то у них принимали в основном 

такие же дятлы, испытывавшие, вероятно, родственные симпатии к собратьям по 

интеллектуальному увечью. 

Филфак, как известно не обременяет студента начерталками, анатомиями и 

прочими сопроматами; трепологический факультет, где более ценится 

расплывчато-общая культура и умение изящно рассуждать на отвлеченные темы. 

Ценится на нем, естественно, как и везде, женская красота – «факультет 

невест», – но менее, чем на «мужских» факультетах, – по причине именно 

недостатку мужчин и избытка барышень. Да и мужчина филфаковский редко похож на 

мужчину: тощ, хил, очкаст, шандарахнут, либо же – будущий загранпереводчик – 

прилизан, обтекаем и бескостен. Настоящий мужчина, боец и пахарь, в том числе по 

женской части, среди филологов редкость. 

Утром Марина ездила на занятия, балдея от своего статуса и своей учености – 

студентка университета!!! – а вечером балдела от красивой возвышенной бедности 

студенческого общежития: четыре койки впритык, чаек с пряниками и мудрые 

хрестоматии. 

Зато суббота после стипендии гудела всеобщей выпивкой и танцами до середины 

ночи, все площадки и закоулки были заняты парочками, и каждое после этого 

воскресное утро комендантша Марья Ивановна сволакивала вниз с площадки перед 

чердачной дверью неистребимый тюфяк, скорбно голося: «Да когда ж прекратится 

наконец это блядство!..» На что встречный студент постарше обязательно замечал: 

«Помилуйте, Марья Ивановна, имеет же право студент на половую жизнь», чем 

неизменно приводил ее в совершеннейшее неистовство. 

Марина благополучно сдала первую сессию и с некоторым даже недоверием 

убедилась, что не тупее многих других. А сдав, несколько расправилась и 


Страница 54 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"