Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

потусторонний звон. 

Он наклонился и взял окурок, чтоб бросить его в урну, и в этот миг его шляпа 

свалилась с головы прямо на асфальт, и нечем было ее подхватить, потому что 

одной руке нельзя было расстаться с портфелем, а другой следовало обязательно 

кинуть сначала окурок в урну. И, наклоненный, он увидел, как большой, грубый, 

черный, воняющий мерзкой казенной ваксой милиционерский сапог глумливым 

движением близится, касается белоснежной драгоценной шляпы и, оставляя отметину, 

откидывает ее по заплеванному асфальту в сторону. 

Звон грохнул беззвучными небесными литаврами, Фима выдернул из-под мышки 

пистолет и трижды выстрелил милиционеру в грудь. 

Потом поднял шляпу, медленно и бережно вытер ладонью и надел на голову. 

Не взглянул на тело, растер ногой окурок и тихо вошел в подъезд, аккуратно 

закрыл за собой дверь. 

Двое мальчиков спускались навстречу с площадки с раскрытыми ртами. 

– Свободны, – устало сказал им Фима. – Вас здесь не было. – И стал 

подниматься по лестнице к себе домой. 

– Мама, – сказал он, – я хочу отдохнуть. Если позвонят – проводи ко мне. 

На суде, уже после его последнего слова, расстрел шел однозначно, судья не 

выдержала: 

– Ну скажите, за что вы все-таки его убили? 

– За шляпу, – ответил Фима. 

 

Легенда о соцреалисте 

 

Советский писатель – это, я вам доложу, продукт особенный. Если специалист 

подобен флюсу, то специалиста столь характерного, как именно советский писатель, 

трудно даже уподобить какой-либо цензурной части тела. 

Фокус в том, что когда совписатель становится профессионалом, он втягивает в 

жизнь столь специфическую, что скоро абсолютно теряет представление, как там 

живет народ, и что там вообще кругом делается. Чтоб публиковаться в 

издательствах и журналах, получать путевки в дома творчества и 

загранкомандировки и вообще держаться на плаву в литературном процессе, 

необходимо постоянно поддерживать связи в своем клане: пускать пар в свисток. 

Быть на виду, оказывать услуги нужным фигурам, прознавать важные новости, 

участвовать во всяких мероприятиях и говорильнях, и все это поглощало полностью 

все время, силы и интересы. А с целью «собирать материал» о жизни «простого 

народа» выписывались «творческие командировки» по стране: писателя встречали, 

поили-кормили, ублажали и возили на экскурсии: пусть посмотрит сочинитель, 

совесть народная, как доятся рабочие и выполняют план по маслу коровы и быки. 

Поэтому в эмиграции совписателю трудно: непривычно. Он ведь, собственно, 

ничего не знает. Он ведь, собственно, жив в некоем аквариуме, где рыбки жрали 

самосильно друг друга и воевали за жирного червячка и сытное место при кормежке. 

Вот так один московский письменник свалил по израильской визе в Америку и там 

выхлопотал у издательства заказ на роман, обличающий ужасы и агрессивность 

советского строя. Он с энтузиазмом угромоздился за стол, мысленно упиваясь 

суммой будущего гонорара в прикиде на всякие хорошие и красивые вещи, и… вскоре 

с обескураженностью и паникой обнаружил, что об советской жизни не знает вовсе 

ничего! Ну начисто! А что знает – то слышал по «Свободе» и «Би-Би-Си». Поскольку 

все осознательные годы и прожил в Центральном Доме Литераторов, устраивая свои 

дела с коллегами за выпивкой и сигаретой. 

Так он блестяще вышел из положения, накатав роман «ЦДЛ», где и изложил все, 

что ему вообще было известно о советской действительности: со злобным весельем и 

артистической раскованностью свел счеты со всеми личными врагами, наплел 

сплетен, приврал сорок бочек арестантов – и пошла книга! пошла! Но, как нетрудно 

предположить, это осталась его единственная книга за рубежом: материал жизненных 

впечатлений был исчерпан досуха. 

Вообще деловые люди Невского – фарцовщики, мясники, официанты и парикмахеры: 

элита! – за бугром вдруг как-то обнаруживали, что они пролетают, и родным 

ремеслом толком не прокормиться… Вот те и свободный мир… простор для бизнеса, 

мля!.. 

И среди прочих, кто свалил перед Московской олимпиадой в Штаты, был 

замдиректора Ленплодовощторга. Можно себе представить, каких масштабов фигурой 

он был в Ленинграде. Золотое дно, миллионные махинации: магнат. Один из хозяев 

города. Стометровая квартира на Мойке, забитая антиквариатом, белая «Волга», и 

собачке золотые зубы вставлены. Но – вечно отмазываться, совать взятки, 

комбинировать с документами, – нет возможностей гению бизнеса для настоящего 

разворота. И он свалил в страну настоящего разворота. 

И в этой бездушной Америке оказалось, что он на фиг никому не нужен. Не 

требуются этим зажравшимся заразам ни фрукты, ни овощи, ни директора плодовых 

баз. Ни тебе у них пересортицы, ни дефицита, рынок рабсилы забит 

профессионалами, а он человек уже немолодой, и его вообще на работу никуда не 

берут: делать ничего, мол, не умеет… или не больно хочет. И бывший магнат, а 

ныне балда-совок, на свое пособие начинает мрачно пропивать тоску по родине: 

русская ностальгия, классика. 

А отношения Америки с Союзом на тот момент предельно мерзкие, Империя Зла, 

понимаешь, и один мелкий литагент тут предлагает ему, среди прочих, написать 

антисоветской роман: за это вполне платят; это требуется. Он – крупная величина 

был, мозговик, менеджер, насквозь знает душившую его систему, от которой сбежал 

под угрозой сибирской каторги: чего ж ему не написать. 

Он хватается за это предложение, добивается подписания контракта, как человек 

деловой, выторговывает аванс – и становится писателем! 

Он приносит из прокатной конторы на Брайтоне машинку с русским шрифтом, 

покупает пачку бумаги, и при благоговейной тишине домочадцев начинает писать 

роман. Антисоветский. Люто все уже ненавидит. 

Пять минут начинает. Час начинает. 

Он потеет день, другой, неделю, и по прошествии недели впадает в черную 

меланхолию, и вдобавок к пособию пропивает аванс. И не может написать ни единого 


Страница 33 из 83:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  [33]  34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"